Общество / Болотное дело

Приговор с политическим подтекстом

Осуждение Удальцова и Развозжаева говорит о неготовности власти вести диалог с оппозицией

  
4879
Приговор с политическим подтекстом

Резонансное дело оппозиционеров Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева окончилось обвинительным приговором Мосгорсуда. Согласно вердикту Фемиды, Удальцов и Развозжаев действительно организовали массовые беспорядки на Болотной площади 6 мая 2012 года. Оба они приговорены к 4,5 годам лишения свободы в колонии общего режима. Но, несмотря на вынесенное судьей Замашнюком решение, в этой истории, видимо, рано ставить точку.

«Болотное дело» многие граждане считали некоей «лакмусовой бумагой», позволяющей оценить степень свободы в нашем государстве. В настоящее время по нему уже осуждено 11 человек. По крайней мере, часть — за довольно сомнительные, с точки зрения некоторых, правонарушения. Как, например, ученый Сергей Кривов, получивший 3 года и 9 месяцев заключения за то, что якобы выхватил дубинку у омоновца. Или — молодой литератор Ярослав Белоусов, осужденный на 2 года и 3 месяца заточения за брошенный в толпу «неопознанный предмет желтого цвета».

Но если в приговорах рядовым фигурантам можно разглядеть просто линию на жесткое подавление любого проявления недовольства властью, то в заключении суда относительно Удальцова и Развозжаева говорится чуть ли не о настоящем заговоре вселенского масштаба. Тут фигурируют и грузинский политик Гиви Таргамадзе, от которого, якобы, оппозиционеры получили на свержение власти «колоссальную сумму» в 30 тысяч долларов. И некие учебные лагеря в Литве. Вошли в текст приговора и рассказанные телеканалом НТВ страшные истории о планируемом захвате колокольни Ивана Великого в Кремле.

У многих присутствовавших на оглашении решения суда создалось впечатление, что они наблюдали некий фарс. По мнению политолога Дарьи Митиной, текст приговора практически полностью повторял обвинительное заключение прокуратуры. «Год (!!!) судебного процесса, показания сотен свидетелей, куча доказательств, прения сторон, ювелирная работа адвокатов, — всё псу под хвост. Можно было не тратить год на судебный процесс и „впаять“ ребятам сразу срок — честное слово, это было бы гуманнее: раньше сядешь — раньше выйдешь», — написала в своем блоге Митина.

«Лично меня больше всего поразил масштаб „заговора“, раскрытого доблестными правоохранителями при помощи НТВ и Лебедева. „На вопросы о том, почему эти семинары проводились не на территории Российской Федерации и почему, — Замашнюк гневно форсирует голос, — эти путешествия были бесплатными для участников, никто из них не смог дать ответа“. Пафос суда прозрачен — наши люди в булочную на такси не ездят. И так на протяжении нескольких часов: агитировали, призывали, критиковали… И все это произносится таким уверенным тоном, что у слушателя невольно закрадывается сомнение: а, может быть, и вправду агитировать, призывать и критиковать давно запрещено законом, а мы по разгильдяйству пропустили новые веяния? Где состав преступления? Разве призывать людей на мирные, согласованные протестные акции преступно?» — поделился своими впечатлениями известный политик и сам отец заключенного Илья Константинов.

Недоверие к процессу над Удальцовым и Развозжаевым в обществе усиливается еще и тем, что обвинение попыталось представить их обществу как покусившихся на «стабильность». На фоне украинских событий открытое недовольство властью многими в России воспринимается чуть ли не как попытка повторить в нашей стране сценарий Майдана, с «одесской Хатынью» и артобстрелами городов. Но сами осужденные неоднократно говорили о том, что однозначно выступают против киевской хунты и их ни в коем случае нельзя записывать в разряд «национал-предателей».

С другой стороны, изначально сторона гособвинения требовала для оппозиционных лидеров по восемь лет лишения свободы. Поэтому вынесенный приговор можно в какой-то степени назвать не очень жестким.

— Я бы оценил приговоры Удальцову и Развозжаеву одной фразой, которую уже произносил в связи с «болотными делами»: могло быть хуже, — говорит адвокат Развозжаева Дмитрий Аграновский. — Как я понял, это общее мнение среди тех, кто был вчера на суде. Если учитывать, какие тяжёлые обвинения предъявлялись моим подзащитным, на данном этапе результат действий защиты оцениваю, как неплохой. Но всё-таки само разбирательство было необъективным. Право на защиту нарушалось, и оснований для жалобы у нас более чем достаточно. Если исходить из логики, что совершенно невиновным людям дали четыре с половиной года, это нонсенс.

С другой стороны, всё очень сложно. «Болотное дело», конечно, несправедливое, жестокое. Оно дискредитирует Россию. Но посмотрите: значительная часть тех, кто поддерживает «болотников», кричит: «Слава Украине!» То есть — стране, где расстреливают из «Градов» женщин и детей на улицах, только за то, что те не поддерживают украинскую власть. Если брать ситуацию в комплексе, с российскими оппозиционерами поступили не так жестоко, как могли бы.

«СП»: — Чем, на ваш взгляд, вызвана эта относительная мягкость власти?

— Удальцов и Развозжаев в понимании нынешней власти «не самые плохие парни из этой компании». Те, кто внимательно изучали дело о так называемых массовых беспорядках, не могли не видеть, что вина того же Удальцова гораздо меньше, чем других оппозиционеров, тоже находившихся на Болотной площади 6 мая.

Я думаю, что главное, почему так серьёзно взялись за Удальцова и Развозжаева, это скандальная запись, где они разговаривают с грузинским бизнесменом Гиви Таргамадзе. Хотя осуждённые отрицают своё знакомство с этим человеком, как и сам Таргамадзе. И весь этот пункт обвинения держится только на показаниях Константина Лебедева. Напомню, его поставили перед выбором: либо получить 8 лет тюрьмы, либо вскоре оказаться на свободе. В тот момент, когда он начал сотрудничать со следствием, дело разворачивалось самым ужасным образом.

Сейчас власти смягчили позицию, но, на мой взгляд, недостаточно. Почему не пойти до конца? Ведь сейчас Кремль именно из «Болотного дела» мог извлечь максимальную выгоду. Россию обвиняют в отсутствии демократии. Если бы все обвиняемые были отпущены хотя бы с условными сроками, можно было бы говорить: «Да мы вон как человечно к оппозиции относимся». Я надеюсь, что при рассмотрении нашей апелляции будут учтены эти соображения.

— Считаю, что сейчас идёт наступление на гражданские свободы, — говорит депутат Госдумы Валерий Рашкин. — Приговор Удальцову и Развозжаеву, на мой взгляд, неадекватный. Мы видим, что уходят от ответственности коррупционеры. Тот же самый Сердюков проходит лишь как свидетель по делу о разворовывании огромных бюджетных средств. А из судебного процесса по делу госпожи Васильевой и вовсе делают шоу. Она и стишки пишет, и рисует. Скоро, наверное, в балет танцевать пойдёт.

А здесь совершенно неадекватная реакция. Мы всегда старались помогать и самому Сергею Удальцову, и его семье. Предложили супруге Сергея Анастасии Удальцовой баллотироваться в Мосгордуму от КПРФ. Так как понимали, что, будучи депутатом, она бы имела большие возможности помогать мужу. Анастасия по семейным обстоятельствам не смогла воспользоваться нашим предложением. Мы не однажды помогали Сергею депутатскими запросами. Думаю, и впредь будем стараться поддерживать Сергея Удальцова.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Михаил Почуев.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня