Общество

Домашний беспредел по-литовски

Местный закон о защите от насилия в ближнем окружении выявил ужасающую картину

  
44

Литва подводит итоги первого полугодия применения закона о защите от насилия в ближнем окружении. Он вступил в силу в конце прошлого года и выявил сложнейшую проблему. Оказалось, за мирным фасадом республики буквально царит домашний беспредел.

За первые четверо суток после вступления закона в силу в полицию поступило около 500 жалоб. За полтора месяца от домашних дебоширов пострадали еще почти 800 женщин, 150 детей и даже мужчины — около 200. Сейчас речь идет уже о тысячах. Полиция не успевает ездить по вызовам.

Казалось бы, какое имеет значение — есть такой закон или нет? Если дебошир поколотил домочадцев, то и пусть отвечает. Но дело в том, что это — весьма специфический вид правонарушения. Если серьезного вреда здоровью домочадца семейный хулиган не нанес, то привлечь его было трудно. Далеко не все пострадавшие обращались за помощью, в том числе и потому, что после хулиганского поступка, если даже полиция забирала дебошира, он все равно возвращался домой и вновь начинал третировать родных. Так зачем же тогда жаловаться, думали многие. Себе же хуже.

Да не раз бывало и так: поругались муж с женой, даже и полиция приехала, а стражей порядка гонят с порога. Помирились, мол. Как в той пословице: милые бранятся — только тешатся.

До появления закона для того, чтобы привлечь домашнего хулигана к ответственности в случае незначительного нанесения ущерба здоровью требовалась согласно уголовно-процессуальному кодексу жалоба потерпевшего. Закон о защите от насилия в ближнем окружении изменил ситуацию. На защиту потерпевших встало государство.

Как разъяснил вице-министр юстиции Томас Вайткявичюс, закон придает домашнему насилию общественное значение, жертва не должна подавать жалобу против насильника, а обвинение поддерживает государство. Полиция обязана реагировать на сигнал, например, соседей, и изолировать насильника. Кроме того, закон дает право на запрет для насильника возвращаться в квартиру. Фактически его выселяют.

Согласно закону, член семьи, распускающий против домочадцев руки или угрожающий их здоровью, может быть задержан на 48 часов, а полиция обязана обратиться в суд с предложением выселить дебошира.

Прецеденты уже есть. В Каунасе девушку избивал пьяный сожитель. Его забрали в арестантскую. Домой он смог вернуться только за вещами. Там же в Каунасе такого вердикта дождался и мужчина, угрожавший жене расправой. А суд Алитусского района осудил 43-летнего жителя города Сигитаса Л. Он избил сожительницуу. Фактически это была семья — у них есть общие дети. Но суд запретил Сигитасу приближаться к потерпевшей, общаться с ней каким-либо образом. В таких случаях осужденный не имеет права даже позвонить своей бывшей жертве.

Досудебные разбирательства по аналогичным делам идут в Вильнюсском, Каунасском, Алитусском, Таурагском и других округах Литвы.

Эксперты обращают внимание: закон защищает от насилия не только женщин, но и детей и мужчин. Однако в обществе царит мнение, будто документ направлен только против мужчин. Инициатор закона, председатель парламентского комитета по правам человека Арминас Лидяка объясняет: на самом деле документ ориентирован не против людей определенного пола, а на борьбу с насилием.

Только вот полиция жалуется: не хватает ни персонала, ни средств. Еще до вступления документа в силу было подсчитано: за год в Литве может быть возбуждено около 5 тысяч дел о насилии в ближнем окружении, и динамика показывает, что эти цифры будут выше раза в два. А каждое такое расследование обходится бюджету в сумму до почти 2 тысяч литов (примерно 24 тысячи рублей), то есть речь идет о миллионах литов дополнительных бюджетных средств.

Правда, Арминас Лидяка считает, что документ обладает профилактической силой, число нарушений будет снижаться. Причем не только из-за страха дебошира, но и потому, что закон вскрыл проблему и позволяет ее решать. Особое внимание уделяется именно праву полиции выселять дебоширов. «По поводу „выставления на улицу“ было немало дискуссий, и в конце концов решили прибегнуть к жестким мерам», — говорит Лидяка. Но подчеркивает: при этом домашние хулиганы не лишаются права на собственность.

В целом общественность поддерживает эти меры. Местная пресса полна откликов, писем. «Мой муж — алкоголик, хотя мне трудно произносить это слово, — рассказывает одна из жертв. — Его насилие психологическое: посадит меня, не давая даже пошевелиться, и долбит, какая я глупая и убогая была, когда выходил за него, бизнесмена, замуж, что и сейчас у меня ничего нет, только ребенок, ведь все заработал он, а моя зарплата 1500 литов — ноль. Когда ушла от него и сняла квартиру, он стал угрожать, что наймет мужичков, которые в суде скажут, что я проститутка. Как я докажу обратное? Твердит, что я страшная, не имею права работать с детьми (я учительница), и он об этом позаботится. А разводиться он и не думает. „Тебе надо — сама иди в суд и за все плати“. А он наймет хорошего адвоката, и я останусь голой и босой. Разумеется, со своим величайшим богатством — детьми на руках. Ума не приложу, что делать…» Новый закон позволит поставить точку и в этой печальной истории.

Директор Вильнюсского пансионата матери и ребенка Нийоле Дирсене считает: потворство домашним дебоширам лишь способствовало углублению проблемы, росту насилия в семье. «Замечательно, что такой закон вообще принят, — говорит она. — Ведь были разные мнения о его необходимости, о правовой базе защиты от насилия, об опасности того, что закон ущемит интересы дебошира, «бедняжки», которого не слушает жена, и он просто вынужден ее «воспитывать»…

Вильнюс

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Сергей Жаворонков

Старший научный сотрудник Института экономической политики

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня