Общество

ДнепроГЭС: гордость и кошмар Союза

В декабре 1943 года советская разведка предотвратила самую масштабную техногенную катастрофу Второй мировой войны

  
7574

Девяносто лет назад, 30 декабря 1922 года первый Всесоюзный съезд Советов утвердил договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик. Договор подписали четыре республики — РСФСР, БССР, УССР и куда менее известная ныне Закавказская Советская Федеративная Социалистическая Республика. С этой четверки и началась история Советского Союза — той самой сверхдержавы, которую на пике мощи составляли «пятнадцать республик, пятнадцать сестер», как учили в школе автора этих строк.

И все эти 90 лет, наряду с победой в Великой Отечественной войне и легендарным покорением космоса, одним из главных символов страны, оставалась гидроэлектростанция в низовьях Днепра: плотина в виде дуги, шедевр промышленной архитектуры, как в тридцатых годах решили в Париже.

ДнепроГЭС был первым масштабным достижением первой пятилетки. Гигантскую по тем временам станцию возвели царские инженеры, американские технические консультанты и 36 тысяч рабочих — неграмотные, до сих пор не имевшие отношение к строительству люди. Любопытно, что в отличие от других советских строек, труд заключенных на Днепре не применялся. Зато вольнонаемных собирали отовсюду: крестьян, отставных военных, безработных на биржах труда. В работах участвовали сыновья царских адмиралов и даже бывшая графиня. Знаменитые кадры кинохроники: мужчины радостно месят бетон, будто исполняют греческий танец сиртаки. Кстати, крепость этого бетона поражает до сих пор.

Супер-памятник Голодомору

Станция вступила в строй действующих предприятий под занавес 1932 года. То есть, ровно через десять лет после образования СССР. Главный куратор строительства Иосиф Сталин еще пытался казаться скромным партийцем, потому на открытой плотине загорелось имя «Ленин». Так плотина получила свое имя, которое носит до сих пор: ДнепрГЭС им. В. И. Ленина. Она — словно огромное воплощение величия и трагедии страны, которой больше нет.

На самом деле, снабжение дешевым электричеством промышленных центров Днепропетровщины, Запорожья и Криворожского рудного района было лишь второй задачей ленинского плана ГОЭРЛО. Прежде всего, большевикам требовалась сквозная навигация вдоль всей протяженности Днепра. Для этого с помощью плотины затоплялись непроходимые речные пороги, растянувшиеся на 100 км между Днепропетровском и Запорожьем. Рядом с плотиной создавался внутренний каботажный порт, позволяющий плавание крупным морским судам от Киева до Чёрного моря.

Еще со времен Екатерины Великой разрабатывались проекты. улучшающие судоходство на Днепре. В начале ХХ века основной акцент в разработке этих проектов делался именно на развитие судоходства. Но при царской власти они оставались неосуществленными.

Дело завершил Иосиф Сталин. Великий вождь получил главный канал экспорта советского сырья за рубеж, чтобы на эти деньги осуществить индустриализацию. Строительство плотины давало возможность судоходства вплоть до черноморских портов. По грандиозной транспортной артерии потекла украинская пшеница, выкачанная из селян.

После окончания Гражданской войны в условиях разрухи, международной изоляции, когда негде было получить займы на программу индустриализации, СССР экспортировал нефть, лес и самый доходный товар — зерно. Еще летом 1928 года Сталин выступил на Пленуме ЦК ВКП (б) с докладом «Об индустриализации и хлебной проблеме». Деревню обложили как прямыми, так и скрытыми налогами. В стране были введены завышенные цены на промышленные товары и сильно занижены — на сельские. Однако зерновых ресурсов советской власти не хватало. Выход был один — тотальная коллективизация, чтобы полностью взять под контроль сельскохозяйственное производство.

Страшный Голодомор начала 30-х годов оказался эффективным средством, позволившим сломить непокорное крестьянство черноземного юга. По новеньким днепровским шлюзам шли десятки тысяч барж, над которыми витали души миллионов людей, погибших от голода. Без ДнепроГЭСа огромные массы отобранного хлеба было бы просто некуда девать.

В последний год своего президентства Виктор Ющенко потребовал от Службы безопасности Украины назвать главных организаторов голодоморной трагедии. Списки были обнародованы, однако среди них не оказалось ни одного русского имени — только евреи, украинцы и прибалты. Говорят, именно после публикации этих списков Ющенко лишился поддержки Запада и проиграл выборы. С тех пор тема «оранизаторов» здесь не поднимается.

Днепровское цунами

30 декабря 2008 года в Запорожье большая группа ветеранов войны и войск специального назначения отпраздновала 65-ю годовщину освобождения родного города. Так советский спецназ отметил беспрецедентную операцию отечественной войсковой разведки по спасению промышленного гиганта.

…Эта операция до сих пор полна засекреченными подробностями. Наши успешно форсировали низовья Днепра осенью 1943-го. Но стояли на плацдармах больше двух месяцев, и двинулись вперед по правобережной Украине только зимой 1944-го. Почему?

Красную Армию остановила угроза самой масштабной техногенной катастрофы Второй мировой. Свою тайну до сих пор хранит легенда отечественной индустрии — плотина ДнепроГЭСа.

Т-34 ворвались на левый берег Запорожья 14 октября. Через неделю сразу три гвардейские стрелковые дивизии форсировали Днепр у плотины. Еще один большой плацдарм появился чуть выше по течению в селе Каневское. И вдруг вся группировка встала. Единственный случай в истории войны — советские войска два с половиной месяца не решались штурмовать запорожское правобережье, существенно замедлив общее наступление на запад.

Да, немцы оказывали бешеное сопротивление, бои были кровопролитными. Но когда солдатская кровь мешала сталинскому наступлению? Была иная причина, из-за которой армия не могла идти вперед. Шеститомник «Истории Великой Отечественной войны» лишь приоткрывает завесу:

«Советские войска стремились во что бы то ни стало предотвратить уничтожение захватчиками ДнепроГЭС. Для разрушения станции гитлеровцы подвезли более 200 тыс. кг взрывчатых веществ. Только для уничтожения плотины они тщательно заделали в ее тело 40 тыс. кг взрывчатки, уложили 100 авиационных бомб весом по 500 кг. …Полностью осуществить свои замыслы оккупантам не удалось. Части Красной армии сбили противника с его позиций на правом берегу Днепра и освободили территорию Днепрогэса. Сразу же после этих боев на электростанцию прибыли рабочие и инженеры. Начав восстановление, они обнаружили на плотине тело советского воина. Павшего смертью храбрых при спасении гидростанции от гитлеровцев. Имя этого воина-патриота осталось неизвестным. При нем не было никаких документов. Коллектив рабочих с почестями похоронил его на территории станции. С тех пор труженики Днепрогэса как святыню оберегают могилу и монумент в честь безымянного героя».

Официальная трактовка событий казалось сомнительной еще в начале 1960-х, когда вышел в свет этот научный труд. Даже невоенному человеку было понятно, что предотвратить взрыв плотины герой-одиночка попросту не мог. Но кто не дал фашистам разом поднять на воздух 200 тонн взрывчатки? Поиск имен спасителей Днепрогэса начал украинский писатель Савва Голованивский. Через Киевский военный округ и Центральный архив Минобороны СССР вышли на след группы разведчиков. Формировал ее по приказу командования капитан Михаил Сошинский. А вел группу в тыл врага лейтенант с непонятно написанной фамилией — Кутузов или Курузов. Рапорты с передовой далеко не всегда отличались каллиграфическим почерком. К тому же фамилия Кутузов была более звучной и привычной. Ей и отдали предпочтение в донесениях в высшие инстанции.

Настоящий лейтенант отыскался лишь через три десятилетия после окончания войны. Награжденный обычным солдатским орденом Николай Курузов работал инженером в маленьком городке на Днепропетровщине. Он помнил боевых побратимов — участников уникального рейда по спасению Днепрогэса.

Соблюдая особую секретность, из разных частей фронта были отобраны 19 бойцов-добровольцев — саперы, разведчики, водолазы. Времени на подготовку в обрез, а надо было освоить хотя бы азы альпинизма. Предстоял подъем по днепровским скалам и отвесным бетонным стенам плотины, надо было преодолеть нагромождения бетонных блоков.

Почти два месяца разведчики каждую ночь шаг за шагом обследовали плотину, которая находилась под контролем немцев. Прошли огромную сеть подземных коридоров и тоннелей внутри бетонного тела Днепрогэса. Они не просто разрезали взрывные кабели, но вытащили наружу их многометровые куски. Военные специалисты называют эту операцию беспрецедентной по степени сложности и эффективности. Когда в ночь с 29 на 30 декабря 1943 года наши войска неожиданно пошли вперед, фашисты пытались включить «адскую машинку».

Приказ на взрыв был отдан командующим 1-й танковой армией вермахта Макензеном, а непосредственная ответственность за активацию заряда возлагалась на командира 40-го танкового корпуса генерала Хенрици. Но взрыва не последовало!..

В штольнях выжившего Днепрогэса осталась лежать половина разведгруппы. Одессит Петя Стародуб убит на польской границе. Имя разведчика Абдарахмана Шабанова высечено в берлинском Трептов-парке среди тех, кто пал в последних боях. Семья старшего сержанта Насибуллы Ямалова из Башкирии получила похоронку после Одера. Но сержант вернулся живым с двумя орденами «Красной звезды» и медалью «За отвагу». Дошагали до Победы только он, капитан Сошинский и лейтенант Курузов. А немецкая попытка подрыва плотины ДнепроГЭСа была среди пунктов обвинения немецких военных преступников в ходе Нюрнбергского процесса.

Сегодня уже нет никого, кто спас знаменитую гидроэлектростанцю. Небольшая улочка Курузова на окраине Запорожья — все, что осталось от героев. Командование намеревалось представить участников рейда к званиям Героев Советского Союза, хотя ограничилось обычными наградами. Расписывать подвиг не стали. Нет ни одной книжки, так и не появилось художественных фильмов об этом необычайном военном «экшене». Если награждать, писать книги, снимать увлекательное кино — пришлось бы рассказать историю до конца…

Итак, с середины октября до конца 1943-го фронт у Запорожья стоял и ждал. Чего? Советский генералитет с ужасом представлял, что немцы все-таки могут взорвать плотину. Тогда гигантское наводнение смыло бы целые армии наступающих войск на южном течении Днепра. Это не было гипотетическим предположением. Красная Армия имела трагический опыт начала войны. Мы знаем о гибели советских войск в многочисленных «котлах», но судьба отступавших в днепровских плавнях кажется по-настоящему ужасной.

Лето 1941-го. По приказу командующего Юго-Западным направлением Семена Буденного саперы 157-го полка НКВД подрывают Днепрогэс. Взрыв лишь частично разрушил плотину, но по течению вниз помчалась огромная стена воды. По воспоминаниям очевидцев, высота волны была несколько десятков метров. Она уничтожила не только немецкие переправы и относительно небольшое количество вражеских войск. Гигантские водовороты отрезали и буквально всосали в себя две наши отступающие общевойсковые армии и кавалерийский корпус. Выплыть смогли лишь отдельные разрозненные группы, потом попавшие в окружение и плен. Волна обрушилась на прибрежную запорожскую полосу и колонны беженцев.

Старожилы и сегодня с ужасом вспоминают жуткую картину «днепровского цунами». Кроме войск и беженцев, в плавнях и береговой зоне погибло множество работавших там людей, местное гражданское население, сотни тысяч голов скота. Лавина воды стремительно залила огромные пространства Днепровской поймы. В катастрофическом потоке погибли десятки судов вместе с судовыми командами. За один час была снесена вся нижняя часть Запорожья с огромными запасами промышленного оборудования и военных материалов, десятками тысяч тонн продуктов питания.

Времени на расчеты у саперов НКВД не было. Прикинули на глазок, что двух грузовиков с взрывчаткой будет достаточно. Грузовики загнали в технологические галереи плотины. Никто не мог предположить последствий взрыва в замкнутом пространстве. Последствия активного сброса воды и, как результат, обширных затоплений в нижнем течении Днепра оказались непредсказуемы.

Однако если летом 1941 года Буденный взорвал в теле Днепрогэса две трехтонки с аммоналом — немцы приготовили 200 тонн тола! Достаточно, чтобы плотина перестала существовать вообще. Вместе с ней гарантированно уходили под воду тысячи километров уже освобожденной территории и вся готовая к наступлению группировка советских войск.

.Утром 30 декабря 1943 года наши дивизии пошли от Запорожья дальше по Правобережной Украине. Одинокая могила у легендарной гидростанции осталась безымянным памятником горю народа и героизму разведки.

Фото Бориса Дворного (Укринформ — ИТАР-ТАСС)

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня