Общество

Соединенные антироссийские Штаты

Институт «Гэллапа»: американцы никогда еще так плохо не относились к нашей стране и президенту

  
42883

Все больше американцев негативно относятся к нашей стране. Россия и ее президент непопулярны в США как никогда, свидетельствуют опубликованные на днях результаты опроса общественного мнения, который провел институт Gallup.

Об отношении к России и к российскому президенту социологи опрашивают жителей США ежегодно. Но на этот раз, как отмечает Газета.Ру, они зафиксировали самый высокий уровень негативного отношения американцев к нашей стране за последние 20 лет.

Сейчас отрицательно Россию воспринимают 60% опрошенных. Негативную оценку Владимиру Путину при этом дают 63% граждан США, что также является антирекордом.

Своего предыдущего пика (59%) нелюбовь к нам достигала в Америке только в 1999 году, в разгар чеченской войны. А рейтинг российского президента еще никогда не был за океаном таким низким (к примеру, в 2002 году антипатию к Путину испытывали всего 18% респондентов).

Эксперты Gallup объясняют: причина такой рекордной русофобии в том, что американцы чувствуют, что Москва в последнее время демонстративно отказывается от базовых ценностей западного мира, и им это не нравится.

Так ли это? И почему, на самом деле, пришли в движение старые механизмы Холодной войны?

«Ко всяким опросам надо относиться философски, — считает руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН Павел Подлесный. — Потому что можно завтра организовать опрос, где все будет наоборот. Естественно, в начале „нулевых“ популярность Путина у американцев была намного выше, они высоко оценили тогда действия нашего президента в том, что касается моральной и политической поддержки после терактов 11 сентября 2001 года. Кроме того, во время первого президентского срока Путина воспринимали как реформатора. Сейчас — другое».

«СП»: — Что изменилось?

— Наши отношения с Америкой начали портиться с марта 2003, после того как Россия не поддержала ничем не оправданную агрессию США против Ирака. Тогда Путин, Шредер и Ширак выступили с достаточно серьезной критикой этой политики. Потом Путина стали обвинять (особенно после 2004 года) в том, что Россия в своем внутреннем устройстве начала скатываться к авторитаризму. Потом, как известно, пошла целая серия цветных революций, к которым российское руководство отнеслось очень настороженно и видело там, прямо скажем, участие Соединенных Штатов. Особенно — на Украине, отчасти, в Киргизии, в Грузии. А дальше — в августе 2008 года была российско-грузинская война, которая в значительной мере произошла из-за провокационной политики в отношении России, попыток втянуть в НАТО Грузию и Украину. То, что это была именно провокационная политика, сейчас признает Роберт Гейтс, который в то время был министром обороны США. Потом пришел Обама.

«СП»: — При нем как раз началась так называемая «перезагрузка» российско-американских отношений. Всё, про нее забыли?

— Действительно, Обама решал вопросы «перезагрузки». Но тогда президентом был Медведев. В Вашингтоне, конечно, понимали, что влияние Медведева, в общем-то, было номинальным, но все-таки считали его более демократически ориентированным президентом России. И где-то, наверное, там теплилась надежда, что он, возможно, переизберется на второй срок, с ним будет легче иметь дело, чем с Путиным и т. д. Но Путин вернулся. И его возвращение на пост президента было воспринято в штыки. Поэтому рабочие отношения Путина с Обамой, конечно, не такие, как были у Путина с Бушем-младшим.

«СП»: — Тем не менее, они никогда не демонстрировали публично явной антипатии друг к другу…

— Антипатии не демонстрируют. Но и любви особой — тоже. Вспомните хотя бы заявление Обамы о том, что при встречах с ним Путин ведет себя как обиженный школьник. Такие заявления не должны иметь место со стороны государственных деятелей. Потом на Путина начались нападки в связи с Сирией. Когда на начальных этапах этого кризиса Россия заняла абсолютно противоположную позицию, в американском Конгрессе антироссийская риторика сразу усилилась. И сейчас в местных СМИ Россия и Путин изображаются по большей части в тонах негативных.

Но все-таки картина становится более сложной, потому что именно благодаря Путину начался хоть какой-то мирный процесс в рамках Женевской конференции по Сирии. По-сути, можно сказать, что наш президент спас Обаму от опрометчивого шага — военной интервенции. Но это как раз и вызывает ненависть со стороны американских правых неоконсерваторов — что инициатива здесь перешла в руки России. Кроме того, за последний год на восприятие России и Путина негативно повлияли Сноуден (предоставление ему убежища), антигейский закон и закон об «иностранных агентах», а также решение прекратить у нас деятельность американского агентства международного развития.

«СП»: — Неужели простые американцы так хорошо разбираются во всех этих политических нюансах?

— Обычно — нет. Внешней политикой американская общественность интересуется мало, за исключение, когда события принимают какой-то резкий оборот — скажем, война. Сейчас американцев беспокоят главным образом внутренние проблемы. А негатив о нас они черпают из СМИ, в основном. К сожалению, у нас появились новые недруги на Западе — все секс меньшинства. А в СМИ, в политике и, особенно, в шоу-бизнесе, «голубых» и «розовых» хоть отбавляй.

«СП»: — Но и в России растут антиамериканские настроения. Каждый третий участник недавнего опроса «Левада-Центра» на эту тему, признался, что плохо относится к США.

— Все логично, у нас тоже возросли антиамериканские настроения в связи со всеми событиями, о которых я уже сказал. Так что политический климат, конечно, испорчен. И особенно большим раздражителем стали последние события на Украине. Бесцеремонность Запада, американцев, шастанье по Майдану, угощение пирожками, естественно — все это вызывает антиамериканские настроения. Сейчас борьба за Украину — это вопрос номер один в наших отношениях и с Америкой, и с Евросоюзом. Но не стоит драматизировать ситуацию. Россия не собирается идти на конфронтацию с Америкой, не собирается что-то резкое предпринимать.

А что касается улучшения нашего имиджа за рубежом, то это задача сложная, решить её невозможно ни за месяц, ни за год, ни за два. Действовать здесь надо постепенно и целенаправленно, осуществляя реальные позитивные акции в мире и у себя в стране. Хотя я уверен, что, даже если России будет самая демократическая из всех стран, к ней все равно будут цепляться. И если говорить о том, кто рушит ценности, то здесь все не так однозначно. Во Франции, например, вышло полмиллиона в защиту тех же ценностей, которые отстаивает Путин.

Результаты очередного опроса Gallup вряд ли можно считать сенсационными, поскольку тенденция к ухудшению мнения о России стабильная, и продолжается она с начала «нулевых», признает и завкафедрой прикладного анализа международных проблем МГИМО, доктор политических наук, профессор, Татьяна Шаклеина:

— Почему это происходит? Здесь два ответа. Первый ответ, который дают американцы — Россия делает все неправильно: она проводит не ту политику, она все время возражает Соединенным Штатам, и она не принимает базовые западные ценности. Но на всех конференциях, которые проходят по этому вопросу, я всегда прошу оппонентов: «Пожалуйста, перечислите те базовые западные ценности, которые Россия демонстративно отвергает — первое, второе, третье и т. д.». И должна сказать, что ни разу я не получила ни одного полного развернутого ответа, какие же ценности Россия отвергает. Для меня это показатель того, что это надуманный вопрос, что американцы не хотят на него честно отвечать (по крайней мере, политологи). Студентам американским, которым я тоже задавала этот вопрос, на память приходили только «права меньшинств». Каких меньшинств? Говорят: «Сексуальных». Это — не ответ. Это дискуссионные вопросы на перспективу, которые требуют обсуждения. Это вопросы развития человечества в целом. То есть, на свой вопрос я ответа так и не получала. Значит, о попранных нами западных ценностях — это декларативное заявление. В Штатах просто очень хорошо работает информационная машина, она дает американцам клише — Россия отвергает базовые ценности. А что для них ценности? Это — семья, это уважение личности, соблюдение прав гражданина — т.е. у каждого свой набор ценностей, которых они придерживаются. Если сядут вместе российский гражданин и американский, то выяснится, что у нас очень много сходных ценностей.

«СП»: — Откуда тогда такая статистика взаимной нелюбви?

— По моему мнению, виноваты в этом, во-первых, сами американские политологи и журналисты, где-то умышленно, а где-то неумышленно сформировавшие такое общественное мнение. Есть же очень много американцев, которые так не думают. Но их никто особенно не слушает.

«СП»: — Что в этой ситуации можно сделать?

— Россия должна больше писать и рассказывать о себе на английском языке. Мы говорим о силе блогов, интернет-порталов, публикаций, интервью, но все это идет на русском языке. Американцы на русском не читают, не знают его. Поэтому нужно, чтобы нас слушали на иностранном языке — на любом иностранном, английский — самый распространенный.

И не нужно культивировать американофобию. Надо дискутировать предметно. Спокойно. Даже если они эмоциональны чересчур, нам надо сохранять спокойствие и отвечать фактами. Главное — это квалифицированный ответ. Без крайностей. Потому что с Америкой нам все равно нужно взаимодействовать. Это крупнейшая страна мира, которая оказывает колоссальное влияние на все мировые процессы мировые. Ну, и все-таки опрос Гэллапа — это не вся Америка.

Фото ИТАР-ТАСС/ Артем Коротаев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня