Общество

Куда исчезают «Искандеры», «Тополя» и 5 трлн. рублей гособоронзаказа

На этот вопрос не способен ответить даже премьер-министр Владимир Путин

  
72

На заседании президиума правительства России Владимир Путин раскритиковал руководство министерства обороны. Он сообщил, что директора предприятий оборонного промышленного комплекса (ОПК) жалуются на медленную работу по заключению контрактов в рамках гособоронзаказа. «Директора говорят, что деньги на предприятия не поступают», — отметил премьер и добавил: «Деньги-то есть, а на предприятиях возникают реальные проблемы». В этой связи премьер-министр потребовал от минобороны ускорить работу по заключению таких контрактов. О том, почему буксует программа технического перевооружения армии, наши корреспонденты побеседовали с экспертом фонда «Стратегическая культура», академиком Академии военных наук полковником Юрием Рубцовым.

«СП»: — Гособоронзаказ основан на утвержденной правительством государственной программе перевооружения армии и флота, рассчитанной на 2007 — 2015 годы. Неужели минобороны осмелилось ее саботировать?

— Причины срыва другие. На реализацию этой госпрограммы было выделено около 5 трлн. рублей. Планировалось, что в ее рамках будут поставлены на боевое дежурство 34 шахтные пусковые установки и командных пункта, а также закуплены более 50 грунтовых подвижных комплексов «Тополь-М». Кроме того, в составе ВВС планируется иметь 50 стратегических ракетоносцев-бомбардировщиков Ту-160 и Ту-95МС. В рамках госпрограммы также намечено завершить сооружение стартовых комплексов «Ангара» и «Союз-2», что обеспечит России независимый выход в космос с первого отечественного космодрома «Плесецк». В планах Министерства обороны — создание космических систем разведки, связи, ретрансляции, целеуказания, обнаружения стартов баллистических ракет нового поколения. А кроме того — полное восстановление замкнутого периферийного радиолокационного поля системы предупреждения о ракетном нападении, станции слежения которой будут полностью расположены на российской территории. Предполагается, что новой техникой будут оснащены не только ВВС, ПВО, РВСН, но и Сухопутные войска: полностью перевооружены 40 танковых, 97 мотострелковых и 50 десантных батальонов, пять ракетных бригад получат новейший ракетный комплекс «Искандер-М», два полка — установки залпового огня «Ураган-1М». Не забыли и Военно-морской флот, ему пообещали новую серию подводных лодок стратегического назначения, а также 31 корабль во главе с тремя авианосцами. Всего к 2015 году в рамках программы вооружения в армии и на флоте планируется заменить около 45% имеющейся боевой техники (напомним, сегодня этот показатель, по данным МО РФ, составляет 20%).

«СП»: — Так в чем все-таки причины того, что эта программа не выполняется?

— Как всегда. Средства распыляются и разворовываются. Их не хватает. Поэтому принятие на вооружение новой техники затягивается. Она поступает мизерными порциями, не успевая заменять списываемое вооружение. Особо опасно такое «перевооружение» в системе стратегических ядерных сил. Они сегодня катастрофически теряют свою устойчивость, ибо, сколько ни продлевай ресурс межконтинентальных баллистических ракет, находящихся на боевом дежурстве еще с советских времен, их все равно придется списывать. Окончательный срок недалек — тот же 2015 год. Основой РВСН должны стать «Тополя-М». Они приходят на смену старым МБР, но списываются сотни ракетных установок, взамен на боевое дежурство в год ставится менее десятка моноблочных «Тополей».

Ситуацию с нашей обороной пунктуально отслеживают в натовских штабах. Не так давно пятеро высокопоставленных военных — К. Науманн, бывший начальник главного штаба бундесвера ФРГ и начальник военного комитета НАТО, Дж. Шаликашвили, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов США, и их коллеги из Великобритании, Франции и Нидерландов по заказу Совета НАТО подготовили доклад, в котором, в частности, были зафиксированы основные параметры нынешнего состояния российских ВС. «Весь арсенал межконтинентальных баллистических ракет, — говорится в докладе, — должен быть к 2015 году составлен из ракет „Тополь-М“, но ежегодно выпускается всего семь таких ракет. В ВВС только половина состоящих на вооружении самолетов находится в боевой готовности. Для ПВО России потребуется 650 комплектов С-400, а выпускаются единицы».

«СП»: — Кстати, о ПВО. Ведь руководство минобороны регулярно и громко пиарит некие эффективные программы модернизации этой системы. Может быть, натовцев подвела разведка?

— К сожалению, нет. При наличии хороших программ перевооружения они с пугающей систематичностью не выполняются. Достаточно сказать, что за последние годы в войска поступил всего один дивизион С-400. Зенитный ракетный комплекс С-400 «Триумф» — отличное, перспективное оружие, но какую боевую задачу можно решить единичными экземплярами? По самым оптимистичным прогнозам, силы ПВО будут ежегодно оснащать комплексами этого типа один — два полка. Этого явно недостаточно. Нынешние темпы перевооружения российских войск ПВО откровенно не соответствуют скорости совершенствования средств воздушного нападения потенциального противника. Производить же новейшую технику в необходимом количестве не позволяют недостаточное финансирование, усугубляемое инфляцией и ростом цен на военную продукцию, ограниченными возможностями оборонного комплекса, недостатком квалифицированных кадров.

«СП»: — Недавно заместитель министра обороны — начальник вооружения Российской армии Владимир Поповкин уверял журналистов об успехах в расширении производства оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер», обновлении парка самолетов и вертолетов. Речь идет об истребителях «Сухого», вертолетах Ми-28Н «Ночной охотник» и Ка-52 «Аллигатор». Насколько это реально?

— По большому счету это — пиар. Взять хотя бы самые «свежие» ракетные комплексы «Искандеры». Обещания высоких должностных лиц оснастить ими армию уже похожи на фарс. Впервые «Искандер» продемонстрировали в августе 1999 года на аэрокосмическом салоне МАКС, а спустя год разработчики комплекса обрадовали публику: до полного завершения испытаний осталось произвести всего четыре-пять пусков. В феврале 2003 года Минобороны уведомило, что «Искандер» успешно завершил госиспытания и в ближайшее время будет принят на вооружение. Но в марте того же года первый заместитель главного конструктора коломенского КБМ Кашин опроверг это сообщение.

В конце августа 2004 года тогдашний министр обороны Сергей Иванов доложил Владимиру Путину: испытания «Искандера» завершены, в 2005 году начнем серийное производство, и к концу 2005 года «у нас будет целая бригада, вооруженная этим комплексом». В июле 2006 года Сергей Иванов пообещал оснастить «Искандерами» уже пять ракетных бригад. Где они? Реально существует один дивизион в 60-м учебном центре боевого применения войск в Капустином Яру: лишь две батареи по два комплекса в каждой! Таким образом, обещание «расширить серийное производство «Искандеров» опять звучит как издевка: можно ли расширять то, что пока еще нельзя назвать серийным производством даже с натяжкой?

Похожие мытарства с поступлением в авиационные части выпали на долю и названного вертолета «Ночной охотник». Его разработка велась на Московском вертолётном заводе им. М. Л. Миля с 1980 года. Первые четыре серийных Ми-28Н поступили в Торжокский центр боевого применения и переучивания лётного состава армейской авиации через 28 лет — в 2008 году. По планам минобороны, в 2009—2011 годах в Военно-воздушные силы РФ поступят две эскадрильи вертолётов Ми-28Н. К сожалению, эти планы сбываются, как уже ясно, далеко не всегда.

«СП»: — Может быть, на флоте дела обстоят лучше?

— К сожалению, из 300 кораблей, находящихся сегодня в боевом составе ВМФ России, основная масса эксплуатируется уже более 20 лет. Красивые заявления о современном флоте — воздушные пузыри.

«СП»: — Но у подводного флота есть, судя по заверениям должностных лиц минобороны, современнейшая баллистическая ракета?

— «Булава» — в процессе испытания. Всего с 2003 года было проведено 10 испытательных пусков, из которых пять неудачных. Ракету «Булава» ранее планировалось принять на вооружение Военно-морского флота в 2008 году. Однако из-за неудач эти сроки были сдвинуты на год, теперь, видимо, сдвинутся еще дальше. Проблема — в разрушении самой системы ОПК. С начала девяностых годов и практически до 2004 года у нас шло тотальное уничтожение военного и военно-научного потенциала. Сейчас предпринимаются некоторые попытки исправить ситуацию — однако, весьма робкие. Главное — нет необходимого и достаточного финансирования. Для того, чтобы начать восстановление военного потенциала страны, годовой оборонный бюджет должен быть увеличен в три-четыре раза. Однако проблема не только в финансировании. Значительное количество предприятий оборонно-промышленного комплекса России оказались приватизированы и перепрофилированы, часто просто разгромлены. Все это плоды «реформ» 90-х годов. Пока мы их не преодолеем, хотя бы в оборонной промышленности, трудно говорить об эффективности работ по «Булаве» и другим перспективным видам оружия.

«СП»: — Тем более не понятно, почему в такой ситуации само министерство обороны тянет резину с гособоронзаказом?

— Видимо, потому что в самом руководстве страны не просматривается единого подхода к этой проблеме. А чиновник, прежде чем проявить активность, всегда присматривается: чья сторона возьмет. Вспомним, хотя бы недавние действия высших руководителей страны. Владимир Путин в Ангарске принял решение деприватизировать ряд оборонных предприятий, потому что «частники» не туда тянули. Дмитрий Медведев практически в тот же день сделал прямо противоположный ход. Из перечня стратегических предприятий им исключены разработчики и производители ракет «Булава», «Тополь-М», «Искандер» и другого вооружения, составляющего оборонный потенциал РФ. Это следует из указа № 526, подписанного президентом России Дмитрием Медведевым.

Теперь, в соответствии с законодательством могут быть переведены в разряд открытых акционерных обществ с последующей приватизацией такие предприятия, как Воткинский завод (Удмуртия), головное особое конструкторское бюро «Прожектор» (Москва), Московский институт теплотехники, научно-производственный комплекс «Альтернативная энергетика» (Электроугли Московской области), производственное объединение «Баррикады» (Волгоград), федеральный научно-производственный центр «Алтай» (Бийск Алтайского края), Центральное конструкторское бюро «Титан» (Волгоград), Ижевский мотозавод «Аксион-холдинг», Центральный научно-исследовательский институт специального машиностроения (Хотьково Московской области). А это сливки оборонной промышленности. Так что все имеет свои причины, в том числе и медлительность минобороны при подготовке гособоронзаказа. Можно ведь не тому заказать.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня