18+
воскресенье, 25 сентября
Общество

Трибунал для Майдана

Правозащитники из Human Rights Watch признали факты военных преступлений киевского режима

  
26999
Трибунал для Майдана

Вопреки опасениям скептиков, Россия прорывает информационную блокаду западных СМИ вокруг событий на Украине. Во вторник, 1 июля косвенная медийная поддержка пришла, откуда ее совсем не ждали. Международная правозащитная организация Human Rights Watch, которая раньше использовалась в качестве рупора антироссийской пропаганды, обнародовала отчёт «Восточная Украина: вопросы и ответы о законах войны».

В нем указаны случаи нарушения норм Женевской конвенции о защите гражданского населения в ходе проведения т.н. «антитеррористической операции» на территории Луганской и Донецкой народных республик. Впрочем, даже такие хорошо знакомые российской аудитории факты как использование кассетных бомб, тяжелой артиллерии и боевой авиации против мирных жителей областей Новороссии, могут стать подлинным откровением для западной общественности. Справедливости ради, стоит заметить, что шокирующий неосведомленную западную публику материал подан в сглаженном, терминологически политкорректном виде. В частности, западные правозащитники призвали обе стороны противостояния минимизировать потери среди мирного населения. По словам старшего юридического консультанта HRW Айзлинга Рейди, противоборствующим сторонам следует чётко различать воюющих с оружием в руках «комбатантов» и мирных некомбатантов.

В отчете также говорится о том, что правительственным войскам следует отказаться от применения оружия с масштабным поражающим эффектом — миномётов, систем залпового огня, авиации и артиллерии. Впрочем, от фактов военных преступлений, зафиксированных международными правозащитниками до реального наказания их организаторов, по-прежнему, «дистанция огромного размера». Для того, чтобы участники карательной команды Порошенко попали в качестве обвиняемых на скамью подсудимых Международного уголовного суда ООН, потребуется согласие Совбеза ООН. С учетом того, что США и их западные союзники (Великобритания, Франция и Германия) обладают правом вето, вероятность такого развития событий пока стремится к нулю.

Нарушение принципов, зафиксированных в Женевской конвенции, очевидно для любого, кто непредвзято наблюдает за происходящими событиями на Востоке Украины, отметил в разговоре с корреспондентом «СП» главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов.

— Взять хотя бы использование крупнокалиберных снарядов по кварталам, где проживает гражданское население, а не комбатанты. Это безусловное нарушение правил ведения войны. Лично для меня удивительно не то, что это отметила организация Human Rights Watch, а молчание остальных правозащитных структур. Не говоря уже об официальных международных организациях, которые призваны рассматривать подобные дела и защищать нормы международного гуманитарного права.

В этом смысле достаточно двусмысленно ведут себя структуры, подчиненные ООН. Не слышно и заявлений правозащитных центров, которых в избытке наплодили в рамках ЕС. То же самое касается национальных правозащитных организаций, включая российские — их голос пока не слышен.

Human Rights Watch еще в советский период имела репутацию рупора западной пропаганды. В то время основной упор делался на защиту прав советских заключенных в местах лишения свободы. Сегодня ситуация несколько иная — на правозащитников оказывает давление общественное мнение. Скрыть факты нарушения гуманитарного права в ходе боевых действий, развязанных киевским режимом в Новороссии, достаточно проблематично. В условиях открытого информационного общества, доступа к Интернет такого рода «фигура умолчания» производила бы довольно странное впечатление. Молчать в таких условиях означает дискредитировать самих себя.

Тем более, неизвестно, чем все закончится. Не исключено, что покровителям киевских политиков вскоре придется дать по рукам своим оголтелым протеже, которые игнорируют нормы национального и международного законодательства. Наверняка, Вашингтон и Брюссель уже сегодня хотели бы отмежеваться от людей типа Ляшко или Яроша. Human Rights Watch, которая существует на западные деньги, скорее всего, учитывает это обстоятельство.

«СП»: — Спектр обвинений, которые выдвигают майданному режиму сами ополченцы, гораздо шире. Здесь применение кассетных и фосфорных бомб, отравляющих веществ.

— В том же контексте стоит упомянуть пули со смещенным центром тяжести. Но все эти факты нужно доказывать, проводить расследование с участием тех же самых правозащитных организаций. Ничего подобного мы пока не видим.

«СП»: — Может ли резолюция неправительственной организации быть использована в качестве доказательной базы в рамках расследования, которое проводит официальная международная структура?

— Безусловно. Другое дело, сегодня наша дипломатия находится в сложном положении. Наш постоянный представитель в Совбезе ООН Виталий Чуркин не получает достаточной поддержки в этой структуре. Так что ему достаточно сложно отстаивать российские инициативы. Наши дипломаты часто отказываются озвучивать «бесперспективные» инициативы. На мой взгляд, их следует озвучивать в любом случае. Хотя в целом я не большой апологет нашего дипломатического корпуса. Владимир Путин во вторник общался с нашими дипломатами не столько для разъяснения своей позиции, сколько для предотвращения негативных явлений в дипломатической среде.

«СП»: — Чтобы в ней не появились «отступники»?

— Такая тенденция, к сожалению, прослеживается. Такие есть как в самом дипломатическом корпусе, так и среди преподавательского состава учебных заведений, которые «штампуют» будущих дипломатов.

«СП»: — А, может быть, сами российские власти дают основания для двусмысленности? Речь идет о нашей «маневрирующей» позиции в отношении поддержки непризнанных республик ДНР и ЛНР

— Дело не в этом. В нашем дипломатическом корпусе еще с конца 1980х гг. появилась струя, которую можно условно назвать «козыревщиной». Я сам постоянно с этим сталкиваюсь, знакомясь с документами, которые сочиняют наши дипломаты. Например, по Курильским островам или постсоветскому пространству в целом «уши Козырева» до сих пор видны.

«СП»: — Склонность к компромиссам это профессиональное качество, проявление корпоративной этики или «тяжкое наследие» эпохи, когда Россия отказалась от собственной правосубъектности на международной арене?

— Причин много. Главное, что на протяжении последних десятилетий наш дипломатический корпус комплектовался из представителей, которые не могут выступать в качестве подлинных носителей национальных интересов. Многие рассматривают дипломатическую службу сквозь призму меркантильных и карьерных интересов.

«СП»: — Грубо говоря, зачем лезть на рожон, если тебе придется светиться на дипломатических раутах в Брюсселе и Вашингтоне?

— Именно так. Зачастую дипломаты, с которыми я встречался, сидят, «набрав в рот воды». И абсолютно не реагируют на антироссийские выпады, хотя могли бы. Я так понимаю, что они рассчитывают занять статусные позиции в международных структурах, после того как выйдут в отставку. Это личный интерес. Понятно, что в таких организациях доминируют западники. Соответственно, если ты будешь позиционировать себя в качестве ярого патриота и борца за интересы России, ты этого места не увидишь. Такие люди защищают не национальные интересы, а думают о будущем карьерном росте.

Не случайно Путин решил повысить зарплату и пенсии дипломатам. Могу предположить, что он пытается «перебить» наметившуюся тенденцию. Поскольку международным чиновникам платят не сопоставимые деньги.

«СП»: — Возвращаясь к заявленной теме, при каких условиях представители майданного режима на Украине понесут заслуженное наказание за свои преступления?

— Уповать на международное правосудие в современных реалиях не перспективно. Есть такая формула — «победителей не судят». Грубо говоря, России нужно побеждать, что бы нам это ни стоило. Скажу кощунственную вещь, но с точки зрения рафинированной юриспруденции, Нюрнбергский трибунал, который судил фашистских преступников, был в какой-то мере несправедлив. Потому что судебную коллегию формировали страны-победители. То есть они диктовали процессуальные нормы, которые потом применили в отношении побежденной страны. Другое дело, фашистская Германия это тот «счастливый случай», когда процессуальная некорректность практически не сказалась на качестве вынесенного обвинения. России нужно побеждать любым путем. Потому что международная дипломатия в отношении событий на Украине существенной роли не играет. В Киеве победила «партия войны» и ставка делается только на силу. Чем жестче, логичней позиция Москвы, тем больше шансов, что международное сообщество признает правоту наших аргументов.

Напомню высказывание классика о том, что право это возведенная в закон воля господствующего класса. То есть правовые нормы лишь тогда эффективны, когда за ними стоит сила: будь то сила государства или сила класса.

После того, как стало понятно, что крымский сценарий не получится реализовать в Новороссии, стратегия Москвы заключается в повышении ставок вокруг событий на Востоке Украины, считает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве Павел Салин.

— В повестке дня доказать международному мнению, что в Новороссии происходит не «восстановление конституционного порядка», на чем настаивают Киев и Вашингтон, а гуманитарная катастрофа. Когда наибольшие потери несут не конфликтующие стороны с оружием в руках, а мирное население.

На днях представитель Госдепа США Мари Харф заявила о том, что украинские беженцы приехали в Россию «навестить своих бабушек». То есть тема гуманитарной катастрофы на Востоке Украины для Вашингтона категорически неприемлема. Авторитет таких организаций как Human Rights Watch заключается в том, что к их мнению прислушиваются западные СМИ. Если западные правозащитники будут последовательно отстаивать озвученную позицию, тогда точка зрения России будет представлена больше, чем сейчас. Так что в этом заявлении я бы видел выгоды не столько юридического плана, сколько медийно-пропагандистского.

«СП»: — Штаб-картира HRW находится в США, и вообще эту организацию трудно «обвинить» в не ангажированности. С чем связано это «чудесное прозрение»?

— В первую очередь с конфликтом между Европой и США по украинскому вопросу. В принципе, европейцам был «по сердцу» тот переворот, который произошел в феврале. Но им не нужна та война, которая разворачивается на их границах в 43 миллионном государстве. В отличие от американцев, которым плевать на то, что происходит на далекой Украине. В связи с чем Вашингтон активно «прогибает» Брюссель под более «практическую» позицию. Естественно, что европейцам это не нравится. По украинскому вопросу раскол идет между «старой Европой» и Америкой.

«СП»: — В свете сказанного, есть ли шанс, что преступления Киева получат судебную оценку?

— Я не уверен на этот счет. Для этого необходимо учредить «новый Нюрнберг», а, значит, Киев должен проиграть. Причем по полной, как Германия в 1945 году. С учетом того, что за Порошенко и его командой стоит Вашингтон, это маловероятно.

Президент Межрегиональной общественной организации ветеранов миротворческих миссий ООН Сергей Лавров выразил сомнение в том, что «откровения» HRW пробудят совесть международного сообщества, которое руководствуется логикой двойных стандартов.

— Думаю, если бы США и евроатлантическому блоку в целом это было выгодно, к мнению столь авторитетной компании, безусловно, прислушались бы. А так, скорее всего, его «пропустят мимо ушей».

«СП»: — Выступая во вторник перед дипломатическим корпусом, Владимир Путин упомянул о праве на проведение гуманитарных операций для защиты наших соотечественников на Украине. Использование российских миротворцев могло бы стать ассиметричным ответом на использование Киевом запрещенных средств войны?

— В последние дни все чаще задают вопрос, почему Россия не введет миротворческие войска на Украину? В структуре Вооруженных сил, у России нет миротворческих войск. Есть сухопутные, пограничные, воздушно-десантные войска и так далее. Потому что в соответствии с Концепцией внешней политики, которая была принята в 2013 году, и военной доктриной РФ наша страна участвует в подготовке и проведении операций по поддержанию мира только совместно с ООН. То есть, миротворческих войск у России нет. Другое дело, что в случае проведения операций по поддержанию мира под эгидой ООН у нас есть специальная 15-я бригада.

Если мы введем войска на Украину и на бортах техники напишем, что это миротворческие силы, то они с точки зрения международного права не станут таковыми. Общепринятого определения миротворчества нет даже в Уставе ООН. Хотя общепризнанно, что речь идет об усилиях международного сообщества по поддержанию мира. Правда, в последнее время под миротворчеством стали понимать операции, проводимые региональными организациями. Такими как Африканский союз, НАТО, ОБСЕ, СНГ. В соответствии с шестой главой Устава ООН это может быть операция по поддержанию мира. Или же это будет операция по принуждению к миру в соответствии с седьмой статьей. Мандат выдает Совет Безопасности, где присутствуют США, чьи интересы прямо противоположны российским. При этом у США и России есть право вето.

«СП»: — Возможно ли проведение миротворческой операции в Новороссии под эгидой ОДКБ?

—  Эта структура имеет свой миротворческий контингент, который может вести миротворческие операции только на территории государств-членов организации. Украина не входит в их число. Правда, ОДКБ может проводить миротворческие операции в любой точке планеты, если на это есть мандат ООН. Впрочем, это лишь классическая схема. Мы знаем примеры, когда миротворческие операции проводились и без мандата ООН. Россия критикует США, что они начали в свое время «миротворческие операции» в Югославии и Ираке без мандата ООН. В свою очередь, Госдеп США критикует Москву за Таджикистан, где миротворческая операция проходила по мандату СНГ. В свою очередь, в Приднестровье наши военные оказались по межправительственному соглашению.

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье