Общество

«Мое имя — не паровоз»

Алла Пугачева представила в Петербурге свой Театр песни. Или — не театр. Или — не свой

  
28

Алла Пугачева посетила Петербург, чтобы рассказать журналистам о своей давней мечте — Театре песни. Его планируется возвести на Морской набережной Васильевского острова в устье реки Смоленки на территории в 3 га. Это, кстати, сравнительно недалеко от гостиницы «Прибалтийская», стоящей на берегу Финского залива. В ней Алла Борисовна останавливалась много лет подряд, приезжая в Северную столицу на гастроли.

В последние годы Примадонна предпочитает гранд-отель «Европа», что в самом центре города на Неве. Там поселилась и в этот раз. Чтобы практически без опозданий — каких-нибудь 10−12 минут не в счет для звезды такого уровня - спуститься на полчасика в скромненький по размерам зал «Чайковский» и представить уже ставший в Петербурге скандальным проект.

О собственном Театре песни Алла Борисовна договорилась с губернатором Петербурга весной 2008 года. Город возглавляла тогда Валентина Матвиенко. Явление Пугачевой вместе с дочкой Кристиной Орбакайте на берега Невы многими петербуржцами было воспринято тогда «в штыки». По городу ходили нехорошие слухи о задуманной певицей «со товарищи» грандиозной стройке. Как говорили, «ещё одной «кукурузе». Под первой имелась в виду 400-метровая газпромовская башня, строительство которой на месте исторической Охты в течение нескольких лет активно лоббировали городские власти. Пугачева «пробивала» более скромную, «всего-то» 100-метровую «высотку» из стекла и бетона в месте, любовно именуемом петербуржцами «Морскими воротами города».

Три года назад Алла Борисовна ограничилась коротким визитом в Смольный, где «договорилась с губернатором о строительстве в принципе», а также проездом по Васильевскому, к обмельчавшей грязной Смоленке. «Эту идею я пыталась воплотить в жизнь много лет, — объясняла она. - В том, что начинаю с Санкт-Петербурга, нет ничего удивительного. Мне нравится отношение губернатора города ко всему новому и интересному. Хочется, чтобы концертных залов становилось больше, чтобы можно было творить, и никто бы тебя не сдерживал. Это моя мечта. Пусть питерский центр станет примером для других городов и стран».

За прошедшие годы стройка так и не началась. Сначала говорили, что помешал кризис. Потом — о смене инвестора. Затем — о замене архитектора, а с ним и проекта…

… Она вошла в зал, остановилась у порога.

— Ну, здравствуйте!

Помолчала.

— А где аплодисменты, не слышу? Вот так, — удовлетворенно кивнула головой, села. Моложавая, в излюбленном черном балахоне, привычном рыжеватом парике. На удивление в этот вечер доброжелательная (прессу, как сама не раз во всеуслышание заявляла, Пугачева не жалует). Оглядела присутствующих:

— Чего молчите? Спрашивайте. Ближе к микрофону, плохо слышно? Кошмар! Хорошо, что я больше не пою.

Тут следует сделать маленькое отступление. Наш брат-журналист стал занимать очередь у входа в зал «Чайковский» отеля «Европа» часа за два до начала пресс-конференции. Всем хотелось сесть удобней, настроить аппаратуру, подготовиться к встрече с лучшей без сомнения отечественной артисткой эстрады последних 30 лет. Но готовиться, как оказалось, особенно и не требовалось. Об этом позаботились организаторы действа. Составленные ими загодя вопросы, напечатанные на аккуратно разрезанных листах бумаги, были выданы «правильным» журналистам. «А ты разве не знаешь, это обязательное условие Пугачевой!», — просветил меня сидевший рядом коллега и достал из кармана несколько нарезанных листков. — У кого таких вопросов нет, слова не получит, проси — не проси".

Прочитала некоторые из «обязательных» вопросов: «Не могли бы вы вспомнить, что потрясло вас в детские годы в искусстве?»; «Довольны тем, как помогает вам с вашим театром правительство города?» и т. п. Вопросы как вопросы, только спросить хотелось в этот раз совсем об ином.

По счастью, аудитория на пресс-конференции собралась современная, к домашним заготовкам посторонних людей не привыкшая, и без особых церемоний начала задавать свои вопросы. Как и корреспондент «СП».

"СП": — Тот проект вашего Театра песни, который

— Нет никакого театра песни, всё изменилось. Театр песни Аллы Пугачевой — это я сама! А строим мы самый современный в Европе Культурно-досуговый центр. Он будет вмещать под одной крышей все то, о чем мечтает человек, влюбленный в искусство. Чтобы можно было проводить там и концерты любого уровня, и фестивали, выставки. Достойная площадка должна быть.

«СП»: — Так вот, этот проект, вами уже утвержденный, если мы правильно понимаем, очень напоминает сооружение, построенное, кажется, в Великобритании. Вот, пожалуйста, его фото из интернета.

— Правда, похож… Фи! — смотрит с недоумением на президента питерской компании, занимающейся от её имени проектом. Затем капризно сжав губки:

—  Я так не хочу!.. Мы три года искали что-то такое, чтобы было креативно, неожиданно. И вдруг это… Нет, мы все-таки доведем до конца наше дело. Так, как я считаю нужным. У меня мечта.

«СП»: - Говорят, ваш близкий друг поэт Илья Резник тоже участвует в этом «проекте мечты»?

— Резник мне не то, что друг — он брат мой. Но к этому проекту отношения не имеет. Так же как и Максим Галкин, у которого своих проектов хватает. Это не семейное дело. В нём есть, конечно, помимо моей доли, ещё и доля Кристины (Орбакайте, дочери — авт.). Но мы об этом сейчас не думаем. Главное в данный момент — построить.

«СП»: — Почему все-таки не в вашей родной Москве?

— Я могла бы сказать про Москву — ничего мне там не предлагают, нет пророка в своем Отечестве… Но я отвечу по-другому. Есть три места на Земле, где я хотела бы осуществить свой проект. Это - Санкт-Петербург, Париж и Венеция. Три самых красивых для меня города мира. Три культурные столицы. Три бриллианта. Но в Венеции давно ничего не строят. В Париже… В общем, выбрала Петербург. Хочется сделать для него что-то красивое. Оставить свой след. В центре города я бы ни за что не стала строить такое сооружение, как наш комплекс. Мы не настолько смелы. Вот в Париже возвели когда-то вопреки всем и всему Эйфелеву башню и — выиграли, она стала, как вы знаете, символом французской столицы. А у нас тут сразу бы митинги начались…

СП": — Протестные настроения, наверняка ещё будут. Жители Васильевского острова болезненно относятся к современным застройкам такого типа, как ваш комплекс. Особенно вблизи залива

— И хорошо. У нас — свобода. Нормальный процесс выражения своего мнения. Даже если в штыки. А то мы столько десятилетий только «да» и «да». Хватит. Кому-то не понравится, вызовет раздражение. А кому-то наверняка понравится. У нас изменилась общая концепция будущей стройки. Не будет 100-метрового небоскреба в виде буквы «П». Или — «А». Мне не нравится. Впрочем, его ещё предстоит утвердить специалистам. Надеюсь, все уладим и победим.

«СП»: — С нынешним губернатором Петербурга Георгием Полтавченко уже встречались, разговаривали на эту тему?

— Видите, я улыбаюсь. Значит все хорошо.

«СП»: — Но город, говорят, вышел из этого проекта

— Вышел? Да. И что?

«СП»: — Вы дружны с миллионером Михаилом Прохоровым. Во время недавней президентской компании поддерживали его кандидатуру. Может быть, у него попросить денег на вашу масштабную стройку?

— Причем тут политика? Не можете без неё. Я ничего у Миши не прошу. Никогда. Вообще, у НИХ (видимо, у миллиардеров — авт.) не прошу. Узнают всё сами, предложат и дадут сколько надо. Я гордая женщина!

«СП»: — Изменился, почти кардинально, проект комплекса. Меняется инвестор. Как изменится в связи с этим стоимость строительства?

— Ну, как? Изменится, конечно…

«СП»: — Алла Борисовна, мы восторгаемся вашим творчеством. Но в данном случае складывается впечатление, что вас просто используют как паровоз… То есть, используют ваше имя для возведения непонятно чего, что потом вообще к вам не будет иметь отношения.

— Мое имя не паровоз, а Мое Имя (смотрит в зал с некоторым налетом возмущения на лице). Я заслужила какое-то доверие своим творчеством и не хочу его подорвать. Этот центр знаете, будет как памятник… Себе воздвигла! И все буду делать для того, чтобы не заросла к нему народная тропа.

«Это не театр песни. Другое назначение, иное название будет у комплекса. Продадим его обязательно под бренд, как делается во всем мире», — не один раз повторила за встречу Алла Борисовна. Между тем, начиналось-то, напомним именно с того, что певица «давно задумала свой собственный, пусть небольшой, но Театр». Носилась с этой идее не один год. Даже не один десяток лет. В 2009-м нашла, казалось, сторонников. Получила место в столь любимом ей Петербурге. Заручилась финансовой поддержкой городских властей. Теперь выясняется, что «главное построить», а потом…

Нам обещают возвести в устье реки Смоленки некий концертно-спортивно-выставочно-гостиничный комплекс из стекла и бетона. Планируемая общая площадь его 180 тысяч квадратных метров. Из них непосредственно концертный зал займет 19 тысяч кв. м., 6 тысяч — выставочный зал. Около 40 тысяч - двухэтажный паркинг. Остальные «квадраты» займут гостиница, частные апартаменты и рестораны. И на все это надо «каких-нибудь» (ориентировочно) 12 миллиардов рублей. А когда его построят, Алла Борисовна с дочкой Кристиной будет иметь там свою бизнес-долю. Вот и все её «отношение».

"СП": — Ну, может, хоть откроете комплекс своим концертом, Алла Борисовна, чтоб уж запомнилось на века, стало примером для молодых артистов?

— Вы ведь знаете, что я уже не пою. Да и когда откроем?..

Фото ИТАР-ТАСС/ Руслан Шамуков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня