Что нам делать с Украиной?

Виктор Милитарев о вариантах приемлемого для нас будущего «незалежной»

  
22170

Я специально назвал этот текст именно так, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в том, что под «Украиной» я имею в виду не субъект, а объект. Я, конечно, понимаю, что такая постановка вопроса немедленно вызывает захлестывающее бешенство у «сознательных украинцев», которые тут же начинают в пароксизмах этого бешенства грызть оконные решетки. Тем не менее, все обстоит именно так, как я пишу. Украина на сегодняшний день является не субъектом, а объектом. И единственный вопрос о ее будущем — это кто именно будет субъектом ее будущего?

Кстати, пароксизмы ярости «сознательных украинцев» очень забавны. И своим литературным источником они, безусловно, имеют советскую гражданскую поэзию и советскую гражданскую прозу. «Трижды презренные мерзкие гады! Смертью посмели кому угрожать! Нет, не дождетесь вы больше пощады! Суд вам один — как собак расстрелять!». Это, к примеру, образец советской гражданской лирики конца 30-х годов ХХ века.

«Акулы империализма вновь тянут свои когтистые лапы к маленькому, но гордому Острову Свободы». А это пример советской гражданской публицистики 60-х годов того же века. Этот текст обессмертил имя своего автора, первого секретаря Калужского обкома КПСС товарища Кондренкова.

Когда читаешь в соцсетях пароксизмы ярости «сознательных украинцев», возникает желание перефразировать известного украинского политика, общественного деятеля и правозащитника Дмитрия Яроша. Он, как известно, сказал: «Языком лижут, мовой — разговаривают». Ну, Ярошу виднее, чем там лижут. А по-моему, языком разговаривают, а мовой — воют.

Но вернемся от гражданственной литературы к Украине как объекту. Я уверен в том, что важнейшим субъектом будущего Украины должна являться наша страна — Россия. Уверен я в этом по ряду следующих причин.

Причина первая. Украина является нашим соседом. Напомню, что в тех же 60-х годах ХХ века, когда творил свой бессмертный гимн Острову Свободы товарищ Кондренков, НАТО разместило свои ракеты с ядерными боеголовками в Турции, непосредственно около границ Советского Союза. Тогда Советский Союз решил, что симметричным ответом на эти действия НАТО будет размещение аналогичных советских военных объектов на острове Куба. Кстати, по просьбе законного руководства этой страны.

Так вот, если кто не помнит, реакция Соединенных Штатов на эти действия Советского Союза была немного нервной. Полагаю, что сегодня и Россия имеет право на некоторую нервность при попытке, как выражается президент России Путин, «наших друзей и партнеров» разместить свои объекты «под нашим забором».

Но это причина, при всей своей важности, отнюдь не единственная. Второй причиной является регулярное нарушение прав человека в массовом масштабе в течение более чем 20 лет на Украине. Нарушение языковых прав граждан явно может быть квалифицировано как мягкий косвенный геноцид или этноцид. И все это происходило при попустительстве США, ЕС и России. Позор руководству России, что оно относилось к этому ранее попустительски. И хвала руководству России, что оно наконец озаботилось этой проблемой. А права человека, напомню в очередной раз, приоритетнее национального суверенитета. И этого в мире никто не отрицает. А в прошлом смели отрицать только нацистская Германия, советский КГБ и некоторые латиноамериканские диктатуры из числа «ихних сукиных сынов».

Третья причина заключается в том, что массовые нарушения прав граждан являются не просто практикой украинской власти на продолжении более чем 20 лет. Эти нарушения прав человека практически легализованы украинской конституцией и другими законами Украины. Следовательно, Россия как важнейший коспонсор защиты прав человека на Украине, заинтересована в проведении на Украине конституционной реформы.

Четвертая причина состоит в том, что нынешняя киевская злочинная влада не просто весьма сомнительно легитимна. Она закрывает глаза и, можно даже сказать, поощряет действия экстремистских, в том числе вооруженных групп, нацеленных на действия, нарушающие права человека, человеческое достоинство и угрожающие даже праву на жизнь граждан Украины.

И, наконец, пятая причина заключается в том, что как это показано в замечательном аналитическом тексте Романа Беркута «Майдан. По пути распада», Украину в ближайшее время, если мы не вмешаемся, ожидает неуправляемый хаос, в котором мы совершенно не заинтересованы.

Перейду непосредственно к вариантам будущего Украины. Наиболее оптимальным, на мой взгляд, является тот вариант, который изложен в предложениях МИД России. Прочитав их, я был искренне поражен, насколько официальная позиция совпадает с моими собственными представлениями.

Напомню. Речь идет о внеблоковом статусе Украины и о ее федерализации. Поясню оба пункта.

Внеблоковый статус, то есть конституционно заявленный нейтралитет Украины, или, как еще иногда выражаются, «финляндизация», является чрезвычайно желательным по простой причине. Когда половина жителей Украины желает вступления в НАТО и зоны свободной торговли с ЕС, а другая половина ничуть не менее твердо желает вступления в Таможенный союз, конституционный нейтралитет является единственным выходом, позволяющим избежать гражданской войны и сделать Украину посреднической зоной между ЕС и Таможенным союзом.

Из аналогичных причин исходит и требование федерализации Украины. Первой и главнейшей причиной является естественно языковая поляризация Украины, когда половина ее жителей желает использовать как публичный язык украинский, а другая половина — русский. Однако эта причина не является единственной.

Второй важнейшей причиной желательности федерализации Украины является накопившееся за два десятилетия недоверие жителей Новороссии и Слобожанщины к киевским властям. Жители Юго-Востока хотят не просто говорить публично по-русски и иметь право избирать своих губернаторов. Они желают, чтобы правоохранительные органы подчинялись не Киеву, а губернатору, и чтобы значительная часть налогов оставалась в регионе.

Это связано с тем, что подчинение правоохранительных органов Киеву регулярно приводило к тому, что они натравливались Киевом на любые местные инициативы по борьбе за русский язык и за самоуправление регионов. А требование налогового федерализма связано с тем, что жители Юго-Востока уверены, что налоги, собранные на их территории, направляются на строительство курортов в Карпатах и проведение украинских этнических праздников.

Однако у оптимального варианта есть ряд недостатков. Важнейшим его недостатком является то, что для его реализации требуется уровень взаимного доверия, который в нынешней Украине отсутствует. Для реализации этого варианта необходимы серьезные гарантии. Требуется, чтобы гарантами федерализации нейтрального статуса Украины стали одновременно Россия и ЕС или даже Россия, ЕС и США. По сути, для реализации оптимального варианта требуется нечто в духе послевоенного статуса ФРГ. Этакая Бизония или даже Тризония. Однако как добиться таких условий, пока совершенно непонятно.

Вторым важнейшим недостатком этого варианта является отсутствие гарантий стабильности. Межэтническое напряжение между западными и юго-восточными украинцами уже приблизилось к критической точке. Критическая точка не перейдена только по причине отсутствия массового кровопролития. В этой ситуации непонятно, как добиться того, чтобы двинутые галицаи, укуренные на своих любимых идеях, согласились их реализовать только внутри большого гетто, но охватывающего не всю Украину, а лишь ее половину.

И это не гипотеза, а факт. За что сидел нардеп Украины Игорь Марков, лишенный депутатской неприкосновенности? Он подрался с нациками из «Свободы», припершимися в Одессу не допустить строительства памятника Екатерине II, основательницы Одессы. Мало дал Марков. Но сел он, а не свободовцы. И Мирошниченко, зачинщика множества драк, никто не сажает — неприкосновенный, блин, депутат! Вариант же зачистки бандеровцев, по крайней мере, пока представляется нереалистичным.

Но все остальные варианты, нацеленные на то, чтобы избежать основных недостатков оптимального варианта, являются гораздо худшими, чем оптимальный.

Второй вариант будущего — это реализация варианта нейтральной и федеративной Украины на территории нынешней Украины за вычетом западных областей. Тут также возможны варианты того, что входит в состав западной Украины — Галиция, Галиция с Волынью или даже Галиция с Волынью и Подолией.

Достоинства этого варианта очевидны. Без Запада мир на Украине установить гораздо проще. Жители центральной Украины более миролюбивы, чем галичане и намного более совместимы с жителями юго-востока. Однако совершенно непонятно, как этот вариант реализовать.

Сегодня галицийский сепаратизм весьма слаб, и укрепить его за обозримое время почти невероятно. Также почти невероятно добиться варианта объединения Галичины с Польшей. Какова бы ни была ностальгия польской элиты по «квятам», она никак не может сейчас пересилить, так сказать, глобальную толерантность.

К тому же непонятно, насколько сегодня сильны связи межу западной и центральной Украиной. И я уж не говорю о том, что независимая Галиция — это практически фашистское государство в самом центре Европы.

Но все остальные варианты еще хуже. Понятно, что я имею в виду варианты уже настоящего раздела Украины. Но в случае невозможности первых двух вариантов, они становятся неизбежными. То есть речь идет о независимой Украине в составе западных и центральных областей, и о независимой Новороссии в составе Одесской, Николаевской, Херсонской, Запорожской, Донецкой, Луганской, Днепропетровской и Харьковской областей.

Этот вариант больше отвечает чаяниям жителей Юго-Востока, но осуществить его без ввода российских войск маловероятно. А такой ввод создаст нашей стране проблемы, гораздо более серьезные, чем воссоединение Крыма с Россией.

Но оставшийся вариант еще хуже. Я имею в виду присоединение Новороссии и Слобожанщины к России. Или даже присоединение к России всей Украины без Западной.

Таким образом, разбор вариантов будущего Украины говорит о том, что самым лучшим является вариант, изложенный в предложениях МИД России. Однако многие аналитики считают этот вариант нереалистичным, поскольку, по их мнению, мы «фазу федерализации» уже проскочили. Проскочили в том смысле, что внутриукраинский гражданский и этнический конфликт дошел уже до степени необратимости. Так это или не так, я не знаю. У меня для выводов по этому вопросу недостаточно информации.

Поэтому, на мой взгляд, политику России относительно Украины, равно как и переговоры России с ЕС и США, следует строить на основе предложений МИД. Однако при этом стоит понимать, что любой серьезный рост насилия внутри Украины может заставить нас перейти к выбору худших с точки зрения международной ситуации, но неизбежных в случае развязанного украинскими националистами кровопролития, вариантов.

Фото: РИА Новости/Григорий Василенко

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня