Общество

Вековая мечта премьера

Дмитрий Медведев предложил оценить успехи российской демократии через 100 лет

  
186

Россия обязательно должна стать страной с развитой демократией, и нынешнее руководство государства прилагает к этому все усилия. Правда, как заявил премьер правительства Дмитрий Медведев, оценить старания властей по справедливости можно будет только через сто лет.

В интервью западным журналистам на вопрос о правах человека в нашей стране Дмитрий Медведев ответил: «Давайте так: если, например, пройдёт 100 лет и будут какие-то проблемы, значит, тогда, наверное, что-то не так происходило эти годы».

Представитель западной прессы не спросил ничего нового. Стандартный для жителя Европы вопрос, выросший из укоренившегося в сознании представления о России как о стране медведей, матрешек, балалаек. Но Медведев, можно предположить, стал оправдываться и потому ответ выдал весьма туманный.

Упреки одновременно и обидны, и оправданы. Демократия — это «в целом вполне универсальная вещь», без особых «подходов России», и в то же время «в каждой стране носит национальный характер». А потому, как следует из слов Медведева, ждать придется немало. Но мы готовы учиться. У Европы «некоторые традиции и подходы, правовые и политические традиции нужно воспринимать». Ну, а если не получится, то потомки смогут дать правильную оценку современным деятелям.

— Я желаю Дмитрию Анатольевичу долгих лет жизни. Лично у меня нет 100 лет, чтобы ждать, — говорит вице-президент Центра политических технологий Борис Макаренко. — Дефицит демократии уже сегодня тормозит и экономику, и социальное развитие, и культурное развитие российского общества.

Нет идеальной демократии, но есть та, что приближается к этому идеалу очень близко. И приближать страну к демократии нужно сегодня. Хотя надо было еще вчера.

«СП»: — Как можно в целом расценить такое предложение, как оценивать деятельность современного государства через 100 лет?

— Такое заявление выглядит, как попытка снять с себя ответственность, — заключает Борис Макаренко.

Неразвитость демократических институтов в России Дмитрий Медведев списал на отечественную историю. По сути, он повторил все известные нашим гражданам постулаты самых несгибаемых либералов. Мол, демократическим институтам в стране только 20 лет, а «…весь советский период, что там скрывать, у нас не было никакой демократии, а это много лет. А если ещё обратить свой взор на дореволюционную жизнь, там тоже по понятным причинам был абсолютизм и никакой демократии не было», — сказал премьер. Многочисленные исследования об историческом пути Европы с его монархиями, рабством, инквизицией и фашизмом в XX веке, Дмитрий Медведев вежливо оставил за скобками. Упомянул только о восточноевропейских государствах второй половины прошлого столетия, которые, надо понимать, были под гнетом советской диктатуры. «Но всё-таки степень их интегрированности, скажем, в такие тоталитарные схемы управления, была существенно меньшей, чем в Российской Федерации», — сделал заключение председатель правительства.

Старшего научного сотрудника Института российской истории РАН Николая Лисового вряд ли можно обвинить в просоветских настроениях. Еще в начале 1970-х годов он занимался серьезными исследованиями по истории церкви и жизнеописанием русских святых. Но и он считает, что говорить об отсутствии демократических традиций в России нельзя:

— Говорить, что демократическим институтам в России только 20 лет — это сильно преувеличивать. Хотя Медведеву было где списать такую мысль: очень многие современные историки и политологи говорят подобные вещи. Но это никак не соответствует действительности.

Надо понимать, что демократия в истории менялась. Все знают, что у нас на протяжении столетий Новгородская республика управлялась народным вечем. В этом году отмечается 400-летие дома Романовых. Тогда был земский собор, который в результате длительных и сложных внутрипартийных и межпартийных противоречий выбрал соборным разумом царя из новой династии.

Если говорить об участии широких масс в общественном процессе, то необходимо вспомнить, что деревня у нас управлялась миром. При том, что были и крепостное право, и самодержавие. На этот крестьянский мир одинаково уповали и славянофилы и западники. Западник Герцен писал о крестьянском социализме.

Наконец, со второй половины XIX века, со времени реформ Александра Второго, общественное самоуправление всё больше проникало на разные уровни государства. А в 1906 году была создана Государственная Дума. До 1917 года у нас активно функционировал первый русский парламент. Опыт самоуправления, опыт избрания высшей государственной власти в России был. Поэтому говорить, что никаких элементов демократии не было, совсем не справедливо.

«СП»: — Но речь, в основном, идет о советском времени.

— А какая была власть в советское время? Царя уже не было, Горбачева — еще не было. Но были советы. Советы — это форма демократического общественного самоуправления. Более того, как мы учили еще в школе, советы придумал не Ленин и Сталин, а сама жизнь. Их еще в ходе первой русской революции выдвинула история.

И советы функционировали неплохо. Я сам родился в 1946 году и более 40 лет жил при советской власти. И я не могу сказать, что жил в стране, лишенной народного самоуправления. Более того, это самоуправление было принципиально социально ориентированным. Я работал во многих академических учреждениях и видел, как профкомы, месткомы и прочие комитеты жестко следили, чтобы путевки в санатории получали в первую очередь рабочие и служащие. Нам, научным работникам, путевки доставались уже после них. И вот эта социальная ориентированность государственной системы была снизу доверху.

Я в 1963 году поступил в Московский инженерно-физический институт. У нас не было никого из элиты. У нас было несколько ребят из профессорских семей, но основная масса была рабоче-крестьянского происхождения. И образование было совершенно бесплатным. Народу давалось всё и для его пользы. Не для пользы олигархов, чтобы они потом высасывали сок из специалистов, а ради экономики, науки, благосостояния граждан. Разве это не демократия? В советское время была именно подлинная демократия, а не та, что управляется денежными мешками.

«СП»: — Почему же тогда премьер озвучивает подобные вещи?

— В современной демократии, в отличие от той, о которой мы говорили выше, человек вынужден говорить то, что хотят услышать от него. Вот и в этом и суть нашей нынешней демократии.

Поэт Всеволод Емелин дает свою оценку предложению Медведева подождать целый век с оценками нашей демократии:

— Исторический опыт некоторых стран показывает, что примерно через 100 лет и можно дождаться каких-то результатов. Если брать Французскую революцию, то где-то через век во Франции и появились демократические институты. Видимо, Медведев и держал в голове этот пример. Но мне кажется, что с тех пор время очень стремительно ускорилось. То, что раньше происходило за 100 лет, сейчас должно происходить намного быстрее. Мне кажется, что отсылать к фактам 200−300-летней давности — это попросту морочить голову. Да и как можно отсылать людей через 100 лет? За это время, как говорил Ходжа Насреддин, либо шах помрет, либо ишак.

Но главное, что сегодня я не вижу никакой деятельности по строительству демократии. Перед глазами что-то противоположное. Но в любом случае, я думаю, что Медведев не та фигура, с которой кто-то будет спрашивать за создание или несоздание демократических институтов. Ему не будут предъявлять ответственность, не он главный в наше время.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня