Общество

Новые безумные

Олег Кашин об удивительном превращении бывшего главного гея России

  
48709

Кем был Николай Алексеев до прошлой недели? Маркированным ЛГБТ-активистом, главным спикером по гомосексуальной проблеме для всех, кому вообще может быть нужен спикер по этой проблеме. Продюсеры на новостных радиостанциях (обычно это девочки с факультета журналистики, устроились на работу, сидят на телефоне и ждут, что если будут хорошо сидеть, то их переведут вести новости) знают, что если надо поговорить в эфире про геев, то звонить надо именно Алексееву. «Алло, Николай, прокомментируете?» — и Николай комментирует, все довольны.

А теперь так не будет, потому что никакого Николая Алексеева теперь нет. Есть отказавшийся от активизма непонятный человек, который произносит что-то антисемитское, активно оперируя словом «жид». Слово «жид» — удивительное слово в том смысле, что произнести его можно только однажды, второго раза не будет, никуда не позовут, не дадут слова, не будут слушать, и ничего вообще не будет. Просыпаешься в темной комнате, а в ней только ты и полковник Квачков. А ты привык к Элтону Джону и Людмиле Алексеевой, но их теперь не будет — только полковник Квачков и еще какие-нибудь того же порядка безымянные люди, с которыми только про жидов и можно поговорить. Ну, про Русь святую еще, если повезет. Жизнь кончена, вообще-то. Никаких тебе больше гей-парадов, не позвонят больше с радио, да что радио — старые друзья на смску не ответят. Не будет вообще ничего.

Говорят, его как-то кто-то обидел, американцы какие-то, лекцию, что ли, отменили, и вот он таким образом на это отреагировал, психанул то есть. В эту версию не верю совсем — каждый из нас хоть раз в жизни психанул, но кто при этом кричал «жиды»? Нет, здесь что-то более серьезное и глубокое, и если фантазировать, то было, наверное, так. Сидел Николай Алексеев дома, не знаю, чай пил, или телевизор смотрел, или спал просто, а тут звонок в дверь. Открывает, сначала не может понять, кто это — незнакомый какой-то человек. Но человек уже входит в квартиру, садится за стол, и вежливо так, как только они умеют, начинает — ну как, мол, живете, слышал тут вас недавно по радио, очень здравые вещи говорили, да-да. Алексеев стоит такой, хлопает глазами, не понимает ничего. А гость так небрежно — кстати, помните тот разговор с моим коллегой, ну тогда (называет место)? И у Алексеева по спине холодный пот, потому что, да, конечно, он помнит тот разговор. Он бы мечтал о нем забыть, тем более — сколько лет уже прошло, и не звонил никто все эти годы, не напоминал, да он и забыл почти, только по ночам, когда не мог заснуть, иногда накрывало; что в том разговоре было — мы не знаем. Может, фотографии какие-то (компромат на ЛГБТ-активиста — допустим, он на фотографиях занимается сексом с женщиной, черт его знает), может, деньги, может, просто дал расписку, что обязуюсь сотрудничать и информировать, может, еще что-нибудь, но мы этого никогда не узнаем, потому что гость спрашивает — помните? И Алексеев кивает — да, мол, помню, конечно, все в силе.

И они вместе садятся к алексеевскому компьютеру, гость диктует, а Алексеев пишет, с трудом попадая по клавишам: «Жиды, ненавижу вас». Потом сидит, обхватив голову руками, и гость уходит, захлопывая за собой дверь. А Алексеев так и сидит, жизнь закончилась.

Может быть, конечно, все было не так. Мы вообще чаще всего не знаем, как оно все было на самом деле — отсюда все теории заговоров. Но я просто вижу, что человек сам, сознательно, перешел из статуса «главного спикера по ЛГБТ-проблематике» в статус «того идиота, который про жидов говорит», и был бы это единственный случай, но нет. Я помню подмосковную общественно-политическую женщину, которая три года назад была как Навальный сейчас, да их и упоминали всюду через запятую, если вы помните. Где она теперь, что с ней? Я видел ее интервью на «Свободной прессе», такой поток сознания — «В быту я сильно сокращаю ареал своего обитания, потому что лишнее пространство порождает паразитические потребности», читаешь и думаешь — ох ты Господи. Помню и солидного усатого отставного чекиста из Госдумы — он странно смотрелся в оргкомитете Болотной, но посмеивались над ним мы добродушно, потому что если такие люди переходят на сторону протеста, значит, что-то в стране действительно меняется. Что с ним теперь? Он жалуется в твиттере на детей, которые рисуют мелом на асфальте, мешая ему тем самым вести, о да, крайне успешную предвыборную кампанию. И тот же вопрос, почему так, где кнопка, которая превращает яркого и симпатичного человека в трэш-посмешище, и главное — кто эту кнопку нажимает? Во всех этих превращениях не хватает какого-то одного важного штриха. Может быть, их ставили перед выбором — изображай безумца, иначе мы тебя убьем? В этом случае к Алексееву и прочим новым безумным стоит отнестись сочувственно, но если перед таким выбором они не стояли, хочется все-таки знать — что же произошло на самом деле.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня