18+
суббота, 10 декабря
Общество

«Партизанам» из ФСО простили бесчинства на Орловщине

Громкий судебный процесс по делу националистической группировки смягчили приговором

  
105

В Орле завершился процесс по делу так называемых «партизан» — членов националистической банды, которую возглавлял 32-летний преподаватель академии Федеральной службы охраны (ФСО) России майор Виктор Луконин. Приговор участникам экстремистского сообщества, совершившим более 40 преступлений, в том числе убийство, теракт и поджоги, вынесли неожиданно мягкий. Из 12 участников группировки в места не столь отдаленные отправятся лишь пятеро.

Лидер банды Луконин получил 14 лет лишения свободы. Наиболее активные его подручные — Илья Багров, Владимир Артамонов и Артур Жарких — проведут в колонии строгого режима 16, 12 и 11 лет соответственно. Антона Гаврина приговорили к 7 годам. Полностью оправдан Антон Кулагин. Остальные подсудимые получили небольшие сроки, которые они уже успели отбыть в СИЗО, и отпущены на свободу в зале суда. В их числе Денис Константинов, считавшийся одним из идеологов «партизан», и Дмитрий Каленов, который изначально фигурировал как соучастник убийства.

Так называемые «орловские партизаны» совершали свои вылазки в 2009—2010 годах, действуя, в основном, на территории города. Большинство преступлений, как установило следствие, совершены по мотиву ненависти к кавказцам либо к сотрудникам силовых структур.

Лидером и главным организатором группировки являлся майор Федеральной службы охраны Виктор Луконин, преподававший в элитной академии физическую подготовку. В обвинительном заключении он характеризуется как закоренелый экстремист. Первыми он завербовал трех курсантов академии — Гаврина, Багрова и Каленова, которые разделяли его праворадикальные взгляды. Позже к ним присоединились охранник ЧОП, сотрудник молокозавода и безработные молодые националисты в возрасте от 17 до 24 лет.

Начинали, что называется, с «малых дел» — поджигали прокуратуры и опорные пункты милиции, разбрасывали на местах преступлений листовки экстремистского содержания. Бутылки с «коктейлем Молотова» летели в магазины и кафе, принадлежащие выходцам с Кавказа. Один раз объектом нападения была выбрана православная часовня на окраине города.

Зимой 2010 года трое членов банды напали на двух братьев — Самвела и Максима Нгоян и расстреляли их из травматического пистолета. Один из пострадавших от полученных ран скончался, второй стал инвалидом.

«Братья возвращались домой из городского Парка культуры, когда буквально в 50 метрах от их дома на Автогрейдерной улице на них напали трое неизвестных. Самвел и Максим шли по узкой асфальтовой дорожке, когда позади вдруг раздался какой-то шум. В тот момент, когда они оба обернулись, как раз и были произведены выстрелы, — рассказал „СП“ подробности нападения журналист „Орловской правды“ Александр Алоян. — Причем, стреляли не наобум — оружие было с лазерным прицелом. Максим потом говорил, что хорошо запомнил красный луч».

Самвелу травматический шарик из «Осы» пробил височную кость, а Максиму — щеку и повредил зубы. Но нападавшим этого было мало: прежде чем скрыться в темноте, один из них еще несколько раз ударил Самвела ножом в живот.

По словам нашего собеседника, после совершения преступления бандиты устроили шумную пирушку с шашлыками в одном из кафе. На ней один из участников нападения сказал, что посвящает смерть «иноверца» памяти Гитлера.

Еще одним громким преступлением националистов стал совершенный 9 августа 2010 года, в День города, взрыв в принадлежащем кавказцам кафе «Индира». Бомбой, начиненной гвоздями, тогда были ранены пять человек — женщина, трое мужчин и ребенок.

Но этот теракт стал для группировки роковым. Как заявили в Следственном комитете России, «главный взрывотехник» группировки Владимир Артамонов использовал в конструкции бомбы мобильный телефон с сим-картой, с которой он ранее сам совершал звонки. Сим-карта сохранилась при взрыве, и с ее помощью оперативники вышли на подрывника, который после нескольких допросов выдал силовикам, ранее не связывавшим преступления в единую цепочку, всю группировку. При обыске у задержанных изъяли большое количество экстремистской литературы, оружие и взрывчатые вещества.

Процесс стартовал в феврале этого года в 3-м окружном военном суде. Дело рассматривалось коллегией из трех судей под председательством судьи Д. Кувшинникова. Обвинение требовало для подсудимых длительных сроков заключения — до 23 лет.

Однако суд посчитал ряд эпизодов недоказанными. Убийство Нгояна переквалифицировал на менее тяжкую 111-ю статью УК РФ (причинение тяжких телесных повреждений), а теракт в кафе — на хулиганство. Суд также не нашел в действиях банды ни разжигания национальной розни, ни бандитизма.

Александр Алоян обратил внимание на одну деталь: пока шло оглашение приговора, все присутствовавшие на заседании суда стояли:

«Чисто по-человечески мне такое решение судьи непонятно. Но он объявил, что приговор — а это 162 страницы текста, — все должны слушать стоя. Хотя допускается, когда судьи, жалея людей, позволяют им присесть, и только резолютивную часть — назначение сроков наказания — выслушать стоя. А оглашение приговора, между прочим, продолжалось с десяти утра до шести вечера. Объявляли всего два перерыва на 10 минут».

"СП": — Как восприняли приговор суда потерпевшие?

— Из потерпевших в зале суда был только Захар Нгоян, отец погибшего Самвела, его жена и сын Максим, который тоже пострадал при нападении. Он возмущен до глубины души, сказал, что воспринимает этот процесс даже не как фарс, а как изощренное издевательство. Когда Нгоян-старший услышал, что одного из убийц его сына — Дмитрия Каленова — освобождают, ему стало плохо. Судейским даже пришлось искать лекарство. Он не понимает, почему участник спланированного убийства (а следствием доказано, что преступление было подготовлено), избежал наказания.

«СП»: — Он будет обжаловать решение суда?

— Обязательно. Жалоба в Верховный суд, насколько мне известно, уже готовится.

«СП»: — Вас лично что-нибудь удивило в финале этого судебного рассмотрения?

— Обстановка в зале заседаний в последний день: подсудимые будто знали, что наказание не будет суровым. Они сидели в стеклянной клетке с плакатами «Нас судят за Родину!» и чувствовали (это было видно) себя героями. А когда в ходе оглашения приговора некоторых из них стали выпускать из клетки, в зале раздались громкие аплодисменты. Адвокат Багрова (он стрелял в братьев Нгоян) Потапов, в знак солидарности с обвиняемыми сначала радостно тряс в воздухе кулаками, а потом, уже на выходе из суда, бросился обнимать освобожденных. Для одного даже поймал такси…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня