18+
воскресенье, 24 июля
Общество

Сталин riot

Елизавета Александрова-Зорина о бесславном закате империи

  
1166

Каждый правитель — плоть от плоти своего народа. Путин — воплощение мелочного, никчемного безвременья, в котором все — путины, мечтающие встроиться в коррупционную вертикаль. Ельцин олицетворял страну рвачей: одни приватизировали заводы, другие стояли в очередях МММ, но все разменивали сверхдержаву пятаками. И научные сотрудники, в 80-х сдававшие в аренду общественные туалеты, немногим лучше Горбачева, рекламирующего пиццу. Вот и Сталин — только верхушка советского айсберга, великого и трагичного. Сталин — жестокий правитель. Как и его эпоха. Как и его народ. А мы смотрим на них с высот своего колбасного времени, выступая и прокурором, и судьей. А если бы сами оказались на скамье подсудимых? «В России никто не работает, — сказала мне одна китаянка. — А у нас все трудятся в поте лица. Не ради себя, а ради будущих поколений!» Как объяснить ей, что их будущие поколения — это мы сегодняшние, проматывающие дедовское наследство? В России подвиг во имя грядущих поколений давно отнесен в разряд психиатрии, а борьба за социальное равенство приравнена к преступлению против человечности. Как нам, проводящим вечера в социальных сетях и занимающихся шопингом с большей страстью, чем сексом, понять людей, переживших революции и войны, голод и тяготы? Они строили свой, новый мир, а мы живем в чужом виртуальном. У них был иной болевой порог, иная эмоциональная чувствительность, и они иначе смотрели на жизнь. А мы даже их смерть готовы превратить в шоу.

Осуждение сталинских репрессий — это психологическая спекуляция на мертвецах. Так легко расписывать «ужасы сталинизма», потягивая пиво перед телевизором — это не требует никаких усилий и жертв. За окном умирают бездомные, гниют заживо, словно отбросы, в подвалах ночуют беспризорники, малолетки продают себя за наркоту, а в подпольных клиниках людей разбирают на органы, как машины на запчасти. Их пепел не стучит в ваши сердца? Каждый день приезжают в Москву провинциальные батраки, которых калечит столичная человекорубка, тысячи девушек, соблазненных гламурным раем, нарисованным в глянцевых журналах, покоряют бордели и притоны. Благословенная свобода выбора для них свелась к выбору между папертью и панелью. Меня спрашивают, не хочу ли я в ГУЛАГ. А вы не хотите в хоспис для бездомных? Не хотите умереть на улице на глазах соотечественников, спешащих мимо, чтобы в теплых, уютных телестудиях с пеной у рта распинаться о сосланных и расстрелянных? Вы и нищим подаете, чтобы избавиться от звенящей в кармане мелочи, и к благотворительности относитесь как к лишней рекламе, а верхом гуманизма считаете «перепост» картинки с бездомной собакой. А от грязных, вонючих бомжей отворачиваетесь, зажимая нос: «Это их выбор!» С таким же холодным равнодушием сталинские каратели жали на спусковой крючок. Может, «антисталинистам» сперва выдавить из себя по капле палача?

Император Цинь Шихуан уничтожил все книги, чтобы летопись Китая начиналась с его правления. Наши правители пошли дальше: они переписали историю, втиснув достижения сверхдержавы в «Черную книгу коммунизма». Бесчисленные открыватели, толкователи и низвергатели узурпировали историческую истину в последней инстанции, вывернув ее наизнанку, так что Сталина летчики стали налетчики. Кто владеет прошлым — тот владеет настоящим, кто владеет настоящим — владеет и будущим. Именно с этой точки зрения интересны развернувшиеся битвы за историю. Культ Сталина сегодня — это бунт против лицемерной, лживой эпохи, против демократии для демократов, свободы слова — для избранных и очернения прошлого страны теми, кто не думает о ее будущем.

Собчак назвала мое выступление о Сталине позором. А легко ли быть Собчак? Или младолибералы за жуликов и воров 90-х не в ответе? Такие превратили в ГУЛАГ всю Россию, сослав жителей сверхдержавы в страну Третьего мира. Под лозунгом: «Отнять и поделить!» отняли все у народа и поделили между собой. Разрушив коммунистическую империю, собчаки построили коммунизм в отдельно взятой группировке, в которой каждому — по потребностям. Если бы Сталина не было, его бы стоило выдумать — иначе как оправдаться за награбленное? Остается запугивать: «призрак бродит по России, призрак сталинизма».

Стоит заикнуться о Сталине, как разговор переводится в эмоциональную плоскость, а вместо успехов промышленности и науки обсуждаются бессмысленные жертвы сталинизма. Так может бессмысленными они стали в 91-м, когда развалилась страна, ради которой эти люди жили и умирали? И почему либералы так боятся обсуждать достижения сталинской эпохи? Потому что крыть нечем? Нам говорят, об империи, построенной на крови. Но разве что-то строилось иначе? Британская империя? Французская республика? Соединенные Штаты? Нам внушают, что революция была апокалипсисом, советская эпоха — темным временем, а правители — бездарными тиранами. Как же мы достигли мирового лидерства? И почему теперь, когда «проклятая» тоталитарная эпоха позади, летим в пропасть? Сталин получил Россию лапотную, а оставил ядерную. А нынешние правители получили ядерную сверхдержаву, а оставят лапотную, феодальную деревню. Если, конечно, Россия переживет их правление.

Это «кровавый тиран» не менял генералов на солдат, а наша «элита» считает, что слезы миллионов не стоят счастья их детей. Кровь для них не водица: дети политиков становятся политиками, дети банкиров — банкирами, дети актеров — актерами. А дети простолюдинов остаются простолюдинами. В России насаждается идеология неравенства, настоящий социальный расизм, и даже церковь внушает, что перед Богом все равны, но некоторые равнее. Глянцевый конвейер плодит «звездных» кумиров, а обыватели молятся на рублевские иконы стиля. Культ личности сменился культом сомнительных личностей? «Вождизм» выродился в «звездизм»? В сталинские годы за убеждения сажали. Зато в 90-е за убеждения спивались и вешались, а культуртрегеры и эстрадные пошляки развернули настоящий эстетический геноцид, добивая оставшихся. А теперь и убеждений нет — одни телеэмоции. Советские люди верили, что живут в клетке, а оказалось — в заповеднике. Но сейчас-то есть с чем сравнивать! «Железный занавес» опустился между людьми: это раньше мы были дружной «тюрьмой народов», сегодня у каждого — «одиночка». В России тянут срок, как приговоренные. По числу мечтающих уехать мы вторые после Ирака, и это притом, что уровень жизни у нас пока еще выше, чем в Китае, Бразилии или Индии.

Диктатуру пролетариата сменила власть криминалитета, превратившего казну в общак, губернаторов — в «положенцев», мэров — в «смотрящих». Первое лицо государства ботает по фене, правосудие работает по воровским законам, а наказание без преступления стало преступлением без наказания. Главной заслугой Путина называют сохранение России, «забывая» про взлетевшие в десять раз цены на нефть, про то, что страна давно живет лишь под покровом углеводородицы. Теодицея Путина — сравнение с 90-ми. Но вряд ли нашей «стабильностью» мы обязаны личности президента. Когда распадается семья и рвутся связывающие нити, особенно тяжелы первые годы, а потом каждый пристраивается, выживая в одиночку. Это объективный закон. Если расчленить амебу, ее части будут существовать сами по себе, регенерируя со временем. Конечно, уровень сложности будет иной, но существуют же Венгрия, Австрия, Чехия. А Милан нашел себя в другом государстве. И Украина не развалилась, и Казахстан, и даже Таджикистан с Киргизией. А нам упрямо внушают: «Кончилась зима, наступило лето, спасибо Путину за это!» Может, он фартовый парень, и цены на углеводородное топливо тоже его заслуга? В 30-е годы, когда бушевали сталинские каратели, страна проводила индустриализацию, строила города, заводы, ГЭС. А чем оправдать нынешние репрессии? Деиндустриализацией? Феодализацией? Дебилизацией? Путинская власть — это 96 долларовых миллиардеров плюс деэлектрификация всей страны? При этом в устах президента появилась сталинская риторика, а кремлевские имиджмейкеры, которым под силу сделать политика даже из обезьяны, рисуют нам образ «сильной руки». Сильная рука, которая лезет нам в карман? Или тянется к горлу?

Наши спутники падают, как звезды, промышленность лежит на боку, а многие дороги помнят еще Иосифа Виссарионовича. Зато цены на нефть взлетели, и жить стало лучше, жить стало веселее. В России никто не работает, ничего не производится, наука почила в бозе. Да все и рады! Мы хотим видеть великую Россию, но не способны идти ни на какие жертвы. Эту шизофрению вполне удовлетворяет телевизор: днем мы покупаем импортные продукты, выменивая их на ресурсы, а вечером переселяемся в сказочно сильную державу. Жизнь в период упадка зачастую слаще, чем в период расцвета. И на закате Римской империи, при последних императорах, жили лучше, чем в Республике эпохи Пунических войн. И чехи с австрийцами живут не хуже, чем их предки в Австро-Венгрии. Но они и не кричат о Великой Чехии или Великой Австрии. Скоро это пройдет и у нас, через поколение-другое, когда Россия будет состоять из Сибири, Дальневосточно-Китайской республики и Московского государства.

Хотят ли американцы жить при Аврааме Линкольне, в годы Гражданской войны? Вряд ли. Однако это не мешает считать его великим государственным деятелем. Выстави он свою кандидатуру на выборах — выиграл бы за явным. А у нас о Сталине говорят шепотом, словно боятся, что за ними придут. Почему, когда мы говорим о новом Сталине, воображение рисует обывателям только застенки Лубянки, колючую проволоку и безымянные могилы, а не научные институты, школы, заводы? Он был талантливым стратегом, действовавшим в заданных условиях, и уж кому, как ни ему, было знать, что неправильное в одной исторической обстановке может быть правильным в другой. Но СМИ запрограммировали на «образ-реакцию»: Ельцин — колбаса, Путин — нефть, Сталин — расстрелы. В советскую эпоху происходила русская экспансия, сегодня русский мир сжимается, как шагреневая кожа. А на Титанике русской цивилизации декорируют каюты вместо того, чтобы заделывать пробоины, как это делал Сталин. Кто мог, уже забронировал место в спасательных шлюпках, которые доставят к иностранным берегам, а на палубе мечутся те, кому некуда деться, выливая друг на друга бессилие, отчаянье и страх. Или, впав в тупое равнодушие, пьют перед зомбирующим экраном. Неужели это конец нашей истории? Бесславный закат империи? Общество — это воздух, а люди — молекулы, мечущиеся в беспорядочном движении. Их можно подогреть, и тогда они будут двигаться быстрее, можно подморозить. Но, чтобы они летели в одном направлении, нужен ветер. Вытащить страну из пропасти, в которую ее загнали транзитные собственники, способен только жесткий, талантливый стратег, новый Сталин. И других правителей у меня для вас нет.

Иллюстрация: плакат Сбылись мечты народные/http://sovposters.ru

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье