Общество

Отходный промысел

Принято долгожданное решение о закрытии Байкальского целлюлозно-бумажного комбината

  
3671

Автор этой заметки, выросший неподалеку от самого большого в мире озера, не раз бывал в моногороде на его берегу и слышал единодушные утверждения жителей о том, что комбинат никакого вреда природе не наносит. Их можно понять. Другой-то работы нет. И сейчас, после закрытия БЦБК, вряд ли найдется. На предприятии работало около полутора тысяч человек, а рабочие места в богатой инфраструктуре комбината (317 объектов недвижимости), в частности, на ТЭЦ комбината, отапливающей Байкальск, сохранят около 500 из них. Людей жалко. Но озеро жальче. Как говорится, «вас много, а я одно».

Если серьезно, то непонятно, почему какое-либо производство должно разрушительным образом использовать экосистему уникальнейшего природного ресурса планеты. С 1999 по 2007 годы, когда завод работал на полную мощность, ежегодно в озеро сбрасывалось от 37 до 48 миллионов тонн отходов. Предприятие строилось, в первую очередь, для обеспечения нужд военного авиастроения целлюлозным шинным кордом (волокно, применяемое для армирования покрышек шасси). Уже к моменту окончания строительства потребность в нем отпала: промышленность перешла на металлический корд. Более того, Байкальский ЦБК давно убыточен.

И вот под занавес Года охраны окружающей среды приходит радостная новость о его закрытии и тут же опровергается управляющим предприятия. Пока ситуация с закрытием Байкальского ЦБК проясняется окончательно, «Свободная пресса» предлагает ознакомиться с тем, как вообще российская промышленность наносит вред окружающей среде.

Алексей Книжников, Всемирный фонд дикой природы (WWF), руководитель программы по экологической политике ТЭК:

— Экономика России устроена таким образом, что большинство предприятий в реальном секторе наносят серьезный ущерб окружающей среде. Например, один из наших металлургических флагманов, «Норильский никель», — главный загрязнитель на десятки километров вокруг себя. Или, например, наша крупнейшая нефтегазовая компания «Роснефть» последние несколько лет ведет добычу нефти в Восточной Сибири и сжигает колоссальное количество попутных нефтяных газов.

«СП»: — В этом регионе есть другие вредные производства?

— На озере Байкал в силу его уникальности не было промышленных предприятий, пока не построили БЦБК, и главной задачей российского экологического движения было остановить загрязнение этого объекта всемирного природного наследия. Насколько я знаю, этот вопрос уже решен на правительственном уровне; может быть, окончательное прекращение работы комбината — вопрос некоторого количества времени, ведь предприятие обеспечивало работу очистных сооружений города Байкальска. Но это большая победа именно в Год охраны окружающей среды (2013-й, объявлен президентом России в августе 2012-го — Прим. ред.), и победа это не только российского, но и международного масштаба. Однако на Ангаре, впадающей в Байкал, по-прежнему расположено много промышленных объектов, которые ухудшают состояние водной системы. Так что у нас, куда ни посмотри, промышленность оказывает разрушающее действие на природу, и перед нами стоит еще множество задач по сокращению ее негативного влияния.

«СП»: — Как на Западе обстоит дело с загрязнением окружающей среды промышленными предприятиями?

— На Западе государственные компании — лидеры с точки зрения экологических показателей, а у нас госкомпании вот так легкомысленно себя ведут.

«СП»: — Почему за рубежом так происходит: дело в жестких требованиях со стороны государства, или сам бизнес осознает свою ответственность?

— Да, там и законодательные инициативы во многом жестче, и государственные компании более ответственно относятся к экологии, и гражданское общество более развито.

А у нас общественные организации еще слабые. До сих пор такая ключевая экологическая информация, как статистические данные о сбросах-выбросах отходов, которая в большинстве стран мира публичная, у нас закрыта.

«СП»: — Можно сказать, что на Западе промышленный бизнес не менее «жадный», просто там он сильнее контролируется государством?

— Да, и не только государством, а, повторюсь, и гражданским обществом.

Алексей Яблоков, профессор, доктор биологических наук, председатель фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко»

— Закрытие Байкальского ЦБК — это, конечно, знаменательное событие уходящего года, но есть подозрение, что праздновать победу еще рано, потому что решения о закрытии БЦБК принимались и раньше, но были впоследствии отменены. Последний раз это сделал Путин три года назад.

А комбинат между тем давным-давно перестал приносить прибыль и поддерживается на плаву государством, хотя он и частный. А ущерб для Байкала от него исчисляется сотнями миллиардов рублей. Зарплату на БЦБК получали 1,2 — 2 тысячи человек, а Байкал, который принадлежит всему миру, нес несоизмеримый ни с чем ущерб. Так что будем надеяться, что на этот раз государство окажется достаточно последовательным и принципиальным. И комбинат, наконец, закроют.

Но это не произойдет в одночасье. На комбинате накопились миллионы тонн отходов, которые представляют опасность для экосистемы Байкала, и с ними сначала нужно что-то сделать. Сибирские ученые разработали технологии их утилизации, но это требует колоссальных денег.

«СП»: — БЦБК один угрожает Байкалу?

— К сожалению, нет. На реке Селенга, которая впадает в Байкал, есть похожий комбинат, куда, кстати, планируют перевести часть сотрудников закрытого БЦБК. От Улан-Удэ идет приличное загрязнение. Но угроза Байкалу может еще усилиться, если будет развиваться золотодобывающая и другая горно-обогатительная промышленность в Монголии. Это серьезная проблема, которая «маячит» уже в ближайшем будущем.

В этом году удалось приостановить разработку полиметаллического месторождения в Бурятии, потому что были массовые протесты против выдачи лицензии на эту разработку. Как говорится, вовремя «схватили за руку».

Но другую серьезную опасность для Байкала сейчас представляет маломерный флот. Тихое туристическое и рекреационное освоение побережья Байкала, множество маленьких судов…

«СП»: — А чем эти суда опасны?

— Если вы заправляете в свой катер 20 литров бензина, то куда он потом девается? Почему мы в городах задыхаемся: бензин сгорел, выхлоп в воздух. А на воде куда он пойдет? То есть на воды Байкала нужно допускать суда с минимальным уровнем выхлопа.

С этим связан нелегальный захват окрестностей Байкала, освоение побережья. Даже по очень слабому водному законодательству, которое разрешает загрязнять воду озера, все равно, территорию в 250 метров от берега нельзя застраивать.

Далее. Из-за строительства плотин на Ангаре уровень воды в Байкале поднялся примерно на три метра по сравнению с уровнем 30-летней давности. Экосистема озера с большими потерями, но все-таки справилась с таким подъемом. А Олег Митволь в свое время сказал, что 1 сантиметр байкальского уровня — это 1 миллиард долларов в кармане у Дерипаски, если мы пересчитаем доходы от электричества, алюминия и так далее. Так что экосистема Байкала сегодня сильно зависит от антропогенного фактора, и Байкальский ЦБК — всего лишь небольшая его часть.

«СП»: — Какие еще есть угрозы окружающей среде от промышленных объектов?

— Биоводородное загрязнение, потому что огромная часть добытых углеводородов либо сжигается в факелах, либо загрязняет собой почву и воды. С этим же связана экспансия нефтедобывающего сектора в районы Крайнего Севера, освоение шельфа. А мы не готовы к освоению месторождений в Арктике, это очень опасно. Вообще экологическое состояние России плачевное, 15% ее — это территория экологического неблагополучия. Примерно 50−60 миллионов человек проживают постоянно в зоне превышения предельно допустимой концентрации вредных веществ. Разговоры о том, что 60% площади страны — это нетронутые территории — бред! Над той же Якутией в разное время в результате ядерных испытаний оказывалось большое количество радионуклидов. Так там до сих пор отмечается повышенная заболеваемость раком и разные пороки развития новорожденных. И как бы мы ни ремонтировали наши АЭС, все равно оборудование ветшает, и с каждым годом опасность радиоактивного заражения растет.

В 2000 году, когда Путин пришел к власти, команда Кудрина — Грефа — Чубайса убедила его следовать негласной концепции сокращения природоохранных требований ради привлечения инвестиций любой ценой. Государство ушло от регулирования этой сферы.

Но в последнее время спохватились: сотни тысяч людей умирают от плохой экологической обстановки. Это сейчас самая большая угроза для безопасности России.

Фото: Алексей Куденко/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня