Общество

Отнять и поделить

Виктор Милитарев о неотложной необходимости пересмотреть итоги приватизации

  
10197

Вот уже почти четверть века как меня изумляет фантастическая наивность нашего народа, выразившаяся в восторженном зрительском приятии фильма «Собачье сердце». Я вообще-то очень люблю Булгакова. И повесть «Собачье сердце» прочел с восхищением еще в ранней юности. В самиздатском варианте, разумеется. И мое отношение к булгаковскому сарказму за прошедшие 40 лет ничуть не изменилось.

Да и фильм «Собачье сердце» сам по себе вовсе неплох. И актеры хорошие, и режиссура неплохая, и сценарий весьма близок к тексту оригинала. Только вот повесть Булгакова является выражением справедливого бешенства и сарказма на злобный идиотизм раннесоветской жизни, а фильм является, при всех своих достоинствах, злобной и примитивной агиткой, направленной против идеи социальной справедливости.

Из фильма почти совершенно ушла злая булгаковская ирония в адрес профессора Преображенского и его ассистента Борменталя. В фильме даже не видно, что Булгаков совсем не зря дал Борменталю такую тупо-идиотскую фамилию. Вполне сопоставимую по идиотизму с фамилиями Шарикова и Швондера. В фильме также почти незаметно, что основным занятием профессора Преображенского, приносящим ему неплохой доход и дающим возможность продолжать жить в десятикомнатной квартире, является пришивание большим советским начальникам обезьяньих гениталий.

Но в фильме все это вуалируется «благородным обликом» Преображенского и Борменталя и «мерзкими рожами» Шарикова и Швондера. В фильме даже не видно, что враждебность Шарикова к профессору, приводящая его в объятия Швондера и ставящая его во главе «отдела подочистки», вызвана, в конечном счете, неимоверным высокомерием и хамством Преображенского.

«Рекламная стилистика», в которой снят этот фильм, дискредитирует даже те слова Шарикова, в которых он абсолютно прав. Я имею в виду слова Шарикова о том, что одни почему-то в одиночку живут в десятикомнатной квартире с прислугой, а другие несколькими семьями по десять человек ютятся в бараке. Я в данном случае с Шариковым абсолютно согласен. Мне тоже, вслед за Шариковым, непонятно, неужели искусство пришивания наркомам обезьяньих пенисов и тестикул делает Преображенского во столько раз более ценным, чем простые люди и заслуживающим, по сравнению с ними, стократного улучшения жилищных условий?

Но самое главное, это то, что фильм не просто построен в стилистике сериала рекламных клипов, фильм весь заточен на поддержку главного своего рекламного антислогана, которым он буквально выстреливает. Вы уже догадались, я имею в виду антислоган — «Отнять и поделить!».

После этого фильма уже больше двадцати лет невозможно говорить о социальной справедливости, о воровской приватизации и о необходимости национализации разворованного, чтобы тебе в лицо немедленно не бросили: «Так что же вы предлагаете? Отнять и поделить, что ли?».

И я всегда ценил мужество нацболов, которые еще в 1992—1993 годах начали на подобное вопрошание отвечать: «Да, разумеется. Отнять и поделить!».

И сегодня нацболы остаются верными себе. Именно под лозунгом «Отнять и поделить!» пройдет 15 февраля объявленный «Другой Россией» митинг против воровской приватизации. Я полностью поддерживаю эту инициативу. Но не могу не отметить, что считаю позором всего российского политикума то, что митинг «Другой России» поддержали только несколько столь же малочисленных левых организаций — «Трудовая Россия», «Левый фронт», да «Коломенский куст».

А крупнейшие левые и левоцентристские партии страны — КПРФ, «Справедливая Россия», громко заявляющий о себе уже месяц «Альянс социал-демократов и зеленых» на инициативу нацболов не отреагировали никак.

А ведь речь идет о важнейшем, может быть, единственно принципиальном вопросе политической повестки дня нашей страны. Игнорирование темы воровской приватизации закладывает под нашу историю мину замедленного действия, которая неизбежно когда-нибудь взорвется.

Такой же миной замедленного действия было освобождение в 1861 году крестьян без земли. На мой взгляд, именно это было важнейшей причиной революции 1917 года. И вряд ли следующая революция произойдет через 56 лет после 1992 года. Сегодня история идет гораздо быстрее.

Даже если бы существующая власть обеспечивала постоянный и быстрый экономический рост, сопровождающийся пропорциональным ростом уровня и качества жизни большинства народа, это бы не могло отменить вопроса о том, почему 70% собственности в нашей стране принадлежит 1% населения. Но в условиях массовой бедности и социально-экономического неравенства, этот вопрос становится гораздо более громким.

А причина этой бедности и неравенства именно в приватизации начала 90-х годов. Сначала при помощи ваучерной приватизации, проведенной президентским декретом вопреки воле действующего парламента, подавляющее большинство народа лишили возможности участвовать в приватизационном процессе. А когда парламент дал понять, что он не собирается смиряться с этим беззаконием, его разогнали с помощью танков.

Я и мои друзья до сих пор помним крики, разносившиеся из-за закрытой двери председателя Комитета Верховного Совета по приватизации в 1993 году. Это председатель комитета убеждал председателя Госкомимущества в необходимости «4-го варианта приватизации». А в ответ Анатолий Борисович Чубайс так громко, что это было слышно всем за дверью, кричал: «Мы вас раздавим танками!». И ведь раздавил.

А венцом и вершиной ваучерной приватизации стали залоговые аукционы, когда государство уступило группе физических лиц права собственности на крупнейшие госкомпании, продав их за сотые, а то и тысячные доли реальной цены, при этом дав возможность покупателям оплатить вновь приобретаемую собственность государственными деньгами, которые хранились на банковских счетах у будущих приватизаторов. Говорят, что это было первой в российской истории крупной сделкой «за откат».

Еще говорят, что ельцинская семья до сих пор безбедно процветает на эти откатанные средства.

И от этого основного вопроса нашей жизни нас не должна отвлекать борьба нанайских олигархов — когда ельцинские олигархи упрекают путинских в коррупции, а те их в ответ в поддержке оппозиции.

Я, конечно, рад, что Михаил Фридман, наконец, дал объективную оценку происходящего в стране воровства, сказав «они украли полстраны». Я только не понимаю, насколько Михаил Маратович честен в своих оценках. Понимает ли он, что «они» украли вторую половину страны? А первая досталась при помощи Бориса Николаевича Ельцина как раз Михаилу Маратовичу и его подельникам.

И, разделяя всю критику существующего режима, высказываемую как самими ельцинскими олигархами, так и поддерживаемыми ими политиками, такими как Алексей Навальный, Борис Немцов и Евгений Ройзман, я никак не могу разделить скрывающуюся за этой справедливой критикой «уловку 22». Которая сводится к тому, что, мол, путинские столько всего украли, что пора забыть о ваучерной приватизации и залоговых аукционах. А именно к этому, на мой взгляд, сводится скрытый пафос пропагандируемой сегодня либеральной оппозицией борьбы с коррупцией. Скрытый пафос, который сводит на нет все их справедливые обвинения.

Впрочем, и Путин никак не собирается отказываться от тезиса о том, что пересмотра итогов приватизации могут требовать только придурки. Даже на невинный вопрос, почему у нас, добывающих столько нефти, бензин стоит выше мировой цены, он ответил, что, мол, если понизить цены на бензин, то сначала всем ненадолго станет хорошо, а потом надолго очень плохо. А ведь его спрашивали, почему, национализировав «Юкос», он не понизил цены на бензин, а оставил их на том же уровне, как будто нефть до сих пор выдают за «скважинную жидкость» и сливают трансфертами в родной офшор.

А на прямой вопрос, «почему же вы до сих пор не разберетесь с олигархами?», я уже 10 лет слышу в кулуарах от путинских только два несовместимых между собой ответа. По первому из них, олигархи, конечно, воры, но трогать их нельзя, потому что сразу рухнет вся экономика.

А по второму, никаких олигархов нету, а есть черные кассы и общаки государства, которыми оно распоряжается для общенардного блага. А олигархи поставлены над этими общаками для блезиру. Вроде зиц-председателей Фунтов. Первый раз мне эту точку зрения в начале нулевых рассказывал бывший нацбол, а тогда верный путинец Володя Голышев. За прошедшие 10 с лишним лет ветреный Володя давно уже сменил свою политическую ориентацию на прямо противоположную, но еще в прошлом году мне рассказывал то же самое другой верный путинец.

И все эти маневры имеют одну цель. Не дать нам увидеть, что главное зло в нашей жизни — это воровская приватизация. И главная задача российской политики — это пересмотр итогов воровской приватизации.

Я вовсе не призываю к массовым расстрелам, посадкам всех олигархов в освободившиеся от Ходорковского и Лебедева камеры и конфискацию имущества сразу у ельцинских и путинских олигархов одновременно.

И дело не столько в моей некровожадности, сколько в понимании того, что, хотя подавляющее большинство нашего народа искренне поддерживает на кухнях и в курилках радикальные решения, изложенные абзацем выше, но 99% из этого подавляющего большинства и пальцем не шевельнет для реализации этих решений. А будет ждать их реализации от верховной власти и вяло поругивать ее за то, что она в этом отношении ничего не делает.

Но при этом, эти массовые настроения нашего народа с легкостью позволяют нам сделать тезис о пересмотре итогов приватизации основным тезисом политической повестки дня. То есть, основным предметом политического торга пронародных политических сил с правящим классом. С правящим классом, представляющим собой нанайское двуединство ельцинских и путинских олигархов.

И если нам удастся добиться всеобщего признания того, что расстрел парламента, ваучерная приватизация и залоговые аукционы являются фундаментальным злом, лежащим в основе существующего режима, то нам удастся, таким образом, добиться создания общероссийского круглого стола, на котором власть, либеральная оппозиция и лево-патриотическая оппозиция могли бы договориться о параметрах созыва Учредительного собрания, которое и должно было бы учредить новую Россию, не замаранную этим фундаментальным злом.

По крайней мере, так нужно действовать, если мы разделяем тезис Геннадия Андреевича Зюганова о том, что новой революции Россия может и не пережить. Так что, лозунг «Отнять и поделить!» является призывом мирным и эволюционным. А вот если его не услышат, тогда верным может оказаться другой нацболовский лозунг — «Проводи реформы так — Сталин-Берия-Гулаг!».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня