Общество / Евромайдан

Вслед за «Майданом-2» будет «Майдан-3»

Украинский политолог о перспективах развития политического кризиса в стране

  
65554

События на Украине, совершенно очевидно, уже пошли по худшему сценарию. Центр Киева все больше напоминает Грозный в январе 1995-го, счет убитых давно идет на десятки. При этом ни одна из противоборствующих сторон до сих пор не добилась решительного перевеса.

И вот под вечер четверга, как гром среди ясного неба пришло сообщение: президент Янукович согласился на досрочные выборы. Правда, дата этих выборов еще не определена, да и решение Януковича было озвучено не им самим, а польским премьером Туском. Следующая же новость: Рада приняла постановление о немедленном выводе всех воинских подразделений СБУ, МВД и Минобороны с улиц в места их постоянной дислокации. Означает ли это конец затянувшегося и драматического украинского кризиса и победу оппозиции? Или власть снова пытается выиграть время?

Своим видением ближайшего будущего Украины с нами поделился киевский политолог Алексей Блюминов:

«СП»: - Последнее время нас постоянно пугают гражданской войной. Можно ли сказать, что она уже идет? Как вообще можно охарактеризовать то, что происходит?

— Я уже устал повторять в различных интервью и комментариях, что происходящее ныне в Украине не имеет ни одного признака гражданской войны и не имеет с гражданской войной ничего общего вообще. Если у нас идет «гражданская война», то кто ее вторая сторона? Титушки, нанятые и экипированные властью бандиты? Или «Беркут»? Считать их второй стороной в гражданской войне, очевидно, абсурд. Тот факт, что страна разделена географически по степени энтузиазма вызываемого Майданом, он очевиден. Однако нет никакого конфликта, тем более кровавого, тем более войны, между разными регионами страны. Эта тема, как и само словосочетание «гражданская война», применительно к нынешней ситуации — не более чем пропагандистская страшилка, запускаемая провластными политтехнологами и некритично подхватываемая журналистами.

Реализация требований Майдана — то есть отставка президента, досрочные выборы и возврат Конституции-2004 года — никак не противоречит интересам ни рядовых жителей юго-востока, ни бюрократических элит юго-востока. Однако это не означает, что гражданская война в Украине невозможна. Она вспыхнет, если сменщики Януковича утратят контроль над ситуацией и крайние силы начнут силой навязывать тому же юго-востоку свою повестку, без учета местной специфики. Если дело ограничится лишь усилением идеологической экспансии национализма, это не станет поводом к гражданской войне. Потому что крупный капитал, от которого зависит благополучие восточных регионов, национализма не боится. И прошлогодний визит Ирины Фарион на донецкую шахту имени Засядько по личному приглашению Ефима Звягильского тому яркое подтверждение. Для гражданской войны нужны совсем другие причины, а их нет. Никто никого не выдавливает, не лишает жизненного пространства, не проводит и не собирается проводить этнических чисток и т. д. и т. п.

«СП»: — Почему о решении Януковича объявляет иностранный политик? Это говорит о том, что на Украине не осталось самостоятельных политических сил?

— Украинская политическая элита, как и сама нынешняя версия государства «Украина», утратили свою международную субъектность. И это факт, с которым нужно на данном этапе смириться. Наши политики оказались не в состоянии разрешить внутренний кризис своими силами, без внешнего арбитража. И в какой-то мере это даже хорошо. Страшно себе представить, на что мог бы пойти тот же Янукович, если бы не необходимость хоть как-то оглядываться на мнение внешних игроков. В таком случае тут было бы не сто, а тысячи трупов.

«СП»: — Мог ли Янукович подавить Майдан силой с самого начала? Почему он довел ситуацию до критической точки?

— У Януковича была масса возможностей погасить волнения, не прибегая к силе. Для этого нужно было вести адекватный диалог с обществом, иметь адекватный фидбек от действий власти и совсем иную политическую культуру, культуру уступок и компромиссов. Янукович все эти месяцы вел себя, как аутичный ребенок. Сначала он полагал, что если закрыть глаза и сделать вид, что ничего не происходит, то Майдан рассосется сам, «как роса на солнце». В то время можно было спокойно сбросить балласт в виде непопулярного премьера Азарова, уволить пару министров и вновь завести шарманку относительно переговоров о подписании ассоциации с ЕС в 2014 году. При этом у оппозиции были бы выбиты все козыри. 19 января, когда запылали шины на Грушевского, стало очевидно, что стратегия игнорирования протестов провалилась. Тогда окружение Януковича взяло на вооружение тактику забалтывания проблемы. Отсюда все эти разговоры о комиссиях по изменению Конституции длиной в пару лет (которых никто ждать не будет) и т. д. и т. п. Тогда же отчетливо проявилось еще одно свойство Виктора Федоровича. Компромисс он понимает как карточный шулер. И общество это увидело. Это обозлило людей. Когда он пожертвовал премьером, уже было поздно. Требования Майдана давно переросли Азарова. Теперь же уже поздно говорить о чем-либо кроме отставки и досрочных выборов. Он сам довел ситуацию до этого. Каждое его действие лишь ухудшало его позиции.

«СП»: — МИД России заявил, что Москва не рассматривает даже гипотетическую возможность прихода оппозиции к власти. А на самом деле, готов ли Кремль к такому сценарию? Или будет, как в Ливии? Сможет ли Россия наладить диалог с новыми властями в случае падения Януковича?

— Я не думаю, что Россия будет спасать Януковича. Не думаю, что Россия будет что-то предпринимать против прихода к власти оппозиции. Речь, конечно же, о реальных шагах, а не о пропагандистских заявлениях МИДа РФ или даже Путина с Медведевым. Антимайданная тональность в контролируемых Кремлем СМИ останется, однако за ее кулисами уже давно идет торг. России отдают украинский рынок газа, а значит, интересы «Газпрома» и при новом режиме будут учтены. Кроме того, среди крупных российских ФПГ есть выгодоприобретатели от падения Януковича. Я имею в виду «Альфагрупп», например. Так что Москва будет осуждающе качать головой, обвинять США и ЕС во вмешательстве в украинские дела, но на практике вместе с Вашингтоном и Брюсселем поучаствует в дележе трофеев на правах младшего партнера. Аналогичная ситуация была у Кремля по ливийскому вопросу. Все причитания об «интервенции» не помешали РФ получить свою долю ливийского нефтяного пирога и поставлять оружие борющимся там сейчас за власть группировкам.

«СП»: — Каковы реальные шансы правых радикалов полностью перехватить инициативу о оппозиции? Что произойдет в случае их прихода к власти? Поднимется ли юго-восток? Понимают ли на Западе опасность подобного развития событий?

— Правые радикалы составляют меньшинство на Майдане. Но они заметны благодаря своей сплоченности, идеологии и эстетике. Поэтому со стороны кажется, что там они задают тон. На самом деле, нынешний протест — это движение национальной буржуазии, которая вложилась в такие проекты как «УДАР» и «Свобода» в расчете на избавление от формировавшегося в Украине режима а-ля Дювалье с Папой Доком и Беби Доком во главе. Речь идет о пресловутой «Семье» Януковича, подмявшей под себя почти все в стране и накануне Майдана уже вплотную подобравшейся к границам зон влияния других олигархических групп, начиная их все более теснить. Вторая составляющая Майдана — гуманитарная. Это элемент нацбилдинга. Майдан родил новую героику, закрепил и расширил границы той общности, которую принято называть украинской нацией. Опасность для юго-востока составляют не правые радикалы как таковые, а обусловленная экономическим кризисом и кризисом государственного проекта в целом нехватка времени у победителей для постепенной и плавной инвазии на территорию бывшего электорального пояса ПР. Если удастся удержаться у власти относительно надолго, хотя бы лет на пять, и проводить политику мягкого сшивания страны, то к концу пятилетки эти регионы без проблем включатся в украинский национальный проект. Просто сравните эти же регионы сейчас и, скажем, 20 лет назад. Но может победить «буденовская» логика и искушение пойти на юго-восток блицкригом. В таком случае есть риск, что там может начаться формирование альтернативной субьектности на базисно противоположных ценностях. Пока что юго-восток пассивен и если победители будут действовать мягко и постепенно, то я даю очень мало шансов на перспективу какого-то раскола в дальнейшем. Молодежь Харькова или Луганска мало чем отличается от молодежи Киева. Все опросы показывают, что чем моложе и образованнее респонденты, тем больше среди них тех, кто выбирает европейский вектор. И это независимо от региона. Исключение — Крым. Но там своя история.

«СП»: - В случае прихода к власти оппозиции и подписания ассоциации с ЕС, что ждет экономику и социальную сферу Украины? Не получится ли, что новые власти столкнутся с новым Майданом уже в ближайшее время?

— За три месяца протестов оппозиционные лидеры изрядно «просадили» свои рейтинги. Уровень доверия к ним критически низок. Тот, кто будет избран после Януковича, будь то Кличко или Порошенко, придет к власти не на волне каких-то завышенных ожиданий, как это было в 2004 году с Ющенко, а в силу чувства дисциплины избирателя, который хочет довести начатое на Майдане до конца. Новый президент не будет «мессией». Его «медовый месяц» с электоратом будет очень короток, а условия, в которых ему придется работать, будут таковы, что банкротство нового режима будет скорым. Может быть, год, может быть, полтора. Я лично ожидаю «Майдана-3». Уже под социальными лозунгами. «Майдан-2» — это колоссальная школа протеста, через которую прошли сотни тысяч людей в разных регионах страны. Он изменил Украину сильнее, чем первый Майдан, который был просто огромным фестивалем под открытым небом. Нынешний протест начинался, как спектакль, но он вышел за рамки спектакля, когда пролилась кровь. Мы увидели реальные жертвы, реальное противостояние, реальную самоорганизацию и взаимопомощь массы незнакомых ранее друг с другом людей. И приобретенный опыт им еще пригодится, чтобы отстаивать уже не только свое право на жизнь в демократической стране, но и свои базовые социальные права.

«СП»: - Можно ли сказать, что решение Януковича объявить досрочные выборы — это конец острой фазы? Не ждут ли нас какие-либо «сюрпризы» с обеих сторон в воскресенье под шумок закрытия Олимпиады?

— Нет, потому что пока нет никакого решения. Есть слова. Концом острой фазы будет отставка Януковича и принятие парламентом постановления с конкретной датой досрочных выборов. Словам и обещаниям тут уже никто не верит. Ждут только конкретных дел. Лидеры оппозиции уже не могут выйти на «Майдан» и сказать: ребята, вы тут потеряли 100 человек убитыми, а нам Янукович пообещал, что он остается и даже согласен на досрочные выборы.

Фото: EPA/ ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня