Общество

Стрельба по виртуальным целям

В Госдуму внесен законопроект, ограничивающий продажу компьютерных игр

  
1561

Депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия» Олег Михеев внес на рассмотрение в нижнюю палату парламента дополнение к статье 16 Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В случае принятия законопроекта статья дополнится пунктом о запрете продажи компьютерных игр «в местах, доступных для детей» (в официальном документе игры названы старомодно-бюрократическим «программы для ЭВМ и базы данных»). Что такое «места, доступные для детей», в законопроекте не поясняется.

Наверное, всем понятно, что эта инициатива появилась в свете недавних трагических событий в школе № 236 московского района Отрадное, хотя ни о какой связи между стрельбой школьника и его увлечении компьютерными играми не говорилось. Действительно ли «шутеры» так опасны и содержат агрессивные модели поведения, реализуемые потом подростками в жизни?

Сергей Мартынов, директор центра психологической помощи «Просвет»:

— Есть немало психологических исследований зависимости поведения детей от тех паттернов, которые они считывают как с социальной реальности, так и с компьютерных игр. У детей до подросткового возраста эта зависимость линейная, прямая: что они видят, то и воспроизводят. У подростков уже достаточно сформирована оценочность суждений, однако эмоциональное реагирование на то содержание, с которым они сталкиваются в играх, и паттерны, которые они воспринимают, все еще сильно.

В пояснительной записке к этой законодательной инициативе есть отсылки к случаям, когда взрослые вели себя агрессивно под воздействием компьютерных игр. Эти примеры иллюстрируют результаты исследований, в том числе зарубежных, показывающих связь между агрессивным поведением и содержанием игр.

«СП»: — … Независимо от возраста?

— Чем моложе человек, тем меньше у него развита критичность восприятия, тем выше вероятность, что он воспроизведет считанный паттерн. Поэтому если какие-то ограничения и вводить, то, прежде всего они должны касаться маленьких детей, в меньшей мере подростков. Но ограничения в сфере компьютерных игр необходимы, они есть всюду в мире, где государство заботится о здоровье общества. В Америке эти запреты тоже есть, но подростковую агрессию в США не удается побороть, потому что там очень много оружия. Кстати, проблема правильного его хранения, может быть, не меньше, чем проблема влияния игр.

«СП»: — Как нужно понимать законотворческую формулировку «…не допускаются к распространению в местах, доступных для детей»?

— В законопроекте это не разъяснено; возможно, продажу компьютерных игр предполагается ограничить так же, как сейчас запрещена продажа алкоголя и табака в определенном радиусе от школ и других детских учреждений.

«СП»: — Кто будет определять, содержит та или иная игра «агрессивные модели поведения»?

— Экспертизу должны проводить, конечно, профессиональные психологи.

«СП»: — Но тогда получается, что нужно будет запретить продажу всех шутеров, всех игр, где стреляют?

— Во всяком случае, нужно провести их экспертизу или опереться на результаты экспертиз зарубежных стран, например, тех, где та или иная игра была выпущена. Есть немало игр, запрещенных у себя на родине, в то время как в других странах они свободно продаются. Поэтому, может быть, не нужно тратить деньги на экспертизу каждой игры у нас в России, а стоит посмотреть на мировой опыт.

«СП»: — Вопрос, наверное, философский: в чем вообще причина огромной популярности шутеров? Не есть ли это возможность, наоборот, безопасно выплеснуть свою агрессию в виртуальном мире?

— Есть такая гипотеза, она исследуется в экспериментальной психологии. Определенный уровень какой-то отрицательной эмоции — страха, агрессии — может быть отреагирован в ходе игры, идентификации с ее персонажем и, таким образом, «проживания» этой эмоции.

Есть вероятность «опредмечивания» этой эмоции, когда человек испытывает агрессию не ко всем окружающим, а только к персонажу игры. Но может быть и так, что человек, испытывавший общее раздражение и получивший возможность вымещать его на персонаже, стреляя в него, потом этот способ выброса своей агрессии будет использовать и в жизни.

Новые исследования показывают, что социальное познание современного подростка на 70−80% строится на образах, воспринятых из виртуальности, в том числе из компьютерных игр. Модели поведения он черпает оттуда, и их перенос в реальный мир для ребенка достаточно прост. Вовлеченность же в виртуальный мир может приобретать форму аддикции, когда пространство компьютерной игры приобретает сверхценное значение.

«СП»: — Насколько сильна связь между обстановкой в семье — благополучна она или нет — и тем, какое влияние окажет на подростка игра? Или степень этого влияния зависит больше от его личностных особенностей?

— К подростковому возрасту влияние родителей снижается и замещается влиянием сверстников и поведенческими стереотипами, считываемыми из виртуального мира. Подросток уже сам выбирает каналы потребления.

«СП»: — Вы как психолог в целом одобряете законопроект?

— Главное, чтобы эта инициатива была реализована правильно и позволяла государству контролировать доступ ребенка к продукции, моделирующей агрессивное поведение.

Валерий Рашкин, депутат Госдумы от фракции КПРФ:

— Подобные инициативы стремятся всего лишь собрать сливки популистских решений. Никто не смотрит в глубину — почему такие трагедии происходят, а все сваливают на компьютерные игры.

Я не исключаю, что «стрелялки» могу столь негативно воздействовать на неокрепшую психику молодого человека. Но зайдите в обычный детский магазин: сколько там стреляющих игрушек? Танки, самолеты, пистолеты, ракеты — они есть даже в детских садиках. Так что, запрещать теперь все подобные игрушки?

Никто не говорит о методике воспитания, о том, какие ценности прививаются молодым людям в семьях и в школе. Культ силы: в фильмах — если ты попал в тюрьму, ты уже герой. Эта ржавчина постепенно покрывает наше общество, и уже «можно» взять винтовку и пойти кого-нибудь расстрелять.

Инициатива фракции «Справедливой России» — чистый популизм.

Валентин Шурчанов, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике, технологиям и связи:

— Лично я считаю, что запрещать нужно, и должна быть проведена серьезная ревизия рынка компьютерных игр. Но запретами, конечно, ничего решить нельзя. В воспитании молодого человека, формировании у него позитивных ценностей должны участвовать не только семья и школа, но и какие-то общественные, детские организации, чтобы человек мог осознать свое место в обществе. Сейчас же создается некий вакуум, в котором несформировавшаяся личность, не имеющая твердого мировоззрения, остается один на один со своими проблемами. Более того, через СМИ абсолютизируются права человека — «ты самый главный» — но почему-то не оговаривается азбучная истина: права одного человека не должны нарушать права других.

Фото РИА Новости/ Константин Родиков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня