Общество

Трибуна против дивана

Писатель Денис Гуцко: как обывателя сделать оппозиционером

  
108

Сижу в своем непоколебимо аполитичном Ростове-на-Дону. Читаю интернет. Про КС, про декабрьский марш без митинга. Про слив протеста. Про перспективы протеста. Про лозунги: какие предлагались, какие будут озвучены. Читаю Быкова с Шендеровичем — их ироничные отповеди брюзгам и привередам. Очень обогащают комментарии госпожи Собчак — как, оказывается, многогранно слово «коллега». Изнываю в пробках, ругаюсь на мажоров и отморозков, для которых не писаны правила. По ночам просыпаюсь послушать русский рэп: молодежь приехала подкупить алкоголя у охранников гипермаркета. Смотрю, как вертят беличье колесо мои знакомые, пытаясь удержаться на привычном уровне. Огрызаются устало: «Да ничего не изменится. А кто вместо этих? Да другие не лучше». И снова в интернет, читать про столичный протест. Пристрастился.

Одни координаторы протеста настаивают, что срочно нужна позитивная программа, которая сменит митинговые кричалки (в общем, хотелось бы). Другие морщатся: хватит сопли интеллигентские жевать, власть боится только массовости (с чем тоже глупо спорить). Но судя по риторике, и те и другие адресуются к общей аудитории — к тем самым, энергичным и продвинутым, пассионарным и креативным, связанным с твиттером и фейсбуком серьезными прочными отношениями. Это их нужно укрепить позитивной программой, это их решительные массы вот-вот свергнут российскую клептократию. Фразу: «Историю делают 5−7% сознательных и активных граждан», — все мы, заложники очередного русского затишья, заучили как Отче наш. Слышали бы вы, с какой непередаваемой надеждой произносят это в Ростове-на-Дону, где активно сознательных, если считать, что все они отметились на прошлогоднем декабрьском митинге, самом многочисленном из прошедших под лозунгом «За честные выборы» — одна… может, две сотых процента.

Короче.

Сижу в своем миллионном обывательском заповеднике, наблюдаю, как окукливается протест — и не могу взять в толк: кто и зачем поставил крест на этих миллионах? Почему, с какого хипстерского бодуна армию обывателей — расквартированную большей частью по провинциям, но и в Москве представленную не хило, «по умолчанию» отдают в союзники клептократам? Почему моих знакомых, честных и умных людей, много работающих и отнюдь не помешанных на тачках и айфонах, вполне разделяющих недовольство державными воришками, но не созревших для митингов, разделили на две графы: «Пассивные путиноиды» и «Мертвый балласт»?

Я сам был таким. Каких-нибудь семь-восемь лет назад. Думал: все утрясется, дайте спокойно пожить. Пока не уяснил, что спокойно — значит обреченно. Либо соглашаешься с пайкой, отмеренной тебе и потомкам твоим до третьего колена. Либо танцуй и доказывай, что барину есть за что тебя приголубить. Но у каждого свой рубеж, за которым появляется это «либо — либо». Свой мотив у каждого, свой темперамент. Те, кто влипли в диваны, не утратили совесть и чувство родины. Нет. Просто сегодня не их рубеж. И выводить их за скобки как-то нелепо. Рано их списывать.

Знаете, коллеги, если честно, я не верю, что 5−7 сознательных процентов из фейсбука способны сменить власть в той усталой разочарованной России, в которой я живу. Каким бы овощем она ни выглядела, она не позволит ничего менять, пока ей не докажут, что другого выхода нет. Прививка девяностых ещё действует. И уральские работяги действительно приедут гонять бандерлогов. И люди в обвислых трениках, что матюкаются на брехливый телевизор, выйдут (бесплатно) с плакатами «Путин! Верим!»

Но главный вопрос не в этом даже. Главное — как вывести из тупика страну, которая вообще никуда не собирается? Которой категорически параллельна буза обновлённой интеллигенции. В какое место приведут перемены, если на местах нет ни существенной поддержки, ни достаточного числа соратников — искренних и компетентных? Кажется, девяностые показали, в какое.

Менять нужно, кто бы спорил. И сопли жевать вредно. И времени у вымирающей и разъезжающейся по заграницам страны совсем немного. А с учётом национальной разобщённости все может кончиться гораздо быстрее. Еще при нас.

Согласен с Быковым: умничать можно долго, а дохлую лошадь нужно оттащить с дороги. И противоборство злу важно прежде всего как путь личного спасения — а уже потом как шанс изменить историю, спасти кого-то ещё.

Но ведь и эту дорогу можно замкнуть в кольцо.

Чтобы этого не случилось, чтобы уборка лошади не превратилась в уморительный сериал, нужно делать ставку не на проценты, а на всю страну. ИМХО, едрена корень. Бороться нужно за эти — сонные, но не мёртвые пока ещё души. О такой — настоящей, массовости думать. К этой аудитории адресоваться. Там всё решится, коллеги: оторвутся и примкнут — или продолжат голосовать задницами.

Ну да. Имеет место пассивность. Маргинализированность, о которой напоминает Юлия Латынина, рассуждая, стоит ли честные выборы рассматривать как конечную цель. И мещанство стремительно молодеет. И Света из Иванова — звезда. И что? Почему это приговор, а не диагноз? Кто решил, что это не лечится?

Банальность, конечно: русская интеллигенция разучилась говорить с народом.

(Как хотите, но отказаться от этого слова из-за того, что интеллигенции больше нет — выше моих сил. Хоть слово оставьте. Бодрит).

Банально, а все же неспроста об этом вспоминается сегодня.

Как выглядела попытка интеллигенции говорить на языке народа в девяностые — смотрите «Журавли и карлики» Леонида Юзефовича, глава вторая. Там описывается выступление Елены Боннэр в Свердловском университете, с политической программой из трёх «На х.».

Рассказчик горько усмехнулся и подвел резюме:

— С такой вот программой из трех пунктов они всю эту кашу и заварили.

Сегодня, как и тогда, кашеваров хватает. Объяснить несознательному народу, ставшему помехой для всеобщего послепутинского счастья, почему иначе нельзя, и в чем состоит выбор — всем как-то недосуг. Хочется о свободе и гражданственности — столько ещё хороших в запасе слов. А они не слушают. Расходятся, странные, через полчаса.

Проще окучивать сознательных и верить в пять-семь процентов.

Но достучаться до обывателя — на мой взгляд, самая важная и вовсе не безнадёжная затея.

Увы, на диване сидящих действительно не растормошить митинговыми кричалками. Хоть за свободу выборов кричи, хоть за свободу выбора. И программа действий, какой бы ни была она конкретной и позитивной, не поднимет людей, не осознавших ещё, что действие неизбежно. Что барин фантазёр, а у холопов нет будущего.

Выход вполне очевиден, по-моему. Достаточно говорить с обывателем о близком, о важном — об обывательском. О том, например, почему городские поликлиники из года в год не могут укомплектовать врачебный штат, и визит к урологу, неврологу, окулисту — это в лучшем случае на полдня. Или объяснить, почему бригаду гаишников при ДТП приходится ждать часов по десять, а то и до утра, до новой смены. Тем, кто хотел бы стать фермером (остались ещё такие?) будет интересно узнать, почему вот уже несколько зим в Ростовской области и Краснодарском крае под снегом красуются гектары высохшего подсолнечника. А родителям абитуриентов — о том, каковы реальные шансы устроиться по специальности в приличное место с дипломом распиаренного местного вуза. Ну и так далее. Сюжетов, способных увлечь диваны — бесконечное множество. Какой ни раскрути, упрёшься в ясное неоспоримое объяснение: тебе так сложно и неудобно жить, коллега обыватель, из-за неэффективности тех высокопоставленных коллег, власть которых держится на твоём обывательском молчании. За этой неэффективностью, как видишь, стоят не заговорщики англосаксы, не суровый российский климат, а коррупция и неадекватность. Исправить это можешь только ты, никто кроме тебя — нужно только собраться и начать, наконец, строить другую, удобную и справедливую страну.

Вот как-то так.

В следующий раз поделюсь своей обывательской историей — тем, как делал ремонт и вселялся в недостроенный дом, который был сдан в эксплуатацию в прошлом декабре, дабы не нарушать областной жилищной статистики.

Присоединяйтесь, коллеги. За свободу выбора те, кто хотел, уже вышел. Давайте приведем остальных. Без них нет смысла затеваться.

Фото: Александр Кондратюк/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня