18+
пятница, 27 мая
Общество

Стилистика войны

США инвестируют $ 1,25 млн. в информационный клин между Москвой и Киевом

  
12682

Армейские подразделения, верные команде Яценюка-Турчинова, наемники и легализованные радикалы из Нацгвардии продолжают операцию по силовому подавлению русского сопротивления на Юго-Востоке Украины. Наступлению предшествовала массированная пропагандистская артподготовка.

Первым делом Киев подверг зачистке украинское медийное пространство. И.о. президента страны Александр Турчинов обязал правительство разработать законопроект о «совершенствовании» украинской государственной политики в сфере информационной безопасности. В числе мер значится запрет на трансляцию зарубежных (читай, российских) телеканалов. В отношении корпуса иностранных журналистов, которые находятся на Украине, будут применяться меры предварительной цензуры. Для того, чтобы мир узнавал о перипетиях жестокого подавления антимайданных выступлений в «правильном» ракурсе, министерству иностранных дел поручено «разработать порядок анализа информационных материалов иностранных СМИ, имеющих представительства на Украине, с целью внедрения действенного механизма аккредитации журналистов».

Право затыкать рот иностранным масс-медиа делегировано руководству СБУ и Пограничной службе Украины. Впрочем, до точечного правоприменения дело может так и не дойти. Как заявил и. о. главы администрации президента Украины Сергей Пашинский, власти Украины могут принять решение о депортации всех (!) журналистов российских телеканалов, которые освещают события на Востоке страны. При этом пан Пашинский не пояснил, каким образом эта запретительная мера соотносится с декларацией о СМИ и правах человека, принятой Советом Европы 23 января 1970 года, а также со статусом Украины, как члена Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Можно только представить масштаб карательных планов Киева на ближайшее время, раз информирование о ходе их реализации нельзя доверить даже хорошо проверенным СМИ. Остается добавить, что формированием и транслированием пропагандистки выверенной «картинки» о ситуации на Украине будет заниматься официальный «рупор Майдана» в виде специального медиахолдинга.

Впрочем, наивно было бы полагать, что заокеанские кураторы киевских властей позволили бы своим протеже самостоятельно заниматься разработкой национальной информационной политики. Как стало известно, Агентство США по международному развитию (USAID) выделит $ 1,25 млн. на поддержку средств массовой информации на Украине. Указывается, что местные СМИ «сталкиваются с серьезными проблемами и опасностями» в обстановке напряженности в стране. Видимо, имеется в виду опасность честного и непредвзятого освещения событий, за что нынешние киевские власти и связанные с ними праворадикальные силы могут наказать не только гривной, но и побить буквально. В связи с чем можно вспомнить скандальную историю, когда представители ныне правящей «Свободы» посредством рукоприкладства в прямом эфире «уволили» главу Национальной телекомпании Украины Александра Пантелеймонова.

Есть множество признаков, которые указывают на то, что информационным обеспечением необъявленной пропагандистской войны против России занимаются западные профессионалы. Их почерк в деле нагнетания антироссийской истерии хорошо знаком еще по событиям вокруг грузинского вторжения в Южную Осетию в 2008 году. Тогда американские и европейские СМИ на голубом глазу пытались убедить мир, что агрессию против «маленькой, но гордой» Грузии начали русские.

Геббельсовский завет «чем чудовищнее ложь, тем легче в нее поверить» по-прежнему актуален. Один из характерных признаков — манипулятивная риторика, которая проявляется в «игре понятиями», терминологической подтасовке и смысловом передергивании. Вот несколько примеров, на которые обращают внимание даже непрофессионалы.

Действия бандеровцев с Майдана, которые забрасывали «коктейлями Молотова» сотрудников правоохранительных органов — это «мирный протест гражданских лиц». А сопротивление жителей Юго-Востока, их стремление отстоять свои права, возможность нормально жить на своей земле - уже действия «незаконных вооруженных формирований, террористов и сепаратистов», имеющие целью подрыв территориального единства Украины. Вследствие этой хорошо читаемой подмены понятий происходящее на Украине определяется западными политиками и СМИ не как преступное использование армии против мирных граждан (что запрещается украинской Конституцией), а как «законные действия в рамках антитеррористической операции».

С подачи промайдановских политтехнологов в медиасфере получил распространение мем «колорадские жуки». Подразумевается, что тех, кто носит Георгиевские ленточки, надо уничтожать — и морально, и физически (это наглядно показала трагедия в Одессе), как врагов и вредителей.

Еще один пример из этой же серии — по сайтам, принадлежащим спонсорам Майдана из числа украинских олигархов, гуляет баннер с «сенсационным» заголовком — «Шарапова ненавидит Россию». Открываем и видим, что теннисистка всего лишь «в очередной раз отказалась выступать за сборную». К слову сказать, многие зарубежные спортсмены по тем или иным причинам отказываются играть в национальных командах. Но эти новости на «первые полосы» украинских СМИ не попадают.

В целях демонизации Москвы, которая пытается добиться деэскалации напряженности на Украине и призывает киевские власти признать законные права и интересы десятков миллионов русскоговорящих граждан, России приписывается нечистоплотная, сугубо коммерческая мотивация. Отсюда «вариации на тему»: «Москва хочет захватить Донбасс, чтобы добывать сланцевый газ», «Славянск стал центром удара российских диверсантов из-за сланцевого газа» и т. д. О том, как на самом деле обстоят дела, мы недавно рассказывали в материале «Сланцевые фантазии «незалежной».

Некоторые приемы, которые сегодня используют западные пиар-технологи в информационной войне, были обкатаны за несколько лет до этого в самой России. Например, в контексте памятного «перформанса» Pussy Riot появление в центре Киева «Пьяных москалей» (обвязанные Георгиевскими лентами люди играют в клетке на балалайке, пьют водку и ругаются матом) было вполне предсказуемым и ожидаемым ходом.

То же самое касается классики манипулятивного жанра — технологии, которую на обыденном языке можно назвать «переводом стрелок». По версии западных и украинских масс-медиа, мифическая «рука Москвы» стоит и за покушением на харьковского мэра Кернеса, и за нападениями на бывшего кандидата в президенты Украины Царева, и за расстрелами мирных жителей в Славянске. Доходит до бреда. Киев обвиняет Кремль даже… в трагической гибели антимайданных активистов в одесском Доме профсоюзов, хотя весь мир видел, кто сжигал людей заживо — это были бандеровские нацисты, которых украинские депутаты назвали героями и патриотами.

Многие эксперты, с которыми пообщался корреспондент «СП» уверены, что самостийная Украина изначально задумывалась на Западе, как инструмент давления на Россию. Так, в частности, считает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Николай Работяжев.

— Отцы-основатели «самостийной» Украины изначально позиционировали ее как «антиРоссию». Соответственно, на этих принципах и выстраивалась украинская идентичность. В ней отсутствует позитивная программа, акцент делался на отрицании всего русского. Кравчук и возглавившие «незалежную» партаппаратчики не могли придумать новой идеологии, которая бы заменила коммунизм. Тогда они обратились за помощью к националистам, у которых эта идеология уже была в готовом виде. С тех пор она легла в основу украинской идентичности. При Кучме давление на русскоязычные регионы было в целом слабее, чем сегодня.

При Ющенко напор «украинизаторов» заметно усилился, власти активно муссировали тему «Голодомора». «Оранжевый» президент провозгласил его геноцидом украинского народа. Хотя мы знаем, что голод тогда затронул многие регионы России (Поволжье, Кубань, Северный Кавказ). Еще одним актом в символической войне против России стало присвоение звания «Героя Украины» Бандере и Шухевичу.

«СП»: — Почему это так важно?

— Национальная идентичность формируется вокруг общей истории, побед и героев. На случайно, киевские власти приняли решение ограничить формат проведения Дня Победы. В частности, решено отказаться от проведения традиционного парада 9 мая. Полностью отказаться от этой даты не получится - как-никак вся Европа отмечает это событие (правда, 8 мая, но это не так важно). Но отмена парада — это уже жест, который направлен на то, чтобы разорвать общую историю.

Первые шаги в этом направлении, когда активно переписывались учебники, были сделаны после прихода к власти Виктора Ющенко. Кстати говоря, при Януковиче дети продолжали по ним учиться. То есть общая историческая судьба России и Украины не подчеркивалась, а, наоборот, ретушировалась. Идейный лейтмотив украинских властей выражен в названии книги Леонида Кучмы «Украина — не Россия». 23 года пропаганды сделали свое дело — выросло целое поколение, которое не воспринимает общность исторической судьбы и традиций.

«СП»: — Тем более поразительно, что все информационные потуги не возымели особого эффекта на Юго-Востоке. Это мы видим сегодня и в Донецке, и в Луганске, и в Харькове.

— Я думаю, что невозможно сконструировать новый этнос. Историческая память и этническое самосознание - это такие глубинные вещи, которые не так просто перестроить с помощью пропаганды. Русскоговорящие жители Украины всегда ощущали себя русскими и всегда тяготели к России, к участию в постсоветских интеграционных процессах (например, в Таможенном Союзе). В то время как в западных областях всегда доминировала установка на интеграцию в ЕС. То есть попытки украинизации всегда вызывали противоположный эффект в виде эмоциональной неприязни и отторжения. Собственно говоря, это типичная реакция на насилие. Жители Юго-Востока ощущали себя людьми второго сорта. Потому что, если за основу берется украинская идентичность, то русские поражены в правах. Это унизительно, когда за использование родного языка на тебя навешивают ярлыки «пятая колонна», «сепаратист».

"СП": — Но даже «пророссийский» Янукович не сделал русский вторым государственным языком.

— За что он поплатился сужением базы поддержки, в которой так нуждался во время событий на Майдане. Невозможно постоянно унижать людей.

«СП»: — Почему майданные власти так ополчились на русский язык, отменив его региональный статус одним из своих первых декретов?

— Для тех людей, которые пришли к власти, это самое экзистенциально важное. Опять же это вопрос идентичности. На Украине может быть только один государственный язык. И только этнические украинцы могут считаться полноценными гражданами. Понятно, что это абсолютно нереалистичный подход. Украинский национализм разрушает Украину, отторгает юго-восточные области. Это фактор раскола, разрушающий единство страны.

«СП»: — Достаточные ли усилия прилагает Москва, чтобы прорвать информационную блокаду?

— Не уверен, что информационная блокада возможна в век Интернета. К тому же протестующие на Юго-Востоке периодически восстанавливают вещание российских телеканалов. Обратите внимание, идея отключать российское ТВ впервые пришла в голову еще Ющенко в 2008 году. Это старая затея. А вообще, формировать лояльную нам повестку в информационном пространстве нужно было гораздо раньше — в 1990-е и в 2000-е годы. Вместо того, чтобы формировать пророссийское общественное мнение, Кремль сделал ставку на Януковича, который подавлял конкурентов и любые формы самоорганизации на Юго-Востоке. А американцы за счет многомиллиардных грантов взращивали лояльную себе интеллигенцию.

Сегодня наши власти работают на информационном поле как могут и как умеют. Но в условиях информационной войны изменить сложившиеся стереотипы достаточно трудно. Тем более, что у сторонников новой власти появляются новые аргументы, чтобы демонизировать Россию. На Западе также происходит односторонняя подача информации. То есть наши конкуренты в мире (в первую очередь, США) создают социальный заказ, чтобы представить РФ в предельно черном цвете.

Политический философ, автор книги «Манипуляция сознанием» Сергей Кара-Мурза убежден, что России дорого обходится прежняя пассивность в медийном пространстве.

— Украинский национализм с момента своего зарождения в Австро-Венгрии изначально задумывался как противовес русскому влиянию. Особенно в среде русинов. И это удалось, доказательством чему может служить деятельность бандеровского подполья после присоединения к СССР Западной Украины в 1939 году. Русофобия и противопоставление себя России легли в основу бандеровской идеологии.

С другой стороны, нынешний всплеск русофобии и национализма — это обратимое явление. Думаю, он имеет краткосрочный характер. Потому что это несовместимо с нормальным существованием государства в современном мире. Пещерная русофобия и национализм на Украине невыгодны и самой Европе, которая заинтересована в сотрудничестве с Москвой. Тем более, что вступление в ЕС Украине не светит. Значит, придется договариваться с Россией. Стратегия разрушения Украины ради повышения градуса конфронтации с Москвой - это тупиковый путь.

«СП»: — Насколько эффективны манипулятивные технологии в ситуации, когда власти не в состоянии удовлетворить базовые потребности людей?

— Этот арсенал средств имеет ограниченное действие. Допинг в виде нагнетания информационной напряженности нужно постоянно чем-то подпитывать. Раньше в этих целях использовали «светлый миф» о Европе и русофобские мифы о прошлом. Но байками сыт не будешь. Напомню, СССР находился примерно в таком состоянии в 1991-м году. Люди верили, что стоит отречься от прошлого, как «цивилизованный мир» примет нас с распростертыми объятиями. И мы заживем как «золотой миллиард». Отрезвление наступило быстро.

Проблема «украинизаторов» заключается в том, что, несмотря на все прилагаемые ими усилия, русские на Украине остаются русскими, отмечает украинский политолог и журналист Александр Чаленко.

— Я имею в виду культуру, литературный язык, менталитет, какие-то привычки, манеру поведения и так далее (вплоть до гастрономических предпочтений). У русских своя историческая память, свои герои, победы. Русский человек как культурный тип окончательно оформился, когда в ходе сталинской модернизации огромные массы людей хлынули в города. Это были сельские жители — великороссы, малороссы, белорусы. В 1920—1930-е гг. русская цивилизация в ее современном виде охватила выходцев из сельской местности.

Когда русский приезжает в Киев, он чувствует себя своим. Даже если определенная категория местных жителей называет его «москалем» и настроена антироссийски. Потому что ментально они тоже русские, у них одинаковый цивилизационный код. Тот же Савик Шустер мог переехать жить в Киев, чтобы работать ведущим русофобских шоу. А в Польше или Австралии у него бы это не получилось — он и аудитория разговаривали бы на разных языках. Причем не только буквально, но и фигурально. Шустер бы никогда не воспринимался там культурно своим. Если бы Мазепу спросили, украинец ли он, гетман, наверное, не понял бы, о чем идет речь. Никаким украинцем он себя не считал. У того же Шевченко есть понятие Украина, но в лексиконе нет слова «украинец».

"СП": — Но почему за последний год всё так обострилось?

— С подачи внешних агентов влияния в русском мире идет гражданская война между русскими западниками (Тимошенко, Турчинов, Яценюк), для которых Европа это все, и русскими-славянофилами. Последние убеждены, что на пространстве русского (в цивилизационном плане) мира должен выстраиваться альтернативный (не западный) проект. В настоящее время лидером русского мира выступает Владимир Путин, за которым стоит подавляющее большинство людей. Украинские западники пытались запретить русский язык. Доходило до смешного — запрещали даже телерекламу на русском. При этом в быту никто так и не перешел на украинский язык. Вся эта украинизация имеет поверхностный характер, она происходит на уровне СМИ и госучреждений.

«СП»: — Чем вы это объясняете?

— Элементарно. Просто украинская культура — это местечковое явление. В отличие от русской, которая давно имеет мировой статус.

«СП»: — Получается, что победа Майдана будет означать провинциализацию страны?

— Именно так. Мне 46 лет и я хорошо помню Киев в 1980-е гг. Культурная деградация налицо. Особенно это касается молодежи. «Западенская» «сельскохозяйственная» местечковость бросается в глаза повсюду. Отсюда зашоренность, ограниченность людей, их податливость к манипуляционным технологиям. Публика, которая никогда не была в России, легко ведется на пропагандистскую чушь Шустера о том, что «здесь все рабы», «повальное пьянство» и «невозможно выйти на улицу, по которой ходят медведи». У него спрашиваешь: «послушай, дружок, почему ты говоришь на языке „оккупантов“, читаешь русские книги? Почему не переходишь на мову»? И что ему сказать? Что это все равно, что сделать самому себе «интеллектуальное обрезание»? Человеку ведь дорог его культурный уровень. Отсюда вывод — невозможно, чтобы украинское заменило русское.

«СП»: — Так или иначе, но сознание жителей Украины (даже если по-прежнему говорят по-русски) активно обрабатывают в русофобском ключе.

— Повторюсь, это не война между русскими и украинцами, а война внутри русской культуры, представителей которой стравливает между собой Запад. Как только Украина лишится всего Юго-Востока (а это уже почти свершившийся факт), здесь начнутся очень интересные процессы. Грубо говоря, когда один на один останутся Киев и Львов.

Между ними сразу же произойдет раскол. Сегодня бандеровцы противостоят Юго-Востоку, а завтра они объявят чужим Киев. Это разные культуры. Раньше Центр и Запад объединяла только ненависть к «донецким», теперь «дружить против» не получится. «Европейский выбор» — это миф, ненавистью к Москве, которая «отжала» Юго-Восток, сыт не будешь. Когда галицийский Львов и русский Киев останутся один на один, они разойдутся по разные стороны геополитических баррикад.

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье