Общество

Экзамен или смерть

ЕГЭ ежегодно увеличивает и без того огромное в России число подростковых суицидов

  
15258

В ближайшие недели в России произойдет вcплеск подростковых самоубийств, связанных со сдачей ЕГЭ. Таков тревожный прогноз педагогов и психологов. Увы, похоже он сбудется. Подтверждением тому — печальные итоги единого госэкзамена в предыдущие годы.

В июне 2012 года в Бурятии 16-летняя школьница после сдачи ЕГЭ приняла большую дозу сильнодействующего лекарственного препарата. Девушку доставили в больницу, где она скончалась от медикаментозного отравления. Двумя неделями ранее в Республике Алтай повесилась ровесница бурятской школьницы. Она решилась на роковой шаг после получения плохих результатов ЕГЭ. В Москве одиннадцатиклассник покончил жизнь самоубийством, выпрыгнув из окна. Его тело обнаружили на козырьке подъезда одного из жилых домов, находящихся в районе Южное Бутово.

— У Жени был экзамен по русскому языку 31-го мая, он еще не знал результатов, но очень сильно переживал, у него был стресс. Хотя мы и ожидали не очень высокую оценку, все равно для сына это ожидание было очень тяжелым, — сообщил тогда отец погибшего школьника корреспонденту «Life News». Родители подростка были уверены, что в гибели сына виноват Единый госэкзамен.

Обвиняли ЕГЭ и родные 18-летнего старшеклассника Алексея Шмакова, повесившегося в гараже в конце мая 2010 года. Произошло это в селе Новая Покровка Воронежской области.

Юноша не выдержал нервного напряжения перед сдачей экзамена по русскому языку, утверждали родители погибшего. Они рассказали, что еще в середине месяца Алексей сдавал пробный экзамен по русскому. Сильно волновался, а уже после тестов приехал сам не свой. Близким сообщил, что сдал хуже всех. На последнем звонке не пошел веселиться с одноклассниками, а накануне тестов долго сидел за учебниками, несколько раз пытался написать сочинение. Затем вышел на улицу, сказав, что хочет немного пройтись. Через несколько часов родители обнаружили Алексея повешенным в гараже. Волна возмущения дошла до Рособрнадзора, руководитель которого поспешила заявить, что самоубийство школьника не связано с проведением выпускных экзаменов в форме ЕГЭ.

— Экзаменационная пора всегда характеризовалась большой психологической обостренностью у ребят, никуда не делись ребята, у которых такая психологическая обостренность граничит с суицидом, — сказала Любовь Глебова. Она посоветовала родителям и учителям «не кошмарить детей, и создавать благоприятный психологический фон» во время подготовки и сдачи выпускных экзаменов. Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов высказался, что «ЕГЭ — это большая проблема, но понятно, что он не может быть единственной причиной для того, чтобы ребенок сводил счеты с жизнью».

Через два года 43-летняя мама погибшего школьника повесилась там же, где он — в гараже. Не смогла пережить смерть единственного сына. А в июле 2010 года в Псковской области из-за плохих результатов ЕГЭ у учеников покончила жизнь самоубийством 58-летняя учительница Надежда Удальцова. Тело женщины обнаружили в сарае, расположенном возле ее дома, находящегося в деревне Крюково Новоржевского района. В предсмертной записке Удальцова объяснила свой поступок неудовлетворительной сдачей учениками Единого государственного экзамена.

Доктор педагогических наук, президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков считает, что Единый госэкзамен вполне способен подтолкнуть подростков к самоубийству: «Технократизм проекта ЕГЭ как человеко-машинной системы свидетельствует о некомпетентности его творцов. Они создали для экзаменуемых сурдокамеру, где психические нагрузки информационного голода рассчитаны на взрослого здорового человека. Им не мешало бы знать, что сурдокамера являлась самым сложным испытанием. В процедуре ЕГЭ оно дополняется томительным ожиданием растянутой на несколько дней машинной реакции на тест и срочностью подготовки апелляции при несогласии с оценкой. В отличие от живого общения с преподавателем, этот процесс действует сокрушительно на интеллект и психику школьников.

Страх перед неизвестностью в условиях «информационного голода» ведет к расстройству психики и даже суициду. С этим столкнулись американцы полвека назад на боевом дежурстве в подземных командных пунктах ракет «Минитмен-1». Аналогичная проблема пятью годами позже возникла перед советскими РВСН. По этой причине в одном из НИИ создали отдел обитаемости.

К пытке ожиданием никто не привык. Можно сойти с ума от напряженной тишины и при ограничении времени на тест, когда даже шорох кажется выстрелом.

Наша страна занимает шестое место по числу самоубийств после Литвы, Кореи, Казахстана, Беларуси и Японии. Однако по частоте подростковых суицидов мы опережаем мир почти в три раза. Причиной служат психические травмы, полученные ребенком в семье и в школе. В том числе при сдаче ЕГЭ. Но факты нервного стресса экзаменуемых игнорируются, а пункт 10.31 федеральных требований к образовательным учреждениям в части здоровья учащихся, устанавливает лишь продолжительность итоговой аттестации, перерывы между экзаменами и организацию питания учеников.

Преступление без наказания".

Детский психолог, руководитель клуба детской психологии «Сердечко» Светлана Клюваева говорит, что в период сдачи экзаменов родителям и педагогам необходимо уделять повышенное внимание подросткам: «На такой возраст приходится пик развития детских психических заболеваний. Ребенок, не чувствующий поддержки семьи, не ощущающий опоры, может решиться на сведение счетов с жизнью.

Поэтому мамам и папам не следует нагнетать обстановку: говорить отпрыску, что он неудачник, что в случае провала пойдет в дворники… Нужно быть предельно внимательными к ребенку. Если что-то с ним происходит — сразу увидеть это. Надо рассказывать ему о собственном опыте, о том, как сами когда-то сдавали экзамены. Помогать в подготовке к сдаче ЕГЭ, выявлять «белые пятна» в знаниях, содействовать в их преодолении".

«СП»: — Государство не желает пересматривать систему ЕГЭ. Но создать систему предотвращения суицидов подростков способно?

— Разумеется. Государство обязано поддерживать семью на всех уровнях: от социальных программ, до программ по профилактике детского и подросткового алкоголизма, наркомании, суицида. Необходимо организовать должным образом службу социальной помощи. Сегодня и родители, и дети боятся ее сотрудников. Разделение семей после выявления насилия в них — не лучший вариант. Органы опеки и детские дома значительно страшнее, чем недобрые родители.

Психологов нужно готовить полноценно и хорошо оплачивать их труд. Они сумеют предостеречь школьников от попыток сведения счетов с жизнью.

Надо, как я уже сказала, разработать программы по предотвращению суицида детей и подростков. Подростковые суициды превратились в огромную социальную проблему, на решение которой срочно необходимо выделить достаточные материальные средства.

Но главным образом отвечать за «суицидальную» безопасность детей следует родителям и педагогам. Кстати, порой педагоги провоцируют детей на безрассудные поступки. Многие учителя самоутверждаются на учениках, говорят о них плохо, что наносит детям психотравмы. Государству необходимо создать и систему наказания учителей за подобное поведение.

Фото: Александр Вильф/РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня