Общество

Прощание славян

Россияне и украинцы всё меньше мечтают жить в едином государстве

  
13191

По данным социсследования, проведенного совместно Киевским международным институтом социологии (КМИС) и российским «Левада-центром», лишь 15% жителей России и 14% жителей Украины хотят объединения двух стран. Об этом сообщает ИА REGNUM со ссылкой на пресс-службу КМИС.

Однако большая часть граждан обеих стран по-прежнему хочет жить в независимых странах, но с открытыми границами и без визового режима. На Украине за такой сценарий высказывается около 72% опрошенных, а в России — 58% респондентов. Симпатизантов России среди украинцев больше, чем среди россиян — Украины. 81% украинских респондентов положительно отзывается о России, еще 10% - критически настроены по отношению к нашей стране. В то время как 72% россиян положительно воспринимают Украину, а 18% - негативно.

Данный опрос недвусмысленно свидетельствует, что Украина, которая ещё четверть века назад воспринималась большинством жителей РСФСР как неотъемлемая часть российского государства, становится нам всё более «чужой». Так же, как и Россия для украинцев. Будет ли продолжаться ментальное расхождение между народами, которые и сейчас ещё иногда называют братскими?

— Я не убеждён в репрезетативности опроса, на который ссылается ИА REGNUM. Украинцам уже задавали вопрос на референдуме в декабре 1991 года таким изощрённым способом, что многие, до конца не понимая этого, проголосовали за выход республики СССР. — Рассуждает директор Института стран СНГ Константин Затулин. — Очень легко запутать неискушённых в политике и социологии людей, чтобы они отвечали так, как это надо авторам вопросам.

Однако, безусловно, число людей, испытывающих «братские чувства» по отношению к соседям, в обоих народах сокращается. Это происходит как в связи с постепенных уходом поколения, жившего в СССР, так и в связи с теми взаимоотношениями наших стран, да и всех стран СНГ в последние десятилетия.

Сказывается и линия, которую ведут те представители украинского государства, которые отстаивают место Украины на современной карте и в истории. Ясно, что они не могут иначе пропагандировать «украинский проект», кроме как представляя в мрачных красках совместное прошлое с Россией. Иначе у них будет мало аргументов против объединения с Россией.

Кроме того, надо учитывать, что данные опроса в целом по Украине не учитывают фактора сосуществования нескольких цивилизационных «украин». На самой Украине уже давно опросы ведутся по территориально-ментальным кластерам — Запад, Восток и Юго-восток страны. По их результатам становится ясно, что жители Западной Украины возражают против любой перспективы союзного государства с Россией. А на Востоке страны гораздо большее число людей готово жить с Россией или, по крайней мере, не отрицают с ходу такую возможность.

«СП»: — Можно ли сказать, что наши страны и дальше будут удаляться друг от друга, или возможны варианты?

— Это зависит от многих обстоятельств, в том числе и от того, как будут разрешаться текущие коллизии между нашими странами. Например, решится ли Украина вступить в Евразийский Союз или будет по-прежнему стучаться в Евросоюз, продолжится ли притеснение русского языка по инициативе государства на Украине, или он станет вторым государственным, как решится вопрос газового транзита в Европу и т. д. Многое зависит и от того, будет ли Януковичем реализовано обещание создать федеративное государство на Украине. До нынешнего времени тон в идеологии, политической сфере на Украине задаёт её западная часть. Особенно, когда дело касается вопросов культурных, исторических. В условиях федеративной Украины гораздо больше возможностей появляется у более экономически развитых восточных регионов, которые, как правило, оплачивают ту «музыку» в идеологии, политике, культуре, которую они не заказывали.

«СП»: — На ваш взгляд, экономические льготы и дотации со стороны России могли бы увеличить симпатии украинцев к нашей стране в целом и к идее создания общего государства в частности?

— Ради того, чтобы выросли рейтинги любви к России на Украине, снижать цену на российский газ, может быть, и не стоит. А вот «спакетировать» скидки на газ с принятием Украиной важных политических шагов в сторону России, это, собственно, та задача, которую наша страна и пытается решить. Украина же всячески избегает сближения с Россией, но при этом требует снижения цены на газ. Вот так обычно мы и приходим в «сезонный тупик» во взаимоотношениях между нашими государствами. Мы и так делаем определённые уступки. Причём иногда их не совсем адекватно воспринимают на самой Украине. В частности, Россия долго не соглашалась на то, чтобы в Евразийском экономическом союзе (ЕЭС) были государства со статусом наблюдателей. И вот, как было заявлено в мае этого года на встрече президентов четырёх постсоветских стран в Астане, этот статус Украина может получить. Я лично рассматриваю это как некую уступку президенту Януковичу, который традиционно пытается усидеть на двух стульях. Он давно уже предлагал схему взаимоотношений между Таможенным союзом и Украиной, как 3 плюс 1. Мы говорили, что это невозможно, но в некоторым смысле всё-таки пошли навстречу Януковичу, который теперь во внутриполитических целях может на Западе Украины рассказывать, что мы ничего существенного с Таможенным союзом не имеем, статус наблюдателя ни к чему нас не обязывает, а на Востоке говорить потенциальным избирателям, что мы делаем гигантские шаги навстречу экономическому союзу с Россией, Белоруссией и Казахстаном, и вот уже стали наблюдателям.

Такой подход ему очень удобен в связи с предстоящими в 2015 году президентскими выборами. России же сейчас статус Украины как наблюдателя Таможенного союза и в перспективе Евразийского экономического союза особенно не нужен. Между тем, в «незалёжной» есть целый ряд СМИ, которые пытаются представить этот шаг Януковича как уступку Москве.

Директор украинского Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов считает, что многое в дальнейших взаимоотношениях России и Украины зависит от того, сумеет ли последняя решить проблему самоопределения общества.

— Появление и исчезновение государств — процесс во многом мистический и загадочный. В начале XIX века в Европе было около 200 государств. Теперь же в пространстве ОБСЕ их от 56 до 60, в зависимости от того, как считать. А ещё четверть века назад их было и того меньше. Что касается России и Украины, те факты, что у нас в значительной мере общее прошлое, пересекающиеся во многом исторические традиции, никуда не делись. Но реальность сегодняшнего дня такова, что у нас разные политические системы, разные политические реальности, разное самоощущение себя в мире. Я вижу, что российский средний класс утрачивает элементы закомплексованности и начинает проявлять себя как вполне самодостаточный субстракт. Для Украины это даже трудно представить, потому что у нас разделённое общество. В разных частях страны разные политические, культурные акценты, разные лидеры. В этом смысле чем дальше Россия и Украина находятся в разных политических реалиях, тем меньше между ними остаётся сходства. Если 20 лет назад разговор между украинцами и россиянами одной социально-возрастной категории касался общих, понятных и знакомых друг другу тем, то сейчас в начале общения начинаются вопросы: а что актуально сейчас для вас?

Перспектива российского государства гораздо более определённая. На Украине не решены очень многие проблемы самоопределения общества. Как сложится судьба нашей страны — большой вопрос. С ней могут произойти такие вещи, которые на сегодняшний день предсказать трудно. Может быть серьёзно изменён вектор развития страны в зависимости от того, кто будет ей управлять. Как всерьёз шутят у нас, либо Украина расколется, либо придёт волевой президент, который включит её в Таможенный и далее — Евразийский союз на каких-то приемлемых условиях. По крайней мере, не хуже, чем у Белоруссии и Казахстана. Существенных дивидендов и перспектив нынешняя политическая ситуация на Украине не обещает. А если возникнут дополнительные политические и экономические издержки, которые ударят по благосостоянию и самоощущению украинцев — это может привести к дальнейшей радикализации общества. Что с нами будет дальше — вопрос открытый.

Фото: Григорий Василенко/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня