Общество

Банда «партизан»

Вынесен вердикт шести преступникам, считавшим себя борцами с правовым произволом

  
2381

Сегодня во Владивостоке коллегия присяжных заседателей признала виновными группу из шестерых парней, известную в интернете как «приморские партизаны», а пятерых ее участников — бандой. Их обвинили в серии преступлений: убийстве двух полицейских и четырех гражданских, а также в совершении более десятка посягательств против личности и собственности.

Это громкое дело наверняка войдет в криминальную историю Приморья. Банда была организована в 2009 году Александром Ковтуном и Андреем Сухорадой. У ее членов было оружие, камуфлированные костюмы, лесные тайники. Они передвигалась на лодках и машинах, которые отбирали у родственников или воровали. Бандитов около месяца искали по всему краю и блокировали при помощи спецподразделений, вертолетов и бронетехники 11 июня 2010 года в городе Уссурийске.

Известными бандитов сделала якобы политическая подоплека их бесчинств. В видеообращении, которое они выложили в Интернет, говорилось о правовом произволе в Кировском районе края. А именно, о якобы имевшем место «крышевании» правоохранителями наркобизнеса, проституции, фальсификации уголовных дел и т. д. Вылазки банды совпали с обострением негативного отношения в обществе к правоохранительным органам. Согласно опросу Левада-центра, 35% россиян поверили в то, что «это люди, доведенные до крайности произволом полиции».

Суд над «кировской бандой» начался год назад. Коллегию присяжных заседателей смогли набрать лишь с шестой попытки. Тем, кто согласился взять на себя ответственность и вынести вердикт, предстояло ответить на 225 вопросов, поставленных судьей.

На скамье подсудимых — шесть жителей Приморья: братья Александр и Вадим Ковтуны, Роман Савченко, Максим Кириллов, Владимир Илютиков и Алексей Никитин. Андрей Сухорада и Александр Сладких застрелились во время спецоперации по их задержанию. Молодым людям 18−23 лет (на момент совершения преступлений — «СП») инкриминировалось 23 преступных эпизода, совершенных в 2009—2010 годах. Это серии убийств, в том числе двух полицейских; бандитизм; разбой; незаконное приобретение, хранение, ношение оружия; умышленное уничтожение чужого имущества; кражи, угоны автомобилей и др. Подсудимым «простили» пять незначительных эпизодов — несколько краж паспортов, незаконное проникновение в дом. Было прекращено преследование Александра Ковтуна за побег из-под стражи.

Присяжные удалилась на совещание 29 января с.г. И готовы были огласить решение 3 февраля. Но при проверке вердикта, судья обнаружил неточности в ответах на шесть вопросов. Поэтому присяжным пришлось вносить в текст исправления.

Зачитывать вердикт присяжных судье пришлось шесть часов. Пятеро из шести подсудимых признаны виновными в грабежах, четверо — в убийствах милиционеров. Пятеро причастны к убийствам четырех жителей Кировского района: у них бандиты планировали забрать наркотики, а затем продать. Трое признаны виновными в обстреле полицейской машины. Александр Ковтуна и Роман Савченко виновны в ранении сотрудников ДПС: в июне 2010 года полицейские остановили машину, в которой находились «партизаны». В ответ на просьбу показать документы, они начали стрелять из автомата и пистолета. Не нашли поводов для снисхождения присяжные и по другим эпизодам, предъявленным обвинением.

Александр Ковтун — единственный из «партизан» — назван виновным в ранении двух милиционеров при захвате банды. Присяжные также решили, что Вадим Ковтун в банде не состоял, но участвовал в одном убийстве.

Гособвинитель заявил, что согласен с выводами присяжных по большинству пунктов. «В ходе разбирательства, подсудимые так и не смогли ответить, почему они боролись с беспределом в Кировском районе, а пострадали полицейские из других районов края», — подчеркнул представитель обвинения.

Адвокаты бандитов заявили, что обжалуют вынесенный вердикт, назвав его «необоснованно суровым», а «выводы присяжных ошибочными».

Ни один из подсудимых так и не признал себя виновным. Участие в нападениях на полицейских они подтвердили, но заявили, что инициаторами были погибшие товарищи. А сами они, дескать, стреляли «не прицельно» и «намерения убивать не имели». Признательные показания, которые были даны во время предварительного следствия, на судебном процессе «партизаны» отвергли, дав понять, что следователи якобы выбили их силой.

«Следователями и оперативными работниками была раздута вина каждого из нас. Рупором их лжи стали 95 процентов СМИ, — сказал в последнем слове Максим Кириллов. — Говорили, что будут привлечены лучшие следователи. В чем они лучшие — я испытал на себе. Убеждать в твоей причастности они могут до посинения, причем при этом синеешь и сам. Даже если бы мы нашли неопровержимые доказательства причастности милиционеров к изготовлению и реализации наркотиков, этой информации не дали бы распространиться».

Владимир Илютиков попросил прощения за то, что стрелял по полицейскому «УАЗу», и добавил: «Хочу еще раз повторить, что я никого не убивал». «Мне не в чем признаваться и оправдываться. На меня навесили ярлык „приморского партизана“, но я другой человек: у меня семья, друзья, работа, дочь растет без отца три года», — заявил Вадим Ковтун. Его брат Александр Ковтун сказал, что хотел отомстить кировским сотрудникам полиции: «Я был сбит с пути Сухорадой: где-то стал свидетелем, а где-то соучастником тех эпизодов, где пострадавшими не являются кировские полицейские. Прокуратура заявляет, какие мы плохие — у женщины-таксиста машину забрали. За этот эпизод мне даже больше стыдно, чем за то, что я в Уссурийске отстреливался и ранил сотрудника. Прокуратура говорит, что мы выбрали тактику отказываться от всего и валить на покойных. Я лично не отказывался от того, что совершил».

Роман Савченко признал себя виновным в одной краже: «На следствии я оговорил себя и других участников. Оговорил я себя потому, что, в тех местах, где проводились допросы, даже дядьки под себя ходят, что уж про нас говорить». Невиновным считает себя и Алексей Никитин: «Вот уже 3,5 года я сижу в тюрьме ни за что. За это время я был лишен самого важного — рождения дочери, здоровья, которое мне не вернут ни гособвинение, ни судья».

События, сопровождавшие следствие и судебный процесс над «кировской бандой».

1. Летом 2013 года из краевого суда неизвестные похитили три тома уголовного дела. В исчезнувших томах содержался компромат на полицейских, которые поощряли торговлю наркотиками. Пропавшие материалы были восстановлены по электронным копиям.

2. На одном из судебных заседаний не открылся жесткий диск, хранившийся в камере хранения вещдоков. По словам адвокатов, на нем, якобы, были факты, доказывающие «крышевание» полицейскими наркоторговцев.

3. В Интернете появилась видеозапись, на которой Александр Ковтун рассказал, что полицейские выбивали из него нужные показания. По его словам, его били по голове и в пах, душили полиэтиленовым пакетом.

4. В СИЗО Александр Ковтун и Роман Савченко приняли ислам. Затем в Интернете появилась запись, в которой Ковтун рассказал, как пришел к вере.

5. В январе 2013 года брат погибшего члена банды — 27-летний Алексей Сладких — бежал из России в Голландию, где попросил политического убежища.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Юрий Смитюк

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня