18+
вторник, 6 декабря
Общество

Истребитель маршалов

28 мая 1987 года, на Васильевском спуске, на шею военным надели петлю

  
569

Так окрестили на западе молодого авантюриста из Германии, который развязал руки Михаилу Горбачеву в борьбе с высшим военным аппаратом, который мешал генсеку разваливать страну и армию. В понедельник исполнится ровно 25 лет с того дня, как спортивный самолет, за штурвалом которого сидел немецкий летчик-любитель Матиас Руст, беспрепятственно пересек советскую границу в районе Финского залива, а спустя шесть часов, совершив два издевательских круга над Кремлем, плюхнулся на Васильевском спуске.

Руст вылез из кабины, ожидая триумфа. К нему подошел изумленный милиционер и, приложив руку к козырьку, потребовал паспорт. Это было 28 мая 1987 года — в День пограничника, ставший днем позора советской системы ПВО. Самый распространенный миф того времени — миф о ненадежности и бесполезности советской системы ПВО. Ни одна газета, даже «Красная звезда», не удержалась от того, чтобы побольнее лягнуть офицеров, «прошляпивших» Руста.

На самом деле его самолет, не отвечавший на запрос «Свой — чужой», был сразу же обнаружен нашими радиолокационными средствами. Первым его засек оператор РЛС рядовой Дильмагомбетов, о чем сразу же доложил дежурному по пункту управления роты капитану Осипову. Потом отметку от «Цессны» Руста засек оператор другой станции, ефрейтор Шаргородский, и сообщил оперативному дежурному, что наблюдает неопознанную цель. Однако на вышестоящем КП выдачу информации «наверх» задержали минут на пятнадцать, взяв тайм-аут, чтобы разобраться, кто летит: нарушитель госраницы или нарушитель режима полетов. Решали подполковник Карпец и майор Черных, которых потом сделали виноватыми во всей этой истории — разжаловали и осудили военным трибуналом на пять лет.

Но ведь информация, хоть и с запозданием, была выдана по команде дальше. На перехват Руста взлетел истребитель, который пилотировал старший лейтенант Пучнин. Он дважды облетел «Цессну» и доложил на землю, что перед ним «легкомоторный самолет спортивного типа с полосой голубого цвета вдоль фюзеляжа». Получи он тогда с земли команду уничтожить нарушителя границы, легко бы это сделал. По словам Руста, занесенным в протокол допроса, он только однажды видел советский перехватчик и даже различил в кабине оранжевые комбинезоны и кислородные маски советских летчиков, которые сидели в один ряд.

— Я ждал команду на посадку, — утверждал Руст. — Но ее не последовало. Поэтому я сохранил курс 117, двигаясь на высоте 600. Руст лукавил. Он не собирался садиться, потому что в его задачу входило во что бы то ни стало долететь до Красной площади. И нарушителя облетывали не однажды. Чтобы избежать дальнейших встреч с истребителями, Руст потом уйдет на малую высоту. Такое решение мог принять только летчик, который был хорошо осведомлен о способах противодействия нашей системе ПВО. Хотя его в тот день могли бы легко сбить.

Такое решение уже было принято генералом Кроминым — командующим Ленинградской отдельной армией ПВО. Мешала инструкция, появившаяся на свет после сентябрьских событий 1983 года, когда на Дальнем Востоке был сбит южнокорейский «Боинг», как бы по ошибке нарушивший советскую границу. Инструкция, запретившая сбивать пассажирские и легкомоторные самолеты спортивного типа, и генерал мучительно искал решение, сохранив жизнь немецкому парню. Вот выдержка из стенограммы его переговоров на КП армии:

«Ну что, сбивать будем? Летчик докладывает типа Як-12 (советский легкомоторный самолет спортивного типа, похожий на „Цесну“. — Прим. авт.)».

Именно схожесть самолета Руста с Як-12 и ввела в заблуждение нашего летчика, а за ним и всех остальных. Генерал решил, что имеет дело с нарушителем режима полетов, который забыл включить на борту режим опознавания или вылетел с неисправным оборудованием. Цель передали для сопровождения подразделениям Московского округа, которые исправно «вели» ее, пока отметка от «Цессны» не исчезла с экранов индикаторов…

ВОЗДУШНОЕ ХУЛИГАНСТВО ИЛИ ШПИОНСКАЯ МИССИЯ?

Советские газеты того времени, словно сговорившись, окрестили беспрецедентный перелет Матиаса Руста мальчишеской шалостью, хулиганской выходкой, за которую вроде бы и наказывать нельзя. Так, припугнуть только, чтобы другим неповадно было. При этом «воздушное хулиганство» Руста привело к отставкам высших армейских чинов и дало повод Михаилу Горбачеву приступить к радикальному сокращению Вооруженных Сил. Далее последовало разрушение Варшавского пакта, падение коммунистических режимов в странах Восточной Европы и вывод советских войск из Афганистана, чему так препятствовал тогдашний министр обороны СССР маршал Соколов.

Когда задумываешься об этом, то далеко не безобидной кажется выходка немецкого летчика-любителя. Очень сильно вся эта история похожа на спектакль, разыгранный по тщательно продуманному сценарию, в котором наверняка были замешаны западные спецслужбы и многочисленные агенты влияния, внедренные в наши эшелоны власти.

Американский специалист по национальной безопасности Вильям Е. Одом уверен, что после пролета Руста в Советской армии были проведены радикальные изменения, сопоставимые с чисткой Вооруженных Сил, организованной Сталиным в 1937 году.

«С момента прихода Горбачева к власти, — утверждает В. Одом, — на своей должности удержался лишь заместитель министра обороны по вооружению. В числе замененных должностных лиц были министр обороны, все другие его заместители, начальник Генерального штаба и два его первых заместителя. Главнокомандующий ОВС Варшавского договора и начальник штаба ОВС, все четверо „верховных командующих“, все командующие группами войск (в Германии, Польше, Чехословакии и Венгрии), все командующие флотами, все командующие военными округами. В некоторых случаях, особенно это касается командования военных округов, командующие заменялись по три раза… Трудно сказать, насколько далеко вниз по должностной лестнице прокатилась волна чистки, но, вероятно, она достигла по меньшей мере уровня командования дивизий, а возможно, пошла и еще ниже»…

С учетом столь сокрушительных последствий можно предположить, что полет западногерманского летчика-любителя был вовсе не мальчишеской шалостью, а искусно замаскированной шпионской миссией по изучению ракетоопасных направлений и графика дежурства радиолокационных средств советской ПВО.

Основания для подобных утверждений кроются в загадочных обстоятельствах, сопутствовавших полету Матиаса Руста.

РУСТ САДИЛСЯ НА ДОЗАПРАВКУ В НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ?

Как известно, из Хельсинки «Цессна-172», пилотируемая Рустом, вылетела в 13.15 по московскому времени, а села на Красной площади в 19.30. То есть в воздухе самолет находился 6 часов 15 минут, покрыв расстояние примерно в 880 километров. Это значит, что «Цессна» шла со средней скоростью около 140 км/час, которая гораздо ниже крейсерской скорости данного типа самолета, составляющей 220 км/час.

К тому же над большей частью территории, где пролетал нарушитель советской границы, дул попутный для него ветер. То есть, по всем расчетам, Руст должен был оказаться в Москве часа на два раньше реального времени приземления. Следовательно, «Цессна» либо значительно отклонялась от маршрута (неизвестно, с какой целью), либо совершала где-то промежуточную посадку.

Неудивительно, что любознательные люди, в том числе и корреспондент западногерманского журнала «Вunde» М. Тимм, произведя аналогичные вычисления, задались вопросами: где же «присаживался» летчик-любитель и кто его мог переодеть? «Ведь из Хельсинки, — недоумевал корреспондент, — Матиас Руст вылетел в джинсах и зеленой гимнастерке, а после приземления в Москве вышел из самолета в красном комбинезоне…» В Хельсинки же, как утверждает М. Тимм, на хвостовом стабилизаторе «Цессны» не было изображения атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. Откуда тогда оно взялось после посадки самолета на Красной площади?

В пользу версии промежуточной посадки Руста свидетельствует и тот факт, что вскоре после облета нарушителя советскими перехватчиками средства разведки ПВО стали выдавать на вышестоящий КП информацию о снижении цели, затем около 15.32 ее потеряли. По всей видимости, «Цессна», встретившись с истребителями, решила не искушать судьбу и, выбрав подходящую площадку, приземлилась.

Кстати, в районе Старой Руссы, где мог совершить предполагаемую вынужденную (а может, запланированную?) посадку Руст, в то время находилось до полусотни аэродромов и более шестидесяти площадок, принадлежащих различным ведомствам. Ни одна из этих площадок в том районе не имела связи с органами, контролирующими порядок и правила использования воздушного пространства. Словом, даже при желании позвонить куда следует свидетели посадки заморского гостя не смогли бы этого сделать. Просто идеальное место для того, чтобы «нырнуть» от всевидящих локаторов советской ПВО. И если Руст такую посадочную площадку выбрал случайно, то эта случайность под стать выигрышу всех главных призов в одной лотерее.

И все же, могла ли немецкому летчику-любителю потребоваться промежуточная посадка? Судя по тому, как умело, с резкой потерей высоты, он ушел от финских истребителей ПВО, можно сделать вывод, что перехватчиков Руст не боялся. Мастерски сымитировав падение в залив, он пересек нашу границу, а финские летчики, обнаружив с воздуха радужное пятно на волнах, вернулись успокоенные на базу.

Вот, кстати, очередная загадка — как могло само по себе появиться масляное пятно в месте «падения» Руста? Техническая экспертиза, проводившаяся позднее, показала, что подделать такое пятно с помощью канистры или бочки, сброшенной в залив с самолета, невозможно. Подобную маскировочную поддержку немецкому летчику могла оказать разве что подводная лодка или катер.

Еще одна загадка. Почему не только наши истребители, отправленные на перехват Руста, но и локаторы сразу нескольких радиотехнических подразделений потеряли воздушного нарушителя? Произошло это где-то на середине маршрута.

— Скорее всего, — как объяснял мне тогда подполковник В. Петренко, старший штурман управления авиацией Московского округа ПВО, — будучи опытным летчиком, в чем сомневаться не приходится, Руст хорошо представлял, что можно ожидать от встречи с истребителями. Достаточно было перехватчику пройти над «Цессной» на форсаже, и ту разнесло бы в щепки. Поэтому вполне возможно, что Руст резко спикировал, уйдя на малую высоту, где его не то что истребитель — ни один локатор не зацепит. Либо вообще взял да приземлился…

Бывший заместитель начальника отдела боевой подготовки радиотехнических войск Московского округа ПВО подполковник Е. Суховеров считает, что немецкий летчик сознательно пошел на промежуточную посадку, чтобы запутать наших локаторщиков. То есть из «нарушителя границы», каким его идентифицировали в районе Финского залива, стать просто «нарушителем режима полетов», по которому никто стрелять уже не будет.

Те, кто готовил его авантюру с приземлением в Москве, не могли не знать, как дежурные силы советской ПВО в сентябре 1983 года на Дальнем Востоке сбили южнокорейский «Боинг», который якобы по ошибке залетел на советскую территорию и не отвечал на запросы с земли. Этот печальный опыт помог Русту обмануть советских ракетчиков, потому что при повторном обнаружении «Цессны» локаторщики вели ее на своих экранах не как «воздушного противника», а уже как «самолет без сигнала опознавания», то есть нарушителя режима полетов. Со стороны ПВО это подразумевало уже другие, более лояльные, действия. Впрочем, как известно, точно идентифицировать Руста наши войска не могли с самого начала…

ОН НЕ МОГ ДЕЙСТВОВАТЬ В ОДИНОЧКУ

Если события развивались именно так, то полет «голубя мира», севшего на Красную площадь, называть просто шалостью, как-то язык не поворачивается. Похоже, Руст и те, кто его готовил, слишком хорошо представляли себе систему сбора и обработки радиолокационной информацию советской системы ПВО.

Опять-таки лишь странным стечением обстоятельств можно объяснить то, что маршрут нарушителя государственной границы пролегал через район, где накануне потерпели катастрофу истребитель Миг-25 и бомбардировщик Ту-22м. В зоне предполагаемого падения самолетов шли активные поисково-спасательные работы, в воздухе крутилось несколько «вертушек». Естественно, в такой мешанине можно было пропустить и «воздушного противника», который, подчеркну, был в это время уже идентифицирован как «нарушителе режима полетов».

Причем Руст вел свой самолетик на той же высоте и с той же скоростью, что и поисково-спасательные вертолеты, которые крутились на его маршруте.

Не менее странным выглядит появление сразу шести неопознанных целей в районе Осташково, Кувшиново и Селища. Дежурная смена радиотехнического батальона, наблюдая эти отметки на экранах своих РЛС, стала выдавать координаты целей в 16.39.

Сопровождение их длилось где-то около получаса. Потом, убедившись, что цели движутся с курсом и скоростью, соизмеримыми с направлением и скоростью ветра, на них перестали обращать внимание, решив, что видят на своих индикаторах отметки от облаков.

Впрочем, начальник радиотехнических войск полковник А. Рудак, который после этих событий был снят с должности новым министром обороны СССР Дмитрием Язовым (хотя в тот злополучный день 28 мая 1987 года находился в отпуске) до сих пор считает, что локаторщики наблюдали не метеообразования, а так называемые МРШ (малоразмерные шары). Они были кем-то запущены в районе озера Селигер. По словам офицера, конфигурация отметок на индикаторах РЛС более всего совпадала с конфигурацией МРШ. Да и «кучное» расположение их на экране локатора говорит само за себя — значит, запускались они в одном месте.

Причем шары появились в зоне ответственности радиотехнического батальона как раз в то время, когда через нее пролетала «Цессна». Оператор РЛС мог легко потерять отметку воздушного нарушителя среди отметок МРШ, двигавшихся тем же направлением-курсом попутного ветра, дувшего, как назло, в сторону первопрестольной. Позже выяснилось, что в районе озера Селигер 28 мая находилась группа западногерманских туристов. А запустить подобный шар, как объяснили знающие люди, проще простого. Достаточно газовой зажигалки или аэрозольного баллончика.

Специалисты не исключают, что в момент перелета Руста шары запускались для перегрузки информационных каналов ПВО — эту тактику не раз практиковали на северных и северо-западных направлениях наши скандинавские соседи. Однако проверять эту версию эксперты из «органов» почему-то не стали.

Кстати, именно в то время, когда операторы РЛС пытались разобраться в мишуре всевозможных отметок, засыпавших экраны индикаторов, оперативный дежурный командного пункта Московского округа ПВО генерал-майор В. Резниченко дал команду на выключение АСУ для проведения внеплановых регламентных работ. Это генеральское решение во время сложной поисково-спасательной операции, когда в воздухе находилось сразу несколько важных воздушных объектов, выглядело довольно странным.

— Я думаю, в этом нет никакой военной тайны, если я скажу, что во время боевого дежурства аппаратуру АСУ никогда не выключают. — вспоминал потом Владимир Борисович. — Даже если внезапно пропадет электричество, АСУ переведут на резервное электропитание. — Поэтому, когда ко мне подошли неизвестные лица в штатском и попросили выключить АСУ, я даже опешил. В воздухе несколько неопознанных целей, и среди них то ли «воздушный противник», то ли «нарушитель режима полетов», а я возьму и аппаратуру отключу?! Кроме того, в войсках работала группа проверяющих из Генштаба, которая в любой момент могла «запустить» контрольную цель. Я у них напрямую спросил — вы кто? И когда они сказали, что технари, то есть — представители промышленности, я наотрез отказался АСУ выключать…

Промышленники стали настаивать, и генерал-майор Резниченко потребовал от них официальную бумагу с подписью как минимум Главнокомандующего войсками ПВО. Оперативный дежурный был уверен, что такой документ ему вряд ли покажут. И очень удивился, когда «представители завода» буквально в считанные минуты принесли бумагу, подписанную главкомом…

—  Я ведь и после этого не собирался выключать АСУ — волновался от нахлынувших воспоминаний Владимир Борисович, — но мне стали угрожать: дескать, позвоним, куда надо, и неприятностей не оберетесь. Эх, если бы знать только, во что это потом выльется…

Владимир Борисович признался, что его с самого начала насторожила нелепая просьба «представителей завода», затеявших профилактические работы в неурочный час. Раньше в подобных случаях всегда считались с мнением оперативного дежурного. Почему пренебрегли на этот раз?

ВЕРСИИ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛИСТОВ

Журнал «Шпигель»: Обстоятельства подготовки Руста к полету в глазах его друзей-летчиков были необычными.

— Никогда ни о чем не спрашивал, — так утверждал товарищ Руста по аэроклубу Дитер Хельце. Прокладывая свой маршрут перед вылетом с Уетерзен, Матиас обращался к опытным пилотам. Когда Руст прилетел в Хельсинки, он представил свой дальнейший маршрут в центр управления полетами аэропорта Мальми.

— Все было настолько профессионально составлено, — вспоминает начальник аэродрома Раймо Сепланен, что это не было похоже на молодого пилота.

Мать Руста не смогла объяснить мотив полета ее сына в Москву. Ее предположение было таким: «Я думаю, его принудили к этому». Кто? «Я просто не знаю, что ответить…«

На спекуляции о возможной политической демонстрации своего сына родители отреагировали совершенно беспомощно, не зная, что сказать. «Матиас никогда не интересовался политикой, — утверждал его отец — Этот полет не был им запланирован, и Москва не входила в его маршрут…»

«Штерн», Томас Остеркорн: Вопреки показаниям Руста и «очевидцев», что Матиас в Хельсинки был всегда один и ни с кем не встречался, журнал «Бильд» сообщает, что, по словам свидетелей, Матиаса Руста видели в Хельсинки вместе с темноволосой молодой женщиной 20 мая. Кроме того, на аэродроме Мальми стоял светлосерый «Ситроен» с номерными знаками «Siegeren» и наклейкой гамбургского аэроклуба…"

«Штерн»: В кулуарах обсуждаются вопросы: действительно ли «Цессна» Руста была переоборудована во время его остановки в Исландии?

Действительно ли, что крылья самолета были сделаны из специального синтетического материала, который делает самолет невидимым для радаров? Была ли таким образом проверена советская ПВО? .Примечательно, что опознавательный знак гамбургского аэроклуба— красный круг с трезубцем, который похож на акулий плавник, уже после вылета из Хельсинки был замазан и поверх него Руст наклеил загадочный знак (изображение атомной бомбы — прим. переводчика).

«ЦЕССНА» ШЛА КУРСОМ КРЫЛАТЫХ РАКЕТ?

Вообще, в этой скандальной истории до сих пор много неясностей, остающихся в тени домыслов и предположений. Почему, например, явно провокационный полет «Цессны» состоялся именно в День пограничника, а не в какой-то другой? Как тут не вспомнить американского шпиона Пауэрса, который пересек воздушные границы Советского Союза на стратегическом самолете разведчике U2 тоже во время праздника, 1 мая 1960 года?

Почему западногерманский журнал «Штерн» опубликовал схему полетного маршрута немецкого пилота-любителя, проложенного по железнодорожной ветке Москва-Ленинград, тогда как Руст на самом деле шел совсем по другой трассе, пересекавшей низменную, заболоченную местность. Трасса эта удивительным образом совпадала с направлением вероятного удара крылатых ракет.

Почему в момент пролета «Цессны» через зону ответственности радиотехнического батальона майора В. Сироша у него отказал телекодовый канал связи с подчиненной радиолокационной ротой?

Почему в течение нескольких дней после скандальной посадки Руста на Красной площади дежурные звенья нашей истребительной авиации летали на перехват автоматических дрейфующих аэростатов и малоразмерных шаров, чрезвычайно интенсивно запускавшихся со стороны Скандинавии?

Один из этих летчиков — гвардии капитан А. Крючков, с которым я беседовал тем злополучным летом, предположил, что воздушные шпионы могли запускаться для ретрансляции информации с радиобуйков, которые мог оставить после себя Руст. Интенсивность запуска аэростатов и шаров объяснялась тем, что срок действия радиобуйков был ограничен их программой самоликвидации.

Не менее загадочен и высокий профессионализм Матиаса Руста, мастерски преодолевшего систему ПВО Финляндии и СССР, сумевшего на легкомоторном самолетике покрыть гигантское расстояние. Летчики военно-транспортной авиации и ДОСААФ, подыгрывавшие за Руста в следственных экспериментах, единодушно дали высокую оценку его пилотажной подготовке. Достичь подобного уровня летного мастерства в одиночку, как это утверждал в ходе следствия Руст, весьма проблематично. Кто-то его, бесспорно, готовил, натаскивал. Но кто?

— Нет никаких сомнений, что полет Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб — поделился с нами генерал армии Петр Дейнекин, главнокомандующий ВВС РФ в 1991—1997 года. — И что самое важное — проведена эта спецоперация с согласия и ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза. На эту печальную мысль — о внутреннем предательстве, наводит тот факт, что сразу после посадки Руста на Красной площади началась невиданная чистка высшего и среднего генералитета. Как будто специально ждали подходящего повода.

Сбить «Цессну» или принудить ее к посадке силами ПВО могли столько раз, сколько бы захотели. В принципе, этот маленький самолетик никакой угрозы для нас не представлял. Кстати, в США легкомоторные самолеты довольно часто используют безумцы в качестве орудия самоубийства или мести. Мы в свое время изучали, какой вред может может причинить самолет такого типа, если летчик вдруг решит спикировать на какой-либо важный объект. Тот же американский опыт показал, что разрушения будут минимальными. И когда военное руководство обвиняли в том, что Руст мог совершить диверсию, врезаться в какой-либо завод или электростанцию, выглядело это надуманно и несерьезно.

— Я в ту пору был командующим зенитно-ракетными войсками ПВО СССР и оказался, что называется, на острие событий, — вспоминает генерал-полковник Расим Акчурин, брат известного кардиолога Рената Акчурина, — в тот самый роковой момент я проверял в Прибалтике Ленинградскую армию ПВО. Если бы Руста сбили, уверяю вас, даже его фрагментов собрать бы не удалось. Но мы не имели права его обстреливать, могли только принудить к посадке. Посадить его, однако не получилось, потому что у истребителей и у самолетика Руста были слишком разные скорости. Но Руста сопровождали, и наши машины пролетали над ним.

Я вообще не хочу о Русте говорить. Если бы случайно встретились, даже на затрещину ему поскупился бы, хотя могу врезать как следует. Чтобы он там не говорил, уверен: акция была вовсе не безобидной, а спланированной, чтобы опорочить нашу армию. Ведь после его посадки на Васильевском спуске на шею военным надели петлю. В ПВО тогда очень много народа «помели», но самое обидное, что из-за какого-то засранца убрали отличного министра обороны Сергей Соколова и поставили вместо него Дмитрия Язова.

— Я считаю, что это была блестящая операция, разработанная западными спецслужбами, — считает Игорь Морозов, бывший полковник КГБ, участник войны в Афганистане. — Спустя 25 лет становится очевидным, что Западу, и это уже ни для кого не является секретом, удалось привлечь к осуществлению грандиозного проекта лиц из ближайшего окружения Горбачева, причем со стопроцентной точностью просчитали реакцию Генерального секретаря ЦК КПСС. А цель была одна — обезглавить Вооруженные Силы СССР.

Блестящая эта операция еще и потому, что было налажено взаимодействие сразу по нескольким направлениям, с подключением не только агентуры, но и авиации, и даже военно-морских сил НАТО. Кроме того, мастера вербовки из их разведорганов сумели отобрать наиболее подходящего для этой провокации кандидата в лице юного авантюриста Матиаса Руста, научить его в короткие сроки управлять самолетом в экстремальных условиях, сохранять выносливость на сверхдальних перелетах. У меня есть информация, что за год до пересечения советской границы в районе Финского залива он совершал длительные тренировочные полеты над странами Скандинавии. Как будто в небе Германии не хватало места.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня