18+
пятница, 22 сентября
Общество

Присяжным оставят смертников

Судьбу подозреваемых, которым не грозит высшая мера наказания, будут решать районные судьи

  
110

Применение суда присяжных в России в очередной раз может быть ограничено. Верховный суд подготовил ряд поправок в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, которые существенно «секвестируют» полномочия двенадцати гражданских заседателей. В их компетенции собираются оставить только те дела, где обвиняемому может грозить пожизненный срок.

Дела по тяжким и особо тяжким преступлениям, максимальное наказание по которым не превышает 20 лет лишения свободы, будут переданы из областных судов в районные. Речь идет о таких составах, как взяточничество, изнасилование, похищение человека, терроризм, захват заложников, бандитизм, но только если при этом никто не убит и нет отягчающих обстоятельств.

И лишь те преступления, за которые грозит пожизненное заключение или смертная казнь, остаются подсудны федеральным судам общей юрисдикции. А только там суды присяжных у нас и действуют.

«Введение поправок в УПК, — отмечают „Ведомости“, — связано с тем, что с января изменится порядок рассмотрения апелляций по уголовным делам. Вышестоящие суды будут рассматривать дела в полном объеме, а не просто проверять решения первой инстанции».

То есть работы у областных судов с нового года прибавится, и ВС предложил немного разгрузить их, передав часть дел в подсудность районным судам. В минувший вторник Пленум Верховного суда проект поправок одобрил и направил в Госдуму на согласование.

В 2008 году власти уже сужали компетенцию суда присяжных: тогда за ее пределами оказались дела о терроризме и преступлениях против государства.

Что сулят нынешние нововведения институту суда присяжных? Об этом рассуждает федеральный судья в отставке (один из главных сторонников внедрения суда присяжных в России), доцент факультета права НИУ ВШЭ Сергей Пашин:

— Действительно, с 1 января планировалось сокращение компетенции суда присяжных. Из его ведения уходит взятка, уходят транспортные преступления и преступления против правосудия. И такой закон уже есть. В данном случае речь идет, видимо, о каких-то новых инициативах. Как я понимаю, в юрисдикции судов присяжных хотят оставить только дела, по которым возможны пожизненные заключения…

«СП»: — Именно. Такие дела и собираются оставить.

— Но, видите ли, таких дел очень немного. Это всего лишь шесть или семь составов. Так что и сейчас областные суды работают с очень небольшим кругом дел — примерно 3,5 тысячи в год. А вот после изъятия этих составов будет и того меньше. Смысл? Здесь два смысла: во-первых, апелляция, конечно. А во вторых, чтобы эта апелляция не доходила до Верховного суда. То есть Верховный суд свою компетенцию резко сокращает, и нагрузка здесь на него резко должна упасть. В этом смысл, как мне кажется.

«СП»: — А может, кого-то не устраивает, что присяжные в 20 раз чаще (это данные статистики) выносят оправдательные приговоры?

— Это само собой, конечно. Но, собственно, основная компетенция суда присяжных — это убийства. Примерно 70% - это статья 105 часть 2. Так что, в общем-то, подсудность суда присяжных фактически не сильно сократится: т.е. составов преступления много выводят, но реальную нагрузку это почти не изменит. Сейчас в год присяжные разбирают около 600 дел. Ну, будет около пятисот, примерно так.

«СП»: — А районные суды не «захлебнутся» от наплыва большого количества сложных дел, если их туда передадут?

— Не думаю. Областные и краевые суды (еще раз напомню) по всей стране разбирают в год примерно три с половиной тысячи дел. Для районных судов, где разбирают более полумиллиона дел в год, эти три тысячи как слону дробина.

«СП»: — То есть нет такой темы — сократить деятельность судов присяжных в стране?

— Такая тема есть. И давно Верховный суд эту идею вынашивал. Но проблема в том, что суд присяжных у нас все равно очень мало дел рассматривает. Как не сокращай и как не увеличивай — в сумме все равно будет мало. До тех пор, пока присяжных не будет в районных судах, ничего существенно и не изменится. Но это уже почти утопия.

Депутат Госдумы, член комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Юрий Синельщиков поддерживает расширение подсудности районных судов, при этом судьба судов присяжных его особенно не волнует:

— Откровенно говоря, я никогда не поддерживал создание суда присяжных. Да, по существу, у нас их и нет. Суды присяжных совсем небольшой процент дел рассматривают, и погоды не делают. Так что не думаю, что было намерение с судами присяжных вот так расправиться сейчас. Тем более что и многие обвиняемые стали понимать, что не очень это выгодная штука.

«СП»: — Что значит невыгодная?

— Если обвиняемого присяжные осуждают — выносят обвинительный вердикт, то ему профессиональный судья назначит наказание намного выше, нежели он назначил бы в том случае, если бы рассматривал дело без суда присяжных. Это везде такая тенденция. Обвиняемые об этом знают и теперь уже реже заявляют ходатайства о суде присяжных. Что касается процесса, при котором расширяется подсудность районных и городских судов, то мне он представляется нормальным и правильным. Но и здесь есть свои подводные камни.

«СП»: — Поясните…

— Во многих районных судах квалификация судей, к сожалению, очень низкая. И они, как мне кажется, не совсем готовы к тому, что им придется рассматривать столь серьезные и сложные дела. По крайней мере, не все готовы. А это может повлечь за собой и неправосудные решения, и неправосудные приговоры — вот в чем проблема.

Из досье «СП»

Суд присяжных — форма судопроизводства по тяжким и особо тяжким уголовным делам. Присяжные заседатели (двенадцать человек) — это судьи-непрофессионалы, участвующие в судебном рассмотрении дела наравне с профессиональным судьей. Именно присяжные принимают решение о виновности или невиновности подсудимого. На основании этого решения судья и выносит приговор по делу. Если вердикт присяжных — «невиновен», судья выносит оправдательный приговор, даже если не согласен с вердиктом присяжных. Оправдательный приговор суда присяжных может отменить только Верховный суд. В соответствии со статистикой присяжные оправдывают более 20% подозреваемых, а профессиональные судьи — чуть меньше 1%.

Фото: Алексей Даничев/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня