Общество

ГлавПУР оказался бессмертным

В Вооруженных Силах может быть создано военно-идеологическое управление

  
19314

Общественная палата России предложила создать в Вооруженных Силах военно-идеологическое управление. Предполагается, что новая структура будет сформирована на базе давно существующего Главного управления МО РФ по работе с личным составом. Того самого, которое после долгих и мучительных для военных реформ возникло на обломках пресловутого ГлавПУРа (Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота). Правда, пока неясно, как новые «комиссары» станут вести идеологическую работу, когда по Конституции никакая идеология в стране не может существовать в качестве государственной.

Напомним: после крушения Советского Союза воспитательная работа в войсках практически сошла на «нет». Были упразднены замполиты и готовившие их военно-политические училища. Осталась, правда, Военно-политическая академия. Но ее переименовали в Военный университет и изменили профили учебы слушателей и курсантов. Да и само присутствие каких-то идеологических факторов в воспитании военнослужащих было признано вредным. Но вскоре стало очевидно, что армия от этого, как минимум, крепче не стала.

Ситуацию попытались исправить с помощью активного внедрения в армию религиозного воспитания солдат и офицеров. Но, во-первых, не все из них верующие. А во-вторых, страна у нас многонациональная и многоконфессиональная. А значит, надо звать не только православных батюшек, но и раввинов, мулл, ксендзов. Но тогда получается, что у каждого солдата может возникнуть своя мотивация к службе.

Идея вернуть общую идеологию в войска обсуждается уже давно. Но какая идея могла бы стать объединяющей? Об этом «СП» поговорила с автором инициативы создания в Минобороны военно-идеологического управления, председателем комиссии Общественной палаты России по проблемам национальной безопасности Александром Каньшиным.

— В принципе, воспитательная работа с военнослужащими велась всегда. Но за последнее время роль России и ее Вооруженных Сил возросла. Считаем необходимым усилить идеологическую работу среди военнослужащих.

Во-первых, до 90% военнослужащих — молодые люди. Они должны хорошо понимать государственную политику. Без воспитания людей нам будет очень сложно сохранить стройную структуру армии. Ведь недостаточно научить людей хорошо стрелять, управлять техникой. Без осознания солдатами и офицерами, что такое патриотизм, мы будем «африканской» страной, в которой постоянно происходят военные перевороты. Боевое мастерство — не самое главное для бойца. Главное — его культура, дух, образование, убеждение. И всё это должны аккумулировать воспитательно-идеологические отделы.

Для этого надо поднять роль Главного управления по работе с личным составом. Сегодня оно обескровлено, там сохранился только небольшой аппарат. Его представителей нет в видах и родах войск, нет системы подготовки воспитателей. Раньше их готовили в соответствующих ВВУЗах. Теперь на эту работу отправляют бывших командиров, тех, кто не справился со своей должностью. А ведь работа с людьми очень ответственная и тяжелая.

«СП»: — Возможно ли сегодня подготовить необходимые кадры?

— Надо снова открывать курсы и высшие училища, которые бы готовили воспитателей. И это не должны быть просто воспитатели, у них должны быть административные полномочия.

Раньше были политорганы в армии. Они занимались не только воспитательной работой, но и социальной защитой военнослужащих. Скажем, у нас есть проблема с жильем. Но она заключена не только в отсутствии квартир, но и в коррупции, головотяпстве некоторых начальников и командиров. И кто-то должен заниматься этим вопросом. Влияние на органы военного управления с точки зрения государственной политики должно быть.

При этом я хочу подчеркнуть, что политическую работу партий внутри армий нужно исключить. Вооруженные Силы должны оставаться вне политической конкуренции и служить государству, народу, Конституции.

«СП»: — Кому, на ваш взгляд, можно поручить разработку идеологической концепции?

— Специалисты есть в правительстве, администрации президента, в Совете безопасности, в Общественной палате. Могут подключиться Совет Федерации и Госдума.

Идея о военно-идеологическом управлении поднимается давно. Но думаю, что государство неизбежно придет к этому. Ведь, скажем, у нас хромает дисциплина в войсках. Но укрепление дисциплины — тоже одно из направлений деятельности идеологических органов. Правда, чтобы с нею справиться, у них, еще раз повторю, должны быть и административные функции.

Генерал-полковник в отставке, бывший начальник Главного управления Сухопутных войск МО РФ Юрий Букреев также считает идею создания идеологических отделов правильной:

— Политорганы в советское время играли положительную роль в воспитании военнослужащих, в поддержании дисциплины. Пожалуй, политуправления были единственным центром, который не позволял беспредельничать отдельным командирам. Политорганы имели контрольные функции. И солдатам, сержантам, младшим офицерам было куда обратиться с жалобой на зарвавшихся командиров. Поэтому я оцениваю положительно идею создания военно-идеологического управления. На сегодняшний день существующие кое-где в войсках отделы по работе с личным составом не обладают никакими рычагами воздействия на командиров. Только действуют по их указке.

«СП»: — Что стоит перенять из советского опыта, а что лучше не воспроизводить?

— Политорганы обладали некоторой полнотой власти. При руководящей роли КПСС они считали себя представителями партии в Вооруженных Силах. Иногда проявляли излишнюю самостоятельность, шедшую вразрез с общим делом. Поэтому идеологические органы тоже надо уравновешивать. Должен быть баланс между полномочиями идеологических отделов и командиров, которых сегодня практически никак нельзя одернуть.

— Инициатива может быть полезной. Ведь некоторые солдаты, которые приходят с «гражданки», не знают, чему они будут служить, — говорит полковник в отставке, военный психолог Алексей Захаров. — Сейчас многие говорят о чувстве долга, о патриотизме. Но эти понятия в обществе пока не до конца осознают. А армия без этих понятий существовать не может.

Если мы говорим об армии, которая должна защищать государство, то там обязательно должно укорениться понятие патриотизма.

В советское время многие сетовали на засилье в армии политорганов. Некоторые называли политпросвещение ненужным. Но тогда армия существовала в условиях, когда в целом в обществе люди были идеологически подкованными. Ведь на это была нацелена вся система государства. Но сейчас есть необходимость воспитывать молодежь в духе патриотизма: далеко не во всех школах этим занимаются. А армия без высокого морального духа жить никак не может.

Вопрос в том, как бы новое управление не превратилось в чисто бюрократическую систему. Оно должно заниматься идеологическим и психологическим воспитанием, которые трудно отделить друг от друга.

«СП»: — Но о патриотизме говорят и сегодня, а навязывать какую-то идеологию нельзя по Конституции.

— Сам по себе патриотизм есть идеология. Это система взглядов, выстроенных для поддержания государства. Да, в Конституции об этом не записали. Но не может быть много трактовок патриотизма. Это касается любой страны. Возможно, надо пересмотреть Конституцию, у нас должна быть государственная идеология. Конечно, без партийных факторов, но основанная на общем понимании роли государства, его истории, особенностей народа.

В Вооруженных Силах не может быть двойного толкования понятий. Не случайно там всё строится по принципу единоначалия. А сомнения, нерешительность приводят к гибели людей. На самом деле, вопрос идеологического воспитания для армии очень важен. К решению этой проблемы надо подходить вдумчиво. Ведь сразу всплывут противоречия, которые есть в обществе.

«СП»: — Способно ли нынешнее государство дать объединяющую для всех идею?

— У любого государства есть такая способность, если это настоящее государство. Если же общую идею государство дать не может, то оно скоро развалится. Однозначно это должна быть светская, а не религиозная идея. Ведь религия — личное дело каждого. Идеология должна исходить из простой истины, что нам надо обеспечить выживание нашего коллектива. Как бы ни смеялся кто-то, что нас опять, мол, загоняют в коммунальную квартиру. Без коллектива человек гибнет физиологически. Это понимание и есть государственная идея, которая потом находит отражение в законах и системе общественных взаимоотношений.

Генерал-майор авиации в отставке и бывший политработник Евгений Копышев считает, что стержнем идеологической работы в Вооруженных Силах должна быть мысль неразрывного единства народа и армии:

— Я двумя руками поддерживаю создание военно-идеологического управления при Министерстве обороны. Но при условии, что в него будут привлечены подготовленные кадры. Не сторонники либерального разрушения страны, а люди, которые участвовали в созидании государства.

«СП»: — Где же их подготовить?

— Это можно делать на базе бывших военно-политических училищ после соответствующей реструктуризации. Мы должны воспитывать людей на основе наших боевых традиций, на основе правдивой информации об истории и современном положении России в мире.

Конечно, нельзя исключать, что у властей есть задумка пропагандировать в армии идеологию «Единой России». Но мы должны настаивать, чтобы в новом управлении присутствовали представители всех политических сил.

Фото ИТАР-ТАСС/ Марина Лысцева

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня