Общество

Фермеров заманят оптом

Москва в очередной раз пытается выжить с рынков перекупщиков

  
2751

В Москве вот-вот появятся оптовые сельхозрынки. Целых 3 штуки. Садоводы уже начали радоваться и готовиться к штурму столицы. По крайней мере, власти подарили им надежду на светлое будущее, наконец-таки утвердив местоположение сельхозплощадок, которые теоретически должны помочь фермерам получить доступ к потребителю и снизить розничные цены.

Ещё в апреле речь шла всего о двух точках, но позже осознали, что этого явно недостаточно. Именно тогда Департамент торговли и услуг Москвы опубликовал «Концепцию развития современных сельскохозяйственных рынков», по которой текущее положение дел удручает. Например, исходя из подсчётов чиновников, по количеству магазинов повседневного спроса Москва уступает Берлину в 3 раза, а по количеству магазинов у дома — в 4,5.

В итоге, авторы «Концепции» разделили всех поставщиков на крупных и мелких, определив для каждого вида наиболее эффективный канал сбыта. Очевидно, крупным производителям нерентабельно работать с розничными сетями напрямую, потому что издержки логистики огромны. Оптимальное решение — создать систему оптовых терминалов. Что касается садоводов, то они попросту не в состоянии выполнить жесткие требования к упаковке, маркировке и доставке товаров, предъявляемые ритейлерами. Поэтому для них идеальный вариант — ярмарки и рынки.

Исполняющий обязанности заммэра Москвы по вопросам экономической политики Андрей Шаронов прокомментировал проект в интервью телеканалу «Москва 24»: «Одна из площадок находится на северо-западе по Ленинградскому направлению. Это Молжаниново. А вторая — на Киевском шоссе. Это решение было принято совсем недавно. Проект будет развиваться совместно с Фондом РЖС, потому что он является владельцем площадки. Участок располагается между Киевским и Боровским шоссе за аэропортом «Внуково».

Третий сельхозцентр откроется в районе Симферопольского шоссе, точное место пока не утвердили.

У каждого из рынков будет своя специализация. Так, в Молжаниново будут продавать привозные продукты из портов Санкт-Петербурга и Финляндии. Рынок в Новой Москве будет ориентирован на продовольствие, поступающее из южных регионов России и Украины.

Мэрия Москвы признает, что нынешняя ситуация печальна: продуктовый ритейл наводнён перекупщиками, качество овощей и фруктов оставляет желать лучшего, свежей продукции нет. Кроме того, мошенники приноровились наряжаться в фермеров и толкать продукты под видом экологических.

Председатель общества защиты прав потребителей Михаил Аншаков категоричен — покупателей обманывают везде:

— Начнем с того, что фермеров у нас нет — все они «фейковые». Да, так называемые «ярмарки выходного дня», организуемые в различных округах столицы, зачастую позиционируются в качестве фермерских. На самом же деле, там стоят продавцы, нанятые перекупщиками либо крупными сельхозпроизводителями.

«СП»: — Почему у нас нет фермеров?

— Во-первых, потому что фермер с Кубани, где выращивается основная часть нашей сельхозпродукции, не приедет в Москву. Ему это невыгодно, так как он занят своим хозяйством. А в Подмосковье сельское хозяйство попросту не развито. Во-вторых, наши фермеры не умеют выращивать товар так, как это принято на Западе, — в строгих стандартах: калиброванный, сортированный, маркированный, правильно упакованный. Они не могут выстраивать логистику, потому что не развита система кооперации. К тому же, фермерам трудно вступать в отношения с крупными закупщиками и тратить существенные ресурсы. Садовод не может сам нанимать продавцов — это отвлекает от фермерского хозяйства. Плата за место на рынке и оформление разрешений — это та работа, которой фермер обычно не занимается. Я могу абсолютно точно утверждать, что в Москве 99% так называемых «фермеров» — это перекупщики, которые пользуются определенными льготами.

«СП»: — Почему столичные власти вообще этим озаботились?

— В разных странах мира есть фермерские рынки, поэтому логика понятна: московские власти хотят распространить европейский опыт. Но там фермерские хозяйства действительно встроены в налаженную систему кооперации, они могут себе это позволить, у них есть технологии и специально обученные люди, которые могут оформлять разрешения и заниматься логистикой. В Москве это невозможно.

«СП»: — Зачем же создавать оптовые сельхозрынки?

— Они нужны. Но необходимо понимать, что, пока не будет налажена система кооперации, пока не вырастут такие фермеры, которые сами смогут заниматься логистикой и нанимать профессиональный персонал, на подобных рынках мы опять будем видеть импортную продукцию под видом российской.

«СП»: — Что делать москвичам в такой ситуации?

— Население всегда имеет выбор. Можно покупать импортную продукцию, реализуемую поставщиками именно под видом импортной. Либо покупать то же самое, но под видом российской. Небольшая часть российского сельхозтовара, конечно, присутствует — и в крупных сетях, и на рынках. Но доступ к нашим торговым системам крайне затруднён в силу ряда причин — прежде всего, из-за неприспособленности российских фермеров к стандартам и запросам торговли. На Западе эта система выстраивалась десятилетиями, если не столетиями, а у нас этого нет.

«СП»: - Чем плоха импортная продукция?

— Я не считаю её таковой. Как показывают наши исследования, она бывает даже лучше отечественной, потому что на Западе ведется жесткий государственный контроль и над тем, что выращивают садоводы, и над местами хранения продукции. В России системы госконтроля нет. Потребитель должен быть очень разборчивым и тщательно искать места. Нет ничего плохого в том, чтобы ходить на колхозный рынок. Если человек привык покупать еду именно там, пожалуйста. Крупные супермаркеты тоже годятся. Просто надо всегда осознавать и держать в голове тот факт, что потребителя в России сейчас водят за нос. То, что выдается за отечественную продукцию, — импорт.

«СП»: — А как же бабушки-торговки у метро?

— Бабульки у метро и на лотках фермерских рынков продают чужой товар. 99% клубники — это ягоды не с их огорода. Да и возможно ли это в июне? У бабулек нет тепличных хозяйств. Утром они приезжают на оптовые базы, где закупают эквадорскую клубнику. Под видом своей продают её на лотках. Здесь нет ничего плохого, ведь это создает лишние рабочие места, а бабульки получают дополнительный доход — прибавку к пенсии.

«СП»: — Что реально могут сделать московские власти?

— Власти должны понимать, что любая проблема решается только комплексно. Надо вкладываться во всю инфраструктуру сельского хозяйства. Следует организовать или государственное, или муниципальное финансирование. Более того, обязательна налаженная система логистики, чтобы товар от фермерских полей доходил до рынков. Самостоятельно садоводы этого делать не могут — это очевидно. У них нет ни возможности, ни опыта выстраивать логистику. Более того, у них нет привычки, даже традиции подстраиваться под запросы крупных покупателей. Их нужно встроить в систему — от поля до рынка.

«СП»: — Можно ли проконтролировать качество фермерской продукции?

— В России — нет. Наше законодательство прямо запрещает проверять качество сельхозпродукции чаще, чем раз в 3 года. А внеплановую проверку нужно согласовывать с прокуратурой. Кроме того, по регламенту Роспотребнадзора, даже в этом случае необходимо предупреждать производителя за день. То есть фактически система государственного контроля в России разрушена. Причем, это делалось под лозунгом «Хватит кошмарить бизнес!». Поэтому потребитель должен быть очень осторожен и покупать товары только в проверенных местах.

«СП»: — Куда можно пожаловаться на некачественные продукты?

— В теории — в территориальное управление Роспотребнадзора, но на практике добиться каких бы то ни было эффективных мер нельзя, потому что законодательство предельно ограничивает полномочия Роспотребнадзора. У них связаны руки. Кроме того, у нас и санкции, которые можно применять по отношению к недобросовестным производителям, смехотворны. Это чисто символический штраф. Если нет системного решения проблемы, то единичные меры бесполезны.

Важно понимать, что потребитель не является экспертом — он зачастую не может самостоятельно отличить качественный товар от некачественного. Он не понесет каждый килограмм картошки или помидоров в лабораторию для проведения экспертизы на наличие пестицидов или нитратов. А по вкусу, цвету и запаху вы не сможете отличить, сколько там пестицидов, а сколько нитратов. Потребитель — самое незащищённое звено. Каждый день мы подвергаем свое здоровье риску — это очевидно. У нас отсутствует национальная система стандартизации. В 2003 году был принят закон «О техническом регулировании», отменивший действие ГОСТов, которые стали рекомендательными. Именно ГОСТы нормировали качество продукции. Сейчас вместо них принимают технические регламенты, но их ничтожно мало — 5−7% на весь товар.

«СП»: — Значит, нам остается только самим разводить огороды?

— Как бы смешно это ни звучало, продукты со своей грядки — наиболее безопасный способ обеспечить семью безопасной едой.

«СП»: — А что дало вступление в ВТО?

— Отставание наших сельхозпроизводителей только усилилось. Надо помогать им не только деньгами, но и выстраиванием общей системы. Так что одно лишь создание оптовых сельхозрынков ничего не даст.

Фото ИТАР-ТАСС/Интерпресс

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня