Общество

«Петля Гергиева» в центре Питера

Для прогулок по Северной Столице предлагают необычный путеводитель

  
68

В Петербурге появилась необычная карта. Все улицы, а также площади, районы, заводы, памятники и вообще все, что можно встретить в городе на Неве, «поданы» в ней так, как обычно и именуются в народе. То есть в жанре городского фольклора.

Издана «Неформальная карта Питера» частным издательством с пометкой «16+». Придумали и подготовили к печати данное географо-культурологическое издание серьезные, можно даже сказать, солидные люди: историк, издатель Владимир Валдин и журналист, краевед, член топонимической комиссии Северной Столицы Алексей Ерофеев.

Топонимиста со стажем и коллегу Ерофеева корреспондент «СП» расспросила о том, как создавалась карта, не рекомендованная «для целей оперативного ориентирования в городе, но рассчитанная на помощь в лучшем его понимании».

— Идея давно витала в воздухе, теперь кажется даже странным, что наш путеводитель не появился раньше, — говорит Алексей. — Потому что народных названий в городе очень много, они касаются как исторического центра, так и новостроек. Чтобы убедиться в этом, достаточно регулярно ездить в общественном транспорте или, скажем, на такси. Именно во время поездки в автобусе городского маршрута № 2 я сам узнал о «Петле Гергиева». Маэстро Валерий Гергиев затеял, как известно, возведение второй сцены Мариинского театра. Квартал, ограниченный улицами Декабристов и Римского-Корсакова, Лермонтовским проспектом и Театральной площадью, превратился в один большой нескончаемый долгострой. И автобусы вынуждены делать там теперь большой круг, чтобы развернуться. Так и родилось это название, одно из самых молодых в народной топонимике. Естественно, мы включили его в нашу карту.

Много названий подсказали медики. Прежде всего те, кто работает на «скорой помощи». Им ведь часто требуется действовать очень быстро. Пришел, скажем, вызов с улицы Летчика Пилютова. Попробуйте произнести данное словосочетание скороговоркой, как это делают медики. Получится: ехать «налетчикаЛютого». Кто-то скажет — некорректно по отношению к герою Великой Отечественной войны, авиатору, сбившему немало фашистских истребителей, погибшему за нашу свободу. Согласен. Потому сам подобных названий ни в речи, ни письменно не использую. Но в народе они живы. Тот случай, когда из песни слов не выкинешь. Впрочем, в нашей карте мы не стали печатать данный вариант.

«СП»: — В народе гуляют названия и «с матерком»…

— Они не вошли в издание. Иначе пришлось бы резко ограничивать его доступность. Мы и так довольно долго, более двух лет, работали над картой, тщательно подбирая топонимы. Коллеги советовали мне оставить такое популярное название станции метро «Петроградская» как «Петроб…кая». Оно возникло когда-то из-за Дома мод, соседствующего с подземкой и пользующегося немалой популярностью у дам «древнейшей профессии».

«СП»: — На вашей «неформальной карте» охвачен фольклором весь Питер?

— Практически весь, от исторической части до новостроек, но без пригородов. При этом включены наиболее интересные названия. Необходимые пояснения к ним мы поместили на оборотной стороне путеводителя. Чтобы можно было, как говорят в таких случаях, узнать историю вопроса. Пример — «Сайгон». Так называлось небольшое кафе на углу Невского и Литейного проспектов. Оно пользовалось немалой популярностью в 1960—1990-е годы. Там собирались рок-музыканты, художники, литераторы, среди них было немало хиппи. Всегда накурено, шумно. Запах кофе, кстати, самого вкусного тогда в Питере. Родилось название в 1960-е годы, когда США вели войну во Вьетнаме. На слуху у всех был многострадальный вьетнамский город Сайгон. Как-то в питерское кафе пожаловал высокий милицейский начальник. Огляделся и изрек: «Устроили тут какой-то Сайгон»…

«СП»: — Давно нет уже этого кафе, городская власть прикрыла его, кажется, в начале 2000-х. Правда, чуть позже по указанию губернатора Валентины Матвиенко «Сайгон» был открыт в другом месте. Но то кафе так и не стало для питерцев культовым.

— Подобного следовало ожидать. Созданное искусственно, как бы в угоду народу, популярностью обычно не пользуется. Слишком попахивает казенщиной. Это все равно, что придумывать какое-то название исключительно ради демонстрации собственного остроумия, не привязывая его к конкретному месту. А вот когда есть эта самая «привязка», сразу и звучит, и запоминается.

«СП»: — В какое время больше появлялось народных названий — до Октября 1917-го года? В советское время? Сейчас?

— С предреволюционных лет их сохранилось немного, так как фольклор, к сожалению, практически не фиксировали. Остался, например, «Комод» — так современники называли памятник императору Александру III работы скульптора Паоло Трубецкого. Его открыли в 1909 году на Знаменской площади (ныне — Восстания). Большинство петербуржцев его не приняли. Тут же родилось: «Стоит комод, на комоде бегемот, на бегемоте — обормот, на обормоте шапка». Или — «Порт-Артур», жилое здание на Заозерной улице, построенное в 1905 году как доходный дом. Сыграло, судя по всему, свою роль созвучие фамилий архитектора Кондратьева и героя только что завершившейся войны с Японией генерала Романа Кондратенко. Сейчас это огромный дом с жуткими коммуналками, куда не рекомендуется заглядывать чиновникам и журналистам. Жители тут же затащат к себе и не выпустят, пока не поклянешься помочь им «выбраться из этого мрака».

Популярные народные названия, увековеченные «Неформальной картой Питера»

(Кстати, «Питер» — тоже чисто фольклорное название города, родилось оно в начале ХХ века, когда на берега Невы, в столицу российской империи, хлынул в поисках лучшей доли пролетариат).

«Завод имени Егора Кузьмича Лигачева» — на самом деле «Ливиз». В память о деятеле КПСС, развернувшем в 1980-х годах антиалкогольную компанию.

Поле дураков — часть Красногвардейского района, ограниченная проспектами Наставников, Ударников, Энтузиастов и улицей Передовиков.

Регулировщик — памятник Александру Невскому на одноименной площади. Положение его рук как будто регулирует направление движение с моста и на мост через Неву.

ФРГ — фешенебельный (в пору заселения в советское время — в смысле благоустроенный) район Гражданки.

ГДР — Гражданка дальше Ручья (там тогда не было ни детсадов, ни поликлиник, ни хороших дорог).

Фрунзе на палочке — бюст полководцу М. В. Фрунзе, установленный на длинном и узком постаменте у завода «Арсенал».

Мост 16-ти яиц (до октября 1917-го года — 18-ти яиц) — Аничков мост. Название происходит от 4 жеребцов и 4 обнаженных укротителей. До революции на мосту регулярно дежурил также городовой.

Медный сидень — памятник Петру Первому в Петропавловской крепости работы Михаила Шемякина.

Месть Маннергейма — торговый комплекс «Стокман» на углу Невского проспекта и улицы Восстания, признанный градостроительной ошибкой времен Валентины Матвиенко.

Затурканное Купчино — жилой массив на улице Турку в микрорайоне Купчино.

Улица Неизвестного стрелка — ул. Рубинштейна, где жил и где в 1998 году был застрелен вице-губернатор Михаил Маневич. Киллеров до сих пор не нашли.

Бродвей — Невский проспект

Гастрит — бывшее кафе на углу Невского и ул. Рубинштейна. Теперь там «Макдональдс».

Теплая труба — просторный с несколькими выходами подземный переход у Гостиного двора

Фото автора

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня