18+
среда, 16 августа
Общество

Минздрав лишают полномочий

Бороться с кризисными явлениями в отечественной медицине врачи намерены без помощи чиновников

  
75

Депутаты разработали концепцию реформы системы здравоохранения, которая, как заявлено, позволит искоренить коррупцию в лечебных учреждениях, повысить качество медицинского обслуживания и снизить количество врачебных ошибок. Согласно готовящемуся в недрах Госдумы законопроекту, всех врачей обяжут вступить в саморегулируемое профессиональное объединение, которое получит право решать, кто из них может работать по специальности, а кого нужно лишить практики.

«Введение саморегулирования врачебной деятельности позволит выстроить механизм реальной ответственности медицинского персонала — как материальной, как и профессиональной, вплоть до запрета на профессию, а также создать инструмент защиты квалифицированных специалистов в случае нарушения из прав, включая организацию объективной независимой профессиональной экспертизы», — уверен справедливоросс Антон Беляков.

По его словам, законопроект о саморегулируемых медицинских организациях (СРО) будет внесен в нижнюю палату уже в весеннюю сессию.

Врач по образованию, Беляков считает, что сегодняшний кризис в отечественном здравоохранении «носит как объективный характер, так и отражает зачастую отрицательное восприятие россиянами качества медицинского обслуживания».

Очереди и мздоимство в лечебных учреждениях, низкая квалификация персонала, необоснованное назначение дорогостоящих препаратов и сложный доступ к высокотехнологичной помощи, — все это, по мнению депутата, приводит к тому, что 60% населения страны стараются не обращаться к врачам, предпочитая заниматься самолечением. А более 50 тысяч россиян ежегодно погибает от ошибок медиков.

Количество врачебных ошибок, приводящих к длительной потере трудоспособности или инвалидности, и вовсе не поддается учету, говорит парламентарий.

Саморегулируемые медицинские организации (СРО), согласно документу, смогут выплачивать вместо врача компенсацию, положенную пострадавшим от врачебных ошибок согласно решению суда. В случае большого количества исков организация вправе исключить врача, что по сути будет являться запретом на ведение медицинской деятельности.

Поможет ли нашей медицине саморегулирование? Высказать свое мнение на этот счет мы попросили, президента НП «Национальное агентство по безопасности прав пациентов и независимой экспертизе», доктора медицинских наук Алексея Старченко:

— Механизм саморегулирования подразумевает право исполнителя медицинской услуги — то есть лечащего врача — сказать свое слово чиновнику. Это главное. Потому что в сегодняшней модели чиновник всегда прав: чиновник присылает стандарт, в котором написана ахинея. Чиновник не дает лекарств. Чиновник не дает оборудование, Чиновник закрывает больницу и т. д. А исполнитель, который непосредственно лечит пациента, он лишен каких бы то ни было возможностей. Он только должен лечить, лечить и лечить, других прав у него нет. Естественно, при таком условии может существовать произвол чиновника — хочу, пошлю, хочу — не пошлю. Хочу, выдам ему деньги, хочу — не выдам. Что захочу, то и напишу в стандарте, … …понимаете? А ведь именно исполнитель несет ответственность перед пациентом за то, что он делает.

Поэтому СРО — это способ донести именно до чиновника мнение исполнителя. Если мнение исполнителя будет такое: «Я не могу лечить пневмонию, если у меня нет этих антибиотиков». И в истории болезни будет написано, что без такого-то антибиотика больной умрет. Чиновник сразу же будет знать, что его скоро пригласит прокурор, который спросит: «Почему ты не закупил вовремя нужный антибиотик?» Вот сегодня такая запись в истории болезни невозможна. А в модели медицины саморегулируемой мы придаем врачу статус через эту самую саморегулируемую организацию, которая имеет право требовать от чиновника исполнения их функциональных обязанностей.

«СП»: — Но согласятся ли с такой постановкой вопроса в Минздраве?

— Скорей всего, полагаю, это им не понравится. Потому что саморегулируемые организации, в первую очередь, будут требовать от Минздрава современных стандартов, по которым бы больные не умирали. Потому что те стандарты, которые принимают сегодня по акушерству, например, просто не приемлемы — они не предусматривают, в частности, стопроцентной кардиотокографии плода. А мы не будем знать, есть у роженицы, которая поступила в лечебное учреждение, гипоксия плода или нет, если не сделаем это исследование. По стандарту Минздрава оно показано в 0,7−0,8% случаев. Но как исполнитель услуги (если бы я был акушером-гинекологом), я бы потребовал, чтобы такая процедура назначалась всем. Для этого естественно нужен прибор, нужен специалист, нужна ставка, нужны деньги — чтобы мы вовремя устанавливали гипоксию плода, и наши дети не умирали. Вот в модели СРО я бы потребовал это. Но, понятно, что вмешательство во внутренние дела министерства, ему, скорей всего, не понравится. Впрочем, все зависит еще от того, что напишут депутаты в своем законе.

У эксперта «Центра медицинского права» Андрея Карпенко нет однозначного мнения относительно идеи депутатов.

— Здесь сложно сказать: да или нет, возможно и то, и — другое. Контроль за здравоохранением со стороны саморегулируемых организаций, насколько мне известно, очень распространен в странах Западной Европы. То есть, это не наше изобретение, это мы пытаемся в очередной раз позаимствовать чужой опыт. Но опять нет никаких гарантий, что у нас это эффективно заработает. Кстати, эти саморегулируемые организации у нас есть уже, есть даже закон о СРО. Единственное, что сейчас пытаются в медицине отдельным законом это все каким-то образом прописать. Сейчас СРО, которые работают в области здравоохранения, изо всех сил пытаются каким-то образом тянуть на себя одеяло…

«СП»: — В каком смысле?

— Они хотят принимать стандарты здравоохранения: то есть, раз мы саморегулируемые, мы будем и врачей дисциплинировать, и в то же время мы будем заниматься какой-то организаторской деятельностью. Просто забирают себе функции Минздрава и Роспотребнадзора. В конечном итоге получается абсолютная анархия, потому что каждый тянет одеяло на себя. Что будет дальше? Может быть, да, действительно, закон о СРО в области здравоохранения каким-то образом упорядочит эти отношения. А, может быть, еще больше масла в огонь подольет. К сожалению, все наши благие начинания порой заканчиваются весьма и весьма печально…

«СП»: — Значит, позитивных сдвигов в нашем здравоохранении в скором времени ждать не стоит?

— Позитивных сдвигов у нас не будет до тех пор, пока не будет налажена система образования. Потому что сейчас, в первую очередь, мы страдаем из-за того, что в 90-е годы резко упало качество подготовки медиков. И нет особой разницы: какой-то дядька будет сидеть в Минздраве или в департаменте и регулировать, или они сами регулироваться будут — пока в медицине работают малообразованные люди, застрелись, ничего хорошего не произойдет. А качество медицинского образования — это медицинские вузы. Да, в советские времена не требовались саморегулируемые организации: государство, выдавая дипломы, гарантировало, что вот этот Вася Сидоров, он хоть что-то, но может, по крайней мере, что у него не будет умирать каждый второй пациент. Сейчас государство таких гарантий уже не может дать, потому что очень многие студенты эти дипломы просто покупают. Да, вы хоть их обрегулируйте, они лечить лучше не станут от этого.

«СП»: — Может, следует запретить получение платного медицинского образования?

— Это — к депутатам. У нас есть законодательный орган, они прекрасные законы порой принимают, когда хотят…

«СП»: — Парламентарии, кстати, предлагают передать функции по допуску медиков к врачебной деятельности профессиональному сообществу. Как вам такая перспектива?

— И сейчас врач, получая диплом, не имеет права лечить. Он должен пройти либо ординатуру, либо интернатуру, получить сертификат специалиста, и с этим сертификатом он отправляется уже в поля — в больницы, в поликлиники лечить людей. Соответственно, государство, выдавая сертификат специалиста, дает (сегодня, к сожалению, образно говоря, дает) гарантии, что данный специалист подготовлен надлежащим образом. Что он прошел определенные программы по определенной специальности, и может лечить. Это хорошая система, поверьте, она работала много-много десятков лет.

«СП»: — Зачем тогда ее менять?

— Потому что перестала работать. А перестала работать, на мой взгляд, как специалиста в области медицины и организации здравоохранения, в первую очередь из-за ухудшения подготовки кадров. Еще раз повторю: пока мы не научимся врачей учить, нет смысла их контролировать. Грубо говоря, если есть тридцать три дебила…- как их ни контролируй, все равно результат будет печален.

«СП»: — Получается, не в том направлении движутся реформаторы?

— Не то чтобы не в том… Движутся-то в правильном направлении — надо саморегулировать. Но почему-то очень важное направление у нас осталось за бортом — позабыли про повышение качества подготовки врачей. Ведь зачастую диплом врача у нас - это, так сказать, элемент социального статуса. И человек просто хочет его иметь, как девушка хочет кольцо с бриллиантом, а молодой человек — автомобиль. Так чему мы удивляемся, когда, как минимум, половина наших граждан предпочитает не лечиться, а заниматься самоисцелением.

Фото: сайт БГМУ

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня