Общество

Обыкновенная дикость

Иван Давыдов о порке для Pussy и остальных

  
50

Я без особого интереса пробегаю глазами очередную подборку высказываний каких-то там людей по поводу самого громкого судебного процесса в стране. Столько всего уже сказано. Ну, еще один суповой набор. Чьи-то костлявые мнения. Популярный певец в журнале для модной молодежи, которая, разумеется, популярного певца презирает. Контекстуально забавно. Наверное. Не больше.

И точно, он не говорит ничего нового. Я читал это тысячу раз уже. И слышал от некоторых даже лично мной уважаемых представителей, скажем так, старшего поколения.

Он говорит то, что многие думают:

«К этой теме нужно очень осторожно относиться. Но все равно лишение свободы — это слишком. Можно было просто устроить показательную порку…»

И это проскакивает мимо, не цепляет взгляда — как смешная нелепость для одних, как своеобразное даже выражение гуманизма — для других. В конце концов, действительно, выпороть — это ведь не в тюрьму на три года. С учетом наших знаний о наших тюрьмах, и того, что могут там устроить «наши православные девки» провинившимся. Как верно заметила другая популярная певица.

Ту же буквально мысль я извлек из интервью одного православного писателя, мне, как и большинству, подозреваю, читающей публики совершенно допреж неведомого. Милый такой дедушка с окладистой бородой, седенький, аккуратный, много всего наговорил про духовность, человечность и вековые устои, и заодно — что хорошо бы выпороть.

Ну и повторюсь, не он один, конечно, не он один.

За величием споров, порожденных возникшим на пустом совершенно, ровном, как площадь перед Храмом Христа Спасителя, месте процессом, такие вот нюансы остаются незамеченными. Но ведь это и есть вещи по-настоящему страшные.

Мы вдруг оказались в стране, где публичные персоны могут публично же рассуждать о допустимости публичного унижения других (пусть даже, с их точки зрения, виновных безусловно и в страшных преступлениях, — это здесь не важно, не это тема для обсуждения). Это не вызывает немедленного скандала. Это не вызывает вообще никакой реакции. Это даже оказывается способом проявить доброту и что-то вроде сострадания, смотрите выше.

То есть мы вдруг оказались в стране, где понятия о человеческом достоинстве просто не существует. Достоинство — об этом можно, например, узнать из книг, — появляется как раз там, где отменяют телесные наказания. Но бог с ними с книгами, кто их теперь и читает книги, но уж в России-то такие вещи не подкоркой даже, а задницей, извините, помнить должны потомки бесконечных «поротых поколений».

И, конечно, очень важно, что бессмысленный попсовый певец в очередной раз это формулирует. Для «интеллектуального класса», для людей, узурпировавших право говорить, например, посредством колонок вроде этой, он, несмотря на предполагаемое наличие миллионов поклонников, фигура глубоко периферийная. Ну, подумаешь, вякнул что-то человек из той страты, чье призвание — говорить глупости, петь глупости и отплясывать глупо. Тоже беда.

Но на самом-то деле именно этот поток одинаковых, сменяющихся и взаимозаменимых плясунов транслирует народу базовые культурные ценности. Сходите вечером в провинциальный караоке-клуб, посмотрите, как пьяные девы всех возрастов читают нараспев (о пении тут говорить не приходится, все же) его или другие такие же творения. Вот это — настоящий молебен. Это он, они объясняют согражданам нашим, как жить, как любить, не предавать, дружбу хранить и так далее.

В гипотетической вечности остаются, конечно, для культуры ангелами-хранителями другие какие-то люди, но в актуальном «сейчас» базовый ретранслятор культуры для миллионов — не академик Лихачев Дмитрий Сергеевич, покойный, а Пугачева Алла Борисовна, бессмертная. И те, кто вместе с ней допущен к выступлениям на концерте в честь дня милиции. То есть, полиции. В честь дня работников рыболовной отрасли. Какая разница.

И раз эти регулярные призывы к отказу от человеческого достоинства, к погружению в дикость особенной реакции не вызывают, — значит дикость и есть наша норма.

Впрочем, да, она довольно обыкновенная, эта дикость. Напишите, например, в своем блоге, — у вас наверняка есть блог, — что детей бить нехорошо. Эксперимента ради. Я гарантирую: среди комментаторов обнаружится немало граждан, готовых отчаянно доказывать, что вот, мол, их батя драл — и людьми выросли, а то бы… Вспомните, что мы живем в стране, где человек, годами пытающий тяжело больных, обществом, не кошмарным государством, а обществом превращен в народные герои и от общества на деятельность свою имеет, фактически, карт-бланш. Посмотрите, с какой радостью вспоминают счастливые армейские деньки люди, вполне даже интеллигентные, которым посчастливилось пройти эту школу настоящих мужчин. Как их сперва унижали разнообразно, а потом и они дождались своего часа.

В этом, то есть, нет ничего нового. Самый громкий пока процесс века не раскрыл нам новых тайн, но заставил подумать об этих и других разнообразных мелочах. Из этих мелочей, мне кажется, из того, что мы о себе по сократовой методе вспомнили, слушая позорную постановку в Хамовническом суде, складывается постепенно какой-то приговор. И он поважнее того приговора, который 17 августа зачитает судья Сырова.

Фото: Сергей Киселев/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня