Общество

«Олег Найденов» пойдет под трибунал

Судьбу задержанного в Сенегале российского судна решит международный морской арбитраж в Гамбурге

  
5031

Инцидент с задержанием российского траулера «Олег Найденов» сенегальскими военными, по всей видимости, все еще далек от разрешения. Как уже писала «Свободная пресса», с 4 января рыболовное судно, задержанное по подозрению в незаконном промысле, удерживается на военной базе в порту Дакара, но никаких официальных претензий к его команде и владельцу местные власти до сих пор не предъявили.

Открытым остается и вопрос о встрече российской стороны с президентом Сенегала Макки Саллом: аудиенция, на которой предполагалось обсудить условия освобождения «Олега Найденова», изначально была назначена на вторник, 7 января, затем перенесена на среду, но в итоге так и не состоялась. Причем в срыве переговоров на высшем уровне руководство Росрыболовства обвинило «Гринпис». Тем временем, экологи свое вмешательство отрицают.

«Мы не будем оценивать ситуацию, о которой пока известно достаточно мало. Мы не знаем, где велся лов рыбы, мы не можем пока оценивать законность недавних действий „Олега Найденова“. Гринпис сейчас выясняет детали произошедшего», — говорится в заявлении, размещенном на российском сайте организации.

Экологи обращают внимание на то, что «судно ранее попадало в рыболовный скандал, и точно по собственной вине». Однако недавний силовой захват траулера, с их точки зрения, является «беззаконием по отношению к экипажу судна».

«Безусловно, методы, которые были применены при остановке судна, едва ли были оправданы, — считает член совета Конфедерации Труда России, первый заместитель председателя Российского профсоюза моряков Игорь Ковальчук. — Мы знаем, что там действовала государственная структура, которая, по-видимому, руководствовалась местными законами. Что касается нахождения судна в тех или иных территориальных водах, или в зоне экономических интересов, то это же море. Там верстовых столбов пограничных нет, траулер мог попасть в чужие воды как по ошибке, так и злонамеренно. Что на самом деле произошло, знает только экипаж. Впрочем, есть еще такое устройство на судне — автоматический определитель местонахождения, так называемый AIS. Если он был включен, то специалисты, которые имеют доступ к этой системе, могут буквально чуть ли ни по часам видеть, где находилось судно».

«СП»: — А если прибор был выключен?

— Если прибор был выключен, то это свидетельство не в пользу экипажа, либо не в пользу судовладельца. Вопрос ведь опять же в том, что судном управляет не капитан — я имею в виду, его производственной деятельностью. Производственной действительностью управляет судовладелец, он дает команду, в какой район идти, что делать, какую рыбу ловить и т. д. Капитан определяет только саму технологию — как это делать. Людей расставляет, механизмы и т. п. Поэтому первые вопросы судовладельцу: было ли задание ловить, и в каком конкретно районе. Опять же надо иметь в виду, что какие-то указания могут отдаваться не письменно, а по телефону (хотя на этом судне, кстати говоря, спутникового телефона нет). Либо это некая, так сказать, ошибка, либо — попытка экипажа больше заработать. Здесь вариантов может быть очень много. Поэтому для того, чтобы составить себе четкую и ясную картину, надо анализировать все аспекты.

«СП»: — Но российская сторона настаивает, что «Найденова» задержали, когда траулер находился в водах Гвинеи-Бисау, не сенегальских…

— Все говорят, что задержание произошло в водах Гвинеи-Бисау. Но никто не уточняет, в каких водах было судно примерно за час до высадки на его борт сенегальских военных: в водах Гвинеи-Бисау либо в водах Сенегала? Об этом никто не говорит. А это, между прочим, легко устанавливается, если AIS была включена. В принципе есть другие системы, которые позволяют это определить. И если Сенегал обладает какими-то техническими возможностями, то он вполне способен установить, где находилось судно и за час до этого, и за два часа.

«СП»: — То есть, «Олег Найденов» все-таки мог вести незаконный промысел?

— Теоретически, мог. На практике пока что никаких доказательств этому не представлено. Кроме слов.

«СП»: — Почему же так долго тянут с предъявлением официальных претензий?

— Полагаю, что идут какие-то закадровые переговоры о том, как эту проблему разрешить, как найти компромисс.

«СП»: — А команда — без паспортов, фактически в заложниках. Проходила информация, что на судне проблемы с питьевой водой, с электричеством, что пострадавшим (их предположительно двое — капитан и буфетчица) не оказывается медицинская помощь. Это нормально?

— Всю ответственность и за команду, и за судно в этом случае должна нести сенегальская сторона, которая их задержала. Она должна доставить на борт и воду, и все необходимое. Тем более, что речь идет о судебном процессе, на котором они потом могут выставить счет судовладельцу. Здесь нет проблемы. С другой стороны, в странах Африки может быть просто недостаточно развита государственность, в какой-то мере средств недостаточно. Но это технические вопросы, которые легко решаются. Основная проблема — это наличие медицинской помощи. Это серьезно. И если так кто-то болен или ранен, то, конечно, такая помощь обязательно должна быть оказана. Хотя опять же я не исключаю и каких-то спекуляций на этот счет.

«СП»: — А разве судового врача не должно быть на таких траулерах?

— Судовых врачей вывели как класс уже много лет назад. В Советском Союзе врач был на каждом судне, даже если там экипаж всего 15 человек. Зарплату этим врачам платил Минздрав СССР. Потом наступила эпоха рыночной экономики, стали считать деньги, и с учетом того, что моряки — народ в принципе здоровый, было признано целесообразным воспользоваться международной практикой, которая сложилась к тому времени. Врачи действуют на пассажирских судах, либо на тех, где достаточно многочисленные экипажи — как правило, это плавучие рыбоперерабатывающие фабрики. Собственно говоря, и новая конвенция по условиям работы в море, конвенция по труду в морском судоходстве, предполагает, что судовой врач должен быть на судах, команда которых насчитывает более ста человек. Поэтому профессиональных медиков давно ни у кого нет. Но, как правило, кто-то из членов экипажа проходит начальную медподготовку, чтобы уметь оказать первую помощь в случае травмы.

«СП»: — Как, по-вашему, будут развиваться события? Якобы за освобождение траулера негласно уже требуют выкуп в один миллион долларов. Возможно это?

— Возможно все. Но вообще есть способ, который был применен в отношении России, когда мы арестовали судно «Гринпис» Arctic Sunrise — это обращение в международный морской арбитраж в Гамбурге. Правда, я не знаю, входит ли Сенегал в список стран, которые присоединились к этой конвенции. Но теоретически такая возможность есть. Второй вариант — это, собственно говоря, представительство в местном суде. Никто судовладельцу не мешает нанять сенегальского адвоката и решать конфликт в местном юридическом поле. Другой вопрос — какой он будет, этот суд?

«СП»: — Насколько может затянуться разбирательство?

— Я не знаком с судебной системой Сенегала, поэтому не могу сказать точно. В странах, где действуют правовые традиции Британии, подобные разбирательства длятся довольно долго.

«СП»: — Сенегал — бывшая французская колония…

— Ну, возможно, поскорее будет. В Нигерии, например, наши моряки два года в тюрьме просидели, пока суд решал их судьбу. Так что, все что угодно может быть.

Вечером 9 января стало известно о намерении владельца судна «Олег Найденов» обратиться в международный трибунал по морскому праву в Гамбурге.

«Документы готовятся двое суток», — сообщил РИА «Новости» руководитель центра общественных связей Росрыболовства Александр Савельев. Как только они будут собраны, иск передадут в трибунал.

По словам Савельева, обычно морской трибунал принимает решение освободить экипаж и корабль и продолжать разбирательство. Он напомнил, что в случае с Arctic Sunrise «решение было принято очень оперативно».

Между тем, Сенегал наконец-то пообещал предоставить Москве разъяснения по инциденту. Глава внешнеполитического ведомства этой западноафриканской республики Марке Ндиай на встрече с послом России Валерием Нестерушкиным в четверг сообщил, что причиной ареста «Олега Найденова» стали неоднократные нарушения российским судном правил лова в исключительной экономической зоне Сенегала. Соответствующие официальные материалы министр собирается направить в посольство России в Дакаре. Впрочем, точка в деле на этом вряд ли будет поставлена.

Фото ИТАР-ТАСС/ фото из архива компании «Мурманский траловый флот»

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня