Общество

ФОМ: в стране нехватка справедливости

Почти половина россиян не верит в возможность отстоять свои права

  
3790

Фонд общественного мнения (ФОМ) выяснил, какие из своих прав наши граждане считают самыми важными. Оказалось, что больше всего россияне ценят право на бесплатную медицинскую помощь — такой ответ социологам дали 74% респондентов. На втором месте (58%) — право на труд и его справедливую оплату. 55% населения также назвали равенство всех перед законом и справедливый суд. Чаще всего, судя по данным опроса, именно эти права граждан в нашей стране и нарушаются.

А вот право на свободу слова и совести, судя по результатам исследования, россияне считают наименее важными. Не волнует их и активное участие в жизни государства: о праве избирать и быть избранным, праве на свободу собраний и на участие в управлении обществом и государством задумались лишь 3−5% опрошенных.

Почти половина респондентов (47%) уверены, что не смогут отстоять свои права, когда их нарушат.

О чем свидетельствуют подобные настроения в обществе? И как недоверие граждан к системным институтам согласуется с разговорами о том, что мы живем в социально ориентированном правовом государстве?

«Было бы интересно посмотреть возрастной разрез этого опроса. Потому что патерналистский взгляд на, скажем так, обязанности государства по отношению к гражданам, это то, что впитало в себя еще с советской эпохи поколение людей старшего и среднего возраста. Мне лично кажется, что те, кто помоложе, кому сейчас 25−30 лет, уже в меньше степени рассчитывают и на бесплатные медицинские услуги, и на бесплатное образование, — говорит генеральный директор Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ им. Ломоносова Алексей Власов. — По большому счету, мы на таком историческом переломе, когда в активную жизнь входит поколение людей, которое родилось после распада Советского Союза. И у них, конечно, взгляды на роль государства в жизни граждан, и на то, как должны действовать государственные чиновники по выполнению своих обязанностей, сильно отличаются от того, что по этому поводу думает старшее и, как я уже сказал, часть среднего поколения. Поэтому дело не только в том, насколько вообще государство у нас социально ориентировано».

«СП»: — А в чем?

— У нас острейший поколенческий разлом. Который, в сущности, проявляется во взглядах на права и обязанности государственных органов, на те ключевые, базовые права, которые, по идее, в нашей стране должны соблюдаться. Отсюда и такая картина. А то же время она демонстрирует неготовность значительной части людей отстаивать свои права в каких бы то ни было формах или акциях протеста, если эти права нарушаются.

«СП»: — Но граждане, как показал опрос, в большинстве своем не хотят участвовать в жизни государства…

— А вот этот пункт очень тревожный. Он означает, что люди просто не видят для себя возможности как-то реализовываться в рамках государственных институтов. То есть, это может свидетельствовать о том, что общество и государство у нас живут как бы в разных измерениях, и далеко не всегда и во всем они пересекаются.

«СП»: — Может, дело в равнодушии и пассивности наших граждан?

— Я бы, скорее, назвал это апатией. И она характерна не только для нас. Это вообще такой «синдром двадцатилетия», на мой взгляд. Ту точку, которую мы сейчас проходим в нашем общественном развитии, проходят вместе с нами все бывшие постсоветские страны: разочарование в модернизации, разочарование в реформах… Я не беру какие-то крайние модели, типа Туркменистана. Но то же самое мы увидим на Украине, примерно та же картинка с некоторыми изменениями будет в Казахстане и т. д. То есть, у всех общий, как я его называю, «синдром прошедшего двадцатилетия», который выражается в социальной апатии, в неверии какими-то активными формами добиться желаемого результата от чиновников.

«СП»: — Значит ли это, что власть может чувствовать себя спокойно в таком «сонном царстве»?

— Я бы на месте нашей власти как раз не сильно радовался тому, что граждане у нас социально пассивны. Потому что эта пассивность может дать и эффект с обратным знаком. Перерасти, например, в определенный момент в радикализм, особенно среди молодого поколения. Наше общество сейчас в какой-то полуфазе: мы не знаем, куда будем делать следующий шаг. Но самое главное — нет ясной идеологии, на которой основано наше государство. Говорят, что оно социально ориентированное, но эта идеология не воплощается в каждодневной, конкретной практике. А как говорит восточная мудрость: «сколько ни повторяй „халва“, во рту сладко не станет». Поэтому с точки зрения более глубоких общественных процессов я бы обратил внимание на три вещи: это поколенческий разлом, социальная апатия, которая буквально пронизывает наше общество, и третье — что декларируемые идеологизмы (как, например, социальное государство) в сознании граждан далеко не всегда подкрепляется чем-то реальным. А это значит, что на самом деле идеология не работает. Вот над этим надо всерьез задуматься и в коммуникации с гражданскими институтами эту проблему решить. Иначе общество будет больным и дальше.

Директор Института политики, права и социального развития МГГУ им. М. А. Шолохова Владимир Шаповалов предлагает свое объяснение равнодушию наших граждан к свободе слова и свободе совести:

— Собственно, ничего удивительного в этом нет. Это даже не специфика только российского общества. Но нужно признать, что, действительно, наше общество в значительной степени аполитично. Широко распространены настроения абсентеизма, люди разочарованы политической сферой. Все социологические исследования свидетельствуют именно об этом: о том, что политические права и свободы для граждан менее значимы, чем социальные. О том, что политические институты не пользуются авторитетом и популярностью. О том, что выборные процедуры не привлекают россиян. И о том, что институты демократии, процедуры демократии не настолько уж значимы. Можно ли считать, что российское общество в этом смысле уникально? Безусловно, нет. Потому что настроение аполитичности и абсентеизма вообще являются современным трендом. В европейских странах тоже отмечается серьезный уровень разочарования в политических институтах. Хотя, что касается России, то здесь есть своя особенность.

«СП»: — Поясните…

—  Она связана с нашей новейшей историей, историей последних двадцати лет. С тем, что взлет, рост политической активности, который пришелся у нас на конец 80-х — начало 90-х гг., имел своим следствием масштабный экономический кризис и социальные потрясения. Это дало в какой-то степени эффект отторжения от политической сферы. Именно в этот период времени формируется вот такое скептическое и даже в значительной степени негативное отношение к политическим институтам, к политическим процессам, которое продолжает существовать вплоть до настоящего времени. Те элементы политической демократизации, которые мы видели в последние несколько лет (я имею в виду расширение многопартийности, выборность губернаторов, переход к смешанной с мажоритарными округами системе выборов в Госдуму), в принципе, должны искусственным образом подогреть интерес россиян к политической сфере. Но все-таки существует инерция процесса. Пока интерес к политической сфере, политическим дискуссиям еще не стал настолько явственным. Я думаю, это произойдет немножко позже — ближе к следующему большому электоральному циклу, к следующим выборам в Федеральное собрание и к президентским выборам. Надо помнить, к тому же, что самореализация, в том числе и в политической сфере является потребностью высшего уровня. Она становится актуальной для тех или иных индивидуумов только в том случае, если уже были реализованы потребности нижнего уровня. То есть, потребность в безопасности, потребность в пище, потребность в каком-то экономическом благополучие…

«СП»: — Мы, видимо, пока на нижнем уровне?

— Я бы сказал так: наше общество — это общество, в котором потребности первого уровня еще не реализованы в нужной степени. Во всяком случае данные многих социологических исследований свидетельствуют о том, что россияне не чувствуют себя удовлетворенными в плане социально-экономического уровня жизни. На данном этапе для них это первично. Только полностью удовлетворенный в этом плане человек может быть активным политическим индивидуумом, поскольку он не будет думать о том, что ему есть завтра, есть ли у него работа, будут ли сыты и довольны его дети. И вот в этом случае он, достигнув определенного уровня благосостояния, может уже подумать о каких-то либеральных, консервативных или социал-демократических ценностях.

Фото ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня