Общество

Перед смертью равны не все

Почему российские мужчины редко доживают до пенсии

  
7178

Россия занимает последнее место в Европе по продолжительности жизни мужского населения. Таковы результаты исследования, опубликованного недавно экспертами Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Проанализировав статистику из 53 стран-членов европейского бюро ВОЗ, в которых проживает порядка 900 млн человек, международные специалисты пришли к выводу, что российские мужчины в среднем доживают лишь до 62,8 лет, при том, что общая европейская картина в этом плане улучшилась и достигла отметки в 76 лет.

Продолжительность жизни растет — по сравнению с показателями 1980 года европейцы теперь в среднем живут на пять лет дольше. Первое место принадлежит долгожителям мужского пола из Израиля — 80,1 года, далее следуют испанцы — 78,8 года, а замыкают тройку жители Соединенного Королевства — 78,4 года.

Среди женщин «рекордсменками» стали испанки — 85 лет и француженки — 84,8 года. Хуже всего дела обстоят в Киргизии, где женщины в среднем не доживают до 73 лет.

Эксперты также обращают внимание на тот факт, что сохраняется большой разрыв между средней продолжительностью жизни мужчин и женщин. В общем зачете женщины доживают до 80 лет, в то время как мужчины — лишь до 72,5 года. Самые высокие показатели смертности отмечены в восточноевропейских государствах, а самые низкие — в странах западной части континента.

Основными причинами смерти тех, кто умер в возрасте до 65 лет, являются инфаркты и инсульты, 20% людей умирают от рака, травмы и отравления уносят 9% жизней. Основными факторами риска являются, по данным экспертов, табакокурение и злоупотребление алкоголем, от которых умирают 6,5% людей.

Почему даже в менее развитых странах мужчины живут дольше, а в России часто не доживают и до пенсии? Каковы причины высокой смертности среди сильного пола в нашей стране? Эти вопросы мы адресовали ведущему научному сотруднику Центра демографических исследований Российской Экономической Школы Евгению Андрееву:

— Вообще, данные ВОЗ — это не новость. Так было почти всегда: сколько лет существует доклад ВОЗ, Россия постоянно занимает в нем одно из самых последних мест. Правда, она там не всегда присутствовала — до 1992 года нашу страну не вставляли отдельной строкой — там был СССР. Хотя и тогда, наверное, мы были бы среди аутсайдеров. Но надо учесть, что понятие «европейский регион ВОЗ» — оно такое, довольно размытое, потому что туда входит весь бывший СССР. А я не берусь комментировать ни ситуацию в Албании, ни ситуацию в некоторых бывших югославских странах, ни тем более ситуацию в бывших союзных республиках. Потому что никто не знает, как организована статистика смертности, скажем, в Таджикистане современном, как она выглядит в современной Туркмении. Никто не видел этой статистики, и, по-видимому, там очень большие досчеты. Но вот среди стран, где надежная статистика смертности, Россия занимала всегда последнее место или одно из последних по мужской продолжительности жизни.

«СП»: — В чем причина?

— Причин много. Если сейчас в Европе продолжительность жизни у мужчин порядка 72 лет (в более развитых странах, может, и больше — 76, где-то), а у нас около 63-х, то такие потери связаны далеко не только с медициной. Потому что если бы это была только плохая медицина, она равно бы действовала на мужчин и женщин. А огромный разрыв между мужчинами и женщинами по продолжительности жизни показывает, что дело не только в медицине. И даже не в курении, хотя, женщины, к сожалению, у нас стали курить не меньше, чем мужчины. Одна из основных причин чрезвычайно высокой мужской смертности в России — алкоголь. Есть так называемый «северный тип» потребления алкоголя, когда человек выпивает сразу (может быть, он даже не каждый день пьет) большую порцию крепкого алкоголя — водки, чаще всего. Это крайне негативно отражается на всем организме. Водка сама может привести к смерти: люди, которые не могут себя контролировать пьют столько, что умирают просто от очень большой концентрации алкоголя в крови. А кто-то контролирует себя, но у них возникают многочисленные болезни, связанные с алкоголем. И это не только алкогольный психоз, алкоголизм. Это гораздо более массовые и страшные заболевания, к примеру, алкогольная кардиомиопатия, когда утолщается сердечная стенка и меняется форма и структура сердца. Результат — преждевременный инфаркт. У нас огромная проблема — это смертность мужчин в рабочих возрастах, где-то между 45-ю и 65-ю годами, от ишемической болезни сердца. Вообще, ишемическую болезнь сердца заработать в этом возрасте очень сложно, если жить более-менее нормальной жизнью. Такое массовое заболевание — прямое следствие массового потребления крепкого алкоголя.

«СП»: — Но не только же в России любят выпить?

— Не только. Но она страдает больше других. В 1850 году такая проблема была в Швеции. Теперь она одна из европейских лидеров по продолжительности жизни. В 60-е годы прошлого века подобная проблема была в Финляндии. Но они с ней справились драконовскими антиалкогольными мерами. Кто еще наши коллеги по проблеме потребления? Видимо, это бывшие балтийские республики — Латвия, Эстония, в меньшей степени Литва. Польша тоже сторонник крепкого алкоголя. Только вот у них все процессы идут позитивно. Есть такой тренд — водка-пиво, т.е. страны стараются вначале борьбы с пьянством замещать частично водку пивом. Потому что пиво (оно, конечно, тоже не подарок, c точки зрения здоровья, и, особенно, если его пить много), но вот упиться им до смерти — невозможно, просто мочевой пузырь алкоголика не выдержит. Но, безусловно, есть еще много других причин ранней мужской смертности. Россия, например, по смертности от внешних, насильственных причин — лидер в Европе. А в мире мы сравнимы только с США. Но не надо думать, что все эти внешние причины, они связаны с криминалом. Нет. Самое большое количество убийств, это, когда люди вместе выпивали, потом чего-то не поделили, и один убил другого.

«СП»: — На полицейском сленге это называется «бытовуха»…

— Да, и это все тоже отражение алкоголя. Был прецедент: эксперимент, который поставил Михаил Горбачев — ему ведь приписывают антиалкогольную компанию 85-го года. Что интересно? Тогда был совершенно потрясающий эффект — за период с 86-го по 87-й год, когда резко снизилось потребление алкоголя, продолжительность жизни в России стала выше 67-и лет. Был просто скачкообразный рост продолжительности жизни. Но это тоже не метод, так сказать, — массовое насилие. Да и сейчас так не получится.

«СП»: — А производственный фактор играет какую-то роль? Ведь мужчины чаще заняты разного рода вредными для здоровья видами деятельности.

— Производственную гипотезу многие высказывают. Но сейчас у нас промышленное производство настолько упало, что нет никаких свидетельств того, что работа как-то существенно влияет. Нефтедобывающие зоны, например, при том, что труд там, действительно, тяжелый, не отличаются повышенной смертностью. Много лет назад профсоюз горняков попросил меня посчитать продолжительность жизни шахтеров. И оказалось, что шахтеры, несмотря даже на травмы, живут совсем не мало. Потому что в шахтеры идут здоровые люди. Не пойдет, подозреваю, человек со слабым здоровьем и в газовики, и в нефтяники.

«СП»: — ВОЗ отмечает, что сохраняется большой разрыв между средней продолжительностью жизни мужчин и женщин. А какими могут быть социальные и экономические последствия, если эта тенденция продолжится и дальше?

— Есть, конечно, разница, но сейчас уже этот разрыв у нас не такой большой. Вот в 94-м, я помню, разрыв стал чуть ли не в пятнадцать лет, и мы с коллегой даже написали статью о том, что Россия рискует скоро превратиться в страну вдов. Тогда продолжительность жизни мужской половины упала чуть ли не до 54 лет. Тогда, в самом тяжелом, самом пьяном году, было действительно страшно — раннее вдовство, безотцовщина… Сейчас этот разрыв не так существенен. Тем не менее, и теперь 40% мужчин, умирающих до возраста 60 лет, это сильно пьющие мужчины. При этом проблемой потребления алкоголя, по-моему, серьезно у нас никто не занимается. Я, например, не знаю научного подразделения, которое бы этим занималось.

«СП»: — Что вы предлагаете?

— Вообще, не понятно, что влияет на наше население, почему пьянство у нас, как эпидемия: то всплеск, то затишье. Это, действительно, надо изучать. Надо создать некий центр изучения этой проблемы, привлечь туда наркологов, психологов, статистиков, демографов, надо разобраться… Потому что в концепции антиалкогольной политики, которая у нас принята, там нет содержания. Там было сказано, что надо сократить потребление алкоголя к такому-то времени и на столько-то. А как это сделать, там сказано не было. Странное такое было постановление. Я не знаю, кто его готовил. Но стоит подпись Путина.

«СП»: — Евгений Михайлович, призыв «Берегите мужчин», популярный в 70-е, по-прежнему актуален?

— Актуален. Только беречь надо серьезно. Им не надо слюнявчик одевать или носить на руках. Просто обществу надо стремиться оградить их от дурных привычек, например. Загнать в больницу, в поликлинику, чтобы они хотя бы вовремя сделали какой-нибудь профосмотр. У нас ведь тоже странно: очень высокая смертность мужчин, а при опросах, когда спрашивают, как вы оцениваете свое здоровье, жалуются в основном на здоровье женщины. Мужчины, они смело говорят: у меня все хорошо. Потом сразу умирают.

«СП»: — Это из-за ложного понимания мужественности, или они просто боятся врачей?

— Может быть, и то, и другое. Я не берусь сказать, в каких процентах. Но это научный факт.

Член Президиума Всероссийской общественной организации «Лига здоровья нации», писатель-фантаст Сергей Абрамов считает, что наше «чемпионство» по мужской смертности объясняется достаточно низким уровнем жизни:

— Так было и при царе-батюшке, и при советской власти — мужчины умирали раньше женщин. И думаю, что это будет продолжаться еще долго: уровень жизни наш до сих пор отличается от уровня жизни европейских стран. Он ниже, по всем параметрам. И, честно говоря, я не вижу впереди каких-либо тенденций, которые могли бы изменить ситуацию. Россия всегда держалась на том, что верила в светлое будущее. Это было и при крепостном праве, и при праве советском: человек верил, что будет лучше, и этим жил. Что тоже хороший, в общем, способ для того, чтобы выжить.

По мнению Абрамова, скорость жизни в наше время настолько увеличилась, что люди просто не успевают осмыслить проблему, не то чтобы попытаться решить ее:

— Очень многие живут по инерции. Очень большая сила инерции. По инерции пьют, по инерции не ходят к врачам. Доживем до завтра — вот их принцип.

И все же нельзя не учитывать, что по мере развития науки продолжительность жизни в мире увеличивается. Если в 17 веке в России, к примеру, она была примерно 32 года, в 18 возросла до 45, то уже в 19 веке люди в среднем доживали до семидесяти. Интересно и то, что в том же 19-м веке, как отмечают демографы, разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин был существенно меньше, даже часто продолжительность жизни мужчин была выше. Снижение женской смертности во многом было связано с улучшением условий для материнства, снижением рождаемости, а также с общим развитием медицины.

При этом представители сильного пола в этом быстро меняющемся мире как бы остались в стороне, со своими проблемами.

«Есть известный эксперимент, когда в кипящую воду кинули лягушку, и она ошпарилась и выскочила. А вот когда лягушку медленно нагревают в холодной воде, поставив кастрюлю на газовую плиту, то она сваривается. Вот наши мужчины, можно сказать, оказались в положении той, второй лягушки, которую медленно нагревают, — говорит психотерапевт и психолог Дмитрий Ершов. — На мой взгляд, те реальные сложности, которые в нашей стране в избытке присутствуют, в своей совокупности как раз и дают столь плачевней результат, что мужчин-долгожителей у нас крайне мало. То есть, я бы не стал утверждать, что их гробят только вредные привычки или что-то в этом роде, но в совокупности — да. Общая ситуация достаточно неблагополучная, и это, естественно, отражается, в том числе и на продолжительности жизни».

«СП»: — А психологический фактор играет какую-то роль? Ведь женщины живут дольше в тех же самых условиях…

— Сама психология, думаю, здесь ни при чем. А вот функционирование ее в сегодняшних обстоятельствах российских дает столь пагубный результат. Все-таки исторически так получается, что мужчина в большей степени ответственен за социальный уровень, материальное благополучие — за все, что происходит в семье. Это, бесспорно, накладывает отпечаток и на поведение, и на характер, и на здоровье. При этом мужчины в силу биологических особенностей (есть такая теория) хуже адаптируются к изменениям внешней среды. Понимаете, просто изнашивается организм…

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня