18+
четверг, 30 июня
Общество

Итоги 2013: Бирюлевское зеркало для оппозиции

Националисты отодвинули «белоленточников» на поле антисистемного протеста

  
8173

Уходящий год ознаменовался спадом «болотного» движения. Его последней яркой вспышкой стала массовая акция сторонников оппозиции в день оглашения обвинительного приговора Алексею Навальному. Однако, говорить о затухании уличной протестной активности, пожалуй, не приходится. Скорее она просто поменяла идеологическую платформу и, соответственно, состав участников. Российский обыватель явно не готов откликнуться на призывы вождей либеральной фронды и идти на Кремль ради неких политических свобод и воплощения в политической системе абстрактных идеалов гуманизма.

Как выясняется, есть куда более животрепещущие проблемы, который способны спровоцировать спонтанные массовые выступления, на фоне которых меркнут уличные акции «белоленточников».

Как и предсказывали многие эксперты, призрак «бессмысленного и беспощадного» наиболее чутко реагирует на национальный и конфессиональный фактор. 2013 год прошел под знаком антимигрантских погромов, связанных с эскалацией межэтнических конфликтов.

Конфликт в городе Пугачёве Саратовской области, октябрьские беспорядки в Бирюлево, которые совсем недавно получили «вторую жизнь» в нижегородском Арзамасе, свидетельствуют о постепенном складывании ситуации, которую принято называть революционной. То есть, когда по классике «низы не хотят, а верхи не могут». В условиях нарастания кризисных явлений в экономике (резкое падение темпов роста ВВП, увеличение безработицы и снижение реальных доходов населения) продолжение политики «замещающей миграции» провоцирует резко негативную общественную реакцию. При этом сами власти то ли не хотят, то ли уже не могут отказаться от практики массового завоза в Россию дешевой рабсилы из ближнего зарубежья. Принимаемые в популистских целях полумеры (в виде отдельных решений по ужесточению миграционного законодательства) явно не имеют своей целью сворачивание системы «открытых дверей».

Об этом, в частности, свидетельствуют расширение категорий мигрантов, которым разрешено трудоустраиваться в РФ без получения разрешения на работу. Теперь это правило распространяется не только на тех мигрантов, которые имеют вид на жительство. Достаточно обладать разрешением на временное проживание. Практически без изменений оставлен объем выделенных квот на привлечение трудовых мигрантов. Остаются в силе такие инструменты привлечения гастарбайтеров на российских рынок труда как патент на право трудовой деятельности. При этом перечень лиц, имеющих право быть принимающими сторонами для иностранцев в РФ, был существенно расширен.

Своего рода моральной компенсацией общественному мнению стал ряд нововведений, которые ужесточают режим пребывания мигрантов на территории РФ. По большому счету, эти меры направлены на легализацию армии «трудовых наемников». Среди новаций можно выделить усиление наказания для организаторов нелегальной миграции, закон против «резиновых квартир» и, совсем свежее, продление запрета иностранцам работать в секторе розничной торговли. Впрочем, как показывает практика, работодатели и коррумпированное чиновничество давно научились обходить подобного рода ограничения.

Президент фонда «Миграция — XXI век», бывший заместитель директора Федеральной миграционной службы Вячеслав Поставнин убежден, что миграционная ситуация в стране работает на повышение градуса межнациональных конфликтов.

— К сожалению, на уровне руководства понимание этого отсутствует. Не случайно у нас есть два отдельных ведомства — Минрегион и ФМС. Одно занимается национальной политикой, а второе миграционной. Естественно, что люди, которые работают в этих структурах, отстаивают их самостоятельность.

«СП»: — Вы считаете целесообразным создание единого органа?

— Да, такое решение обязательно нужно принимать. Тем более, что вопросам национальной политики в России всегда уделялось большое значение. Достаточно вспомнить, что комиссариат по делам национальностей в первые годы после установления советской власти возглавлял Иосиф Сталин. Миграция в том виде, в котором она существует (лавинообразном и взрывном) это новое явление. В результате она стала мощнейшим фактором в нагнетании межнациональной напряженности.

«СП»: — Какая тенденция, в сторону ужесточения или либерализации доминировала в области миграционной политики государства в уходящем году?

— По-моему нечто среднее под лозунгами наведения порядка. Причем, власти не знают, как это сделать. По западным лекалам ничего не получается. Ситуация в России во многом отличается от того, что происходит на Западе.

«СП»: — Как вы оцениваете деятельность нынешнего руководства ФМС?

— Ничего позитивного сказать не могу. Допустим первый состав этого ведомства в 1992 году переселил на Родину 7 млн. наших соотечественников. Хотя время было тяжелое. В этом году в программе переселения участвуют 150 тысяч человек. Более того, власти умудрились отобрать паспорта у 100 тысяч человек, которые переехали еще в 1990е гг. При том, что это в основном этнические русские. Оказывается, у них не хватало каких-то бумаг. ФМС наделяют все новыми полномочиями и функциями. Я считаю, что это неправильно. ФМС не может оценить потребности экономики в привлечении иностранной рабочей силы. Там что, специалисты по рынку труда работают? Это всего лишь контрольно-надзорный орган и он ничем больше не должен заниматься. Когда сотрудники ФМС начинают решать, кому быть гражданином, а кому нет, это становится почвой для противоправных практик. Судя по всему, коррупция там уже запредельная.

«СП»: — Нужны ли России миграционные потоки в нынешнем масштабе?

— Трудовая миграция в каком-то размере, наверное, необходима. Хотя бы в силу наших демографических проблем. Но она должна быть не замещающей, а дополняющей. Но нельзя уничтожать собственную страну. Нужно посмотреть, откуда у нас появляется такое количество нелегалов при общей внушительной численности контрольных органов. Почему нелегалов хватают пачками, а бизнесмены, которые использовали их труд остаются безнаказанными? В этом году законодатели ужесточили санкции для тех, кто организует нелегальную миграцию.

Но это не работает. Еще в начале нулевых в УК появилась статья, которая предусматривала суровое наказание за организацию нелегальной миграции (до пяти лет лишения свободы). Штрафы в Москве и Питере за каждого нелегала достигают миллиона рублей. Куда уж больше? Просто законы исполнять нужно. В противном случае ужесточение наказания банально приводит к повышению коррупционных тарифов.

Проблема мигрантов стала сильнейшим раздражителем, считает общественный и политический деятель Константин Крылов.

— Надо сказать, что в силу определенных причин отношения между мигрантами и коренными жителями никогда не были хорошими. Естественно, они обостряются по мере того как мигранты заселяют бывшие русские территории. Обострение межнациональной напряженности может обозначать две вещи. С одной стороны, это ровное нарастание отчуждения, неприязни и страха. С другой стороны, мы видим закручивание гаек со стороны государства, которое защищает приезжих. Тем временем, мигранты продолжают прибывать на нашу территорию, образуя здесь землячества.

«СП»: — В уходящем году давление со стороны государства усилилось?

— Да, и в этой связи можно вспомнить усиление 280 и 282 статей УК. Применяются и другие репрессивные механизмы. Кроме того, введена персональная ответственность региональных и местных начальников за состояние дел в сфере межнациональных отношений. Эти меры, возможно, приведут к тому, что бунтов станет меньше. Стоит заметить, что сведения о подобных событиях не всегда доходят до широкой общественности. Глухая стена молчания — это один из принципов информационной политики государства. Тем не менее, несмотря на усиление давления, число протестных акций в этом году увеличилось. Это означает, что стресс, порожденный бесконтрольным притоком гастарбайтеров, существенно вырос.

«СП»: — Почему же нынешняя миграционная модель не подвергается ревизии?

— Это называется замещающая миграция. Думаю, это красноречивое определение, которое все прекрасно объясняет. Оно означает, что миграция направлена на замену коренного населения. Что сопровождается превращением его в меньшинство и заселением РФ совершенно новыми народами. Это сверхзадача нынешнего миграционного проекта и основная цель его существования. Понятно, что никаких послаблений или отклонений от такой генеральной линии нет и быть не может.

«СП»: — Вы считаете это чисто политическая задача. А как же шкурные интересы бизнеса, получающего сверхприбыль за счет эксплуатации нелегалов?

— Коррупционный и коммерческий элемент это те факторы, которые лишь способствуют достижению главной цели. Российская экономика сама по себе существует лишь в рамках тех возможностей, которые предоставляет государство. В России государство первично, а экономика вторична. Кстати говоря, тезис о выгодности мигрантского труда представляется более чем спорным. Гастарбайтеры уже давно зарабатывают в России хорошие деньги. Зачастую они получают даже больше, чем коренное население. Но главное это то, что их труд политически (!) необходим. Система устроена так, чтобы услуги мигрантов (даже на низшем уровне) были безальтернативны. Достаточно принять всего несколько законов, чтобы изменить эту реальность. Но этого никогда не произойдет.

«СП»: — Сторонники продолжения миграционной эпопеи любят ссылаться на демографические проблемы и «природную лень» русских, которых якобы не интересуют вакансии, занимаемые «трудовыми варягами»

— Эта логика чудовищна. Поскольку именно высокооплачиваемый труд всегда был стимулом прогресса. И, наоборот, его дешевизна всегда приводит к тому, что работодатель избавляется от высокотехнологичной машины. Вместо которой нанимаются сто человек с лопатами. Европейская цивилизация обязана своим созданием ситуации, когда после нескольких эпидемий в Европе стало не хватать рабочих рук. Тогда пришлось платить рабочим достаточно хорошие деньги. Это привело к появлению потребности сделать человеческий труд как можно более эффективным. После чего, собственно говоря, и закрутилось колесо прогресса.

Сейчас все страны, которые пытаются идти по инновационному пути, повышают заработную плату. Это то, что в свое время возвело Южную Корею и Японию в ранг «азиатских тигров». В период индустриализации их правительства резко повысили зарплату и внедрили практику предоставления соцпакетов. Таким образом, дешевый труд это путь в Средневековье. Распространение малоквалифицированного мигрантского труда привело к тому, что даже небольшая механизация (в виде снегоуборочных и прочих машин) приказывает долго жить. Сейчас под моим окном все больше скребут лопатами мигранты как в каком-нибудь XV веке.

При этом нужно понимать, что низкие зарплаты мигрантов автоматически означают удешевление труда местных жителей. Если мигрант может работать за копейки, то и коренному населению (с точки зрения работодателя) нет смысла платить нормальные деньги. Ведь наш «социально ответственный» бизнес рассуждает в духе известного гоголевского героя, который говорил: «народ-то больно прожорлив, от праздности завёл привычку трескать». Еще один любопытный вопрос, почему сами мигранты соглашаются на низкие зарплаты. При том, что этот миф уже много лет не соответствует действительности.

Понятно, что мигранты первой волны ехали в Россию для того, чтобы обеспечивать свои семьи на родине (где совсем другие цены). Грубо говоря, в полуголодном Таджикистане на несколько долларов можно было прожить полмесяца. В России такой фокус не пройдет. Если бы не мигранты, сегодня сложились все условия для реиндустриализации. Потому что людей мало и рабочие руки дороги. Для повышения их эффективности и необходимо разворачивать высокотехнологичное производство.

Профессор МГИМО, политолог Валерий Соловей убежден, что между политикой открытых дверей и обострением межнациональных отношений в России существует причинно-следственная связь.

— Повышение градуса межнациональной напряженности это производная от нестерпимой ситуации в миграционной сфере. В уходящем году эта проблема стала одним из определяющих факторов внутриполитической динамики. Межнациональные проблемы вкупе с социальными вскоре станут главным вызовом для российского руководства в наступающем году. То есть социальный аспект накладывается на межнациональный. Что создает кумулятивный эффект, который резко усиливает воздействие этих факторов. Не политические проблемы -борьба за свободу слова или многопартийность будут определять внутриполитическую динамику РФ.

«СП»: — В каких регионах наложение этих факторов представляется наиболее опасным?

— Это Москва, Московская область, Петербург и Ставропольский край. Не могу утверждать, что власти не осознают эту проблему. Достаточно много приближенных к кремлевским башням советников уже давно бьют тревогу. Но что либо менять никто не хочет. Это обычный русский расчет на авось. По принципу, если за 5−10 лет ничего не взорвалось, то не взорвется и сейчас. А может вообще само как-то рассосется. К тому же следует учитывать, что на кону стоят огромные прибыли, связанные с пребыванием армии гастарбайтеров на территории РФ. Обороты от эксплуатации бесправных приезжих составляют миллиарды долларов. Причем, в процесс извлечения прибыли вовлечены те, кто обязан по долгу службы бороться с нелегальной миграцией. Это ФМС, ФСКН, МВД, местные чиновники и так далее. Круг бенефициаров предельно широк. Чтобы изменить ситуацию, нужно иметь политическую волю.

«СП»: — Какие меры помогли бы снизить остроту проблемы?

— Здесь не требуются сверхусилия. Достаточно начать с введения визового режима со странами Центральной Азии и Закавказья. После этого в течение двух-трех лет ситуацию в РФ можно привести к вполне приемлемой. Кроме визового режима нужны меры чисто экономического характера. Например, ограничение денежных переводов из РФ в страны, выходцы из которых представляют угрозу национальной безопасности России. Это гораздо проще, чем лечить потом наших больных, подсевших на афганский героин, который в РФ поставляют таджики, узбеки и киргизы.

«СП»: — Власти указывают на том, что 2013-й год прошел под знаком ужесточения миграционного законодательства…

— Здесь важны не разговоры, а реальная практика. Москвичи наверняка заметили, что доля приезжих с характерной внешностью в столичной толпе нисколько не уменьшилась. А, может быть, даже увеличилась. И ведут они себя все более развязно и вызывающе.

«СП»: — Внутрироссийские мигранты по определению не могут быть нелегалами, но при этом также все чаще становятся раздражающим фактором

— Внутренняя миграция — это иная проблема. Потому что здесь речь идет о передвижении граждан РФ. Что не мешает возникновению постоянной напряженности между выходцами с Северного Кавказа и остальным населением РФ. Это тоже фактор риска, который порой более значим, чем фактор миграции. Так или иначе эта проблема также имеет решение. Для этого достаточно от избирательного правоприменения. Следует отказаться от странных льгот и привилегий, которые получают некоторые этнические группы. Достаточно применять к ним обычный правовой режим. В частности, отказаться от политики максимального благоприятствования и перестать поощрять их аппетиты -финансовые и экономические, ничего не требуя взамен. Сегодня мы не требуем от этих групп даже соблюдения правопорядка.

Со стороны это выглядит, как будто Кремль платит им дань. Почему бы не помогать российским регионам, если в этом есть необходимость. Но помощь должна сопровождаться движением и с той стороны. Например, повышением экономической эффективности, правопорядка и так далее.

Удельный вес национального фактора в российской внутренней политике возрастает, утверждает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

— Возникает диссонанс между остротой проблемы мигрантов и полным отсутствием политических сил, которые бы адекватно представляли ту озабоченность, которую испытывает наше общество по этому вопросу. Деятели, активно использующие националистическую риторику, вроде Жириновского, по сути задвигают острую тему на маргинальные задворки. В отношении русского национализма они, скорее, выполняют роль спойлеров. Серьезная озабоченность по поводу этнокультурной экспансии извне, которую разделяет большинство населения страны, явно диссонирует с карикатурностью ее политического отражения.

«СП»: — Какие тенденции в сфере межнациональных отношений стали определяющими в 2013 году?

— Я бы выделил нарастание исламизма и противодействие ему. В том числе со стороны правоохранителей. Агенты радикального ислама продолжают экспансию за пределы его традиционного распространения. В первую очередь речь идет о столицах и о прикавказских регионах (Ставрополье, Ростовская область, Краснодарский край). Среди центров притяжения мигрантов можно назвать нефтедобывающие провинции Западной Сибири. Исламизм выступает как протестная идеология для мусульманских народов. Это также идеология шовинизма, превосходства и клановой экспансии. Любое действие порождает противодействие. Отсюда информация о задержаниях и возбуждаемых уголовных делах.

Не может не настораживать и ситуация с северокавказским элитами. С одной стороны, новый лидер Дагестана Рамазан Абдулатипов пытается дисциплинировать местные правящие элиты. В этой связи можно вспомнить инициированное им разбирательство в отношении «серых кардиналов» республики (мэра Махачкалы Саида Амирова и ряда других). Это вызвало неизбежную реакцию в виде активизации диверсионной деятельности. Еще одним следствием стало усиления оттока капитала из республики.

«СП»: — Вносит ли свою лепту в повышение «тонуса» межнациональных отношений такое явление как этническая преступность?

— Обсуждение конфликтов, связанных с проявлением этнического криминала, уже давно вышло из информационного поля в среде националистов. Общество воспринимает этнопреступность как одну из ключевых проблем. Это касается не только политизированных или националистических групп. Аналогичный консенсус существует в отношении массовой миграции. Если говорить о реакции властей, то она находится в той точке, где проблема уже признается, но рецепты подбираются точечные и больше напоминают имитацию реакции. При этом они не способны в корне изменить ситуацию. Хотя определенные шаги в правильном направлении все-таки обсуждаются.

«СП»: — С чем связана такая осторожность и желание сохранить статус-кво?

— Я считаю, что властям просто удобнее идти по пути наименьшего сопротивления. Сохраняя миграционный режим, основанный на политике открытых дверей. Потому что эффективность контролировать миграционный поток и осуществлять селекцию по принципу уровня квалификации приезжих или их культурной близости большинству населения гораздо сложнее. Во-вторых, существует представление геополитического свойства относительно того, что миграция в неограниченном режиме это важный фактор продвижения интересов России в Средней Азии. Хотя тот же Узбекистан этот факт нисколько не останавливает от продолжения антироссийского крена в своей внешней политике.

Фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Бобылев

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Константин Сивков

Военный эксперт

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье