Общество

Японское море заливают нефтью

На Дальнем Востоке не существует системы предупреждения и ликвидации экологических ЧП

  
7955
Японское море заливают нефтью

Парламент Приморья озадачился участившимися случаями слива льяльных вод (воды, загрязненные нефтепродуктами — ред.) в прибрежных зонах края. Капитаны-нарушители не переживают, что за подобные проделки они могут заплатить штраф или лишиться звания, как их зарубежные коллеги. Эксперты отмечают, что при существующей в крае системе сбора и утилизации ботовых вод, загрязненные нефтепродуктами воды и дальше будут отравлять Японское море.

Поводом задуматься стал инцидент, произошедший в начале июля в Хасанском районе Приморья — излюбленном месте отдыха дальневосточников. На него краевая власть делает упор в программе создания туристического кластера. Эта территория еще и часть единственного в России Дальневосточного морского заповедника ДВО РАН. В 2003 году ЮНЕСКО присвоило ему международный статус — биосферный.

Масляное пятно диаметром около одного километра было обнаружено в районе залива Китовый у мыса Молота. При осмотре стал понятен масштаб трагедии: наносы нефтепродуктов, шириной от нескольких сантиметров до 2 м, протянулись по береговой полосе залива на 3 км. Толщина губительного слоя составила около 3 см.

Особую тревогу у ученых вызывало то, что ЧП случилось по соседству с островами Малый Гаккель и Большой Гаккель — традиционными местами лежбищ тюленей Ларга. «Любой разлив нефтепродуктов и выброс его на берег — это катастрофа, масштаб которой до конца сложно подсчитать, — считает сотрудник заповедника Игорь Катарин. — Пятно от одной бочки нефтепродуктов занимает площадь двух футбольных полей. Пролилось 8 тонн нефтепродуктов — это 40 бочек, так что масштаб трагедии можете представить».

Прокуратура Приморья начала проверку, районное отделение полиции возбудило уголовное дело по факту загрязнения морской среды. Основная версия — утечка могла произойти с одного из судов в результате сброса льяльных вод или ЧП.

Но и спустя месяц после скандала правоохранительные органы не обнародовали резюме по шумному делу. Как пояснили в краевой прокуратуре, «хасанское дело» насчитывает уже небывалое количество томов, проведено немыслимое число экспертиз, но виновник так и неизвестен. Если лишь версия, что грязные воды в акваторию могли слить два иностранных судна, проходивших в этот период в районе ЧП.

А между тем, только за последний месяц в надзорный орган поступил десяток других сигналов на загрязнение моря.

— В связи с учащением случаев сброса нефтепродуктов в морских акваториях края, нанесением существенного экологического ущерба, вопросы возникают на различных уровнях: либо это несовершенство законодательства, либо следствие неисполнительности служб, занимающихся бункеровкой судов, — озадачил краевое экспертное сообщество председатель краевого парламента Виктор Горчаков. — Нам важно выяснить, какие шаги необходимо сделать, чтобы предотвратить подобные ЧС.

Спикер отметил, что сейчас краевая власть формирует туристическую привлекательность Приморья, но после подобных событий, поток гостей может даже уменьшиться.

При разбирательстве «хасанского инцидента» специалистами территориального Росприроднадзора, департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды крайадминистрации, Дальневосточного научно-исследовательского, проектно-изыскательского и конструкторско-технологического институт морского флота (ДНИИМФ) выяснилась масса тревожных фактов. К примеру, в трех портах Хасанского района — Славянке, Посьете и Зарубино — не нашлось службы, готовой оперативно отреагировать на подобное ЧП. Из пяти действующих портов в Приморье, только во владивостокском регламентирован порядок бункеровки судов и обязательной установки боновых заграждений при этой операции. В документах под экологической безопасностью пока понимается только сбор с судов отходов, но не их переработка. Оказывается, с недавних пор с капитанов судов не требуется справка о том, судно сдало отходы. Прежде без такого документа ни один корабль не мог выйти из порта. Интересно, что 80% коммерческих организацией, взимающих экологический сбор в портах, не имеют технических средств для переработки собранных отходов и реагирования в случае ЧС.

— Сейчас большая часть экосбора тратится не по назначению и не направляется на развитие стабильно действующих портовых экологических структур, — констатируют в ОАО «ДНИИМФ». — Необходим не только пересмотр порядка взимания экологического сбора, но и ставок, установленных Минтрансом в 80-е годы прошлого века. Если раньше сбор устанавливал и собирал только ФГУП «Росморпорт», те сейчас это делает масса коммерческих организаций, не имеющих жестких тарифов.

Специалисты уверены: если бы в портах действовала единая служба сбора, то она могла бы оперативно отреагировать на разливы, потому что напрямую отвечала перед капитанами портов за свою работу.

Специалисты ОАО «ДНИИМФ» полагают также, что необходимо обратиться в Федеральное агентство морского и речного транспорта и ФГУ «Администрация морских портов Приморского края» с просьбой создать в портах Зарубино, Ольга и Посьет условия для приема судовых отходов в соответствии с международными договорами РФ и требованиями российского законодательства. А также включить экологический сбор в перечень обязательных портовых сборов во всех портах края.

Замруководителя по портовой деятельности и филиалам ФГУ «Администрация морских портов Приморского края» Анатолий Новичков согласен, что необходимо вернуть ФГУП «Росморпорт» единоличное право взимания экологического сбора с судов.

— Это ведомство раньше нанимало компании для снятия отходов с судов. За эту работу, в зависимости от количества собранного мусора по утвержденным ставкам, подрядные компании получали деньги. У каждого участника была заинтересованность в хорошей работе. Как только вышло постановление, разрешающее каждому хозяйствующему субъекту, снимающему отходы с судов, взимать экологический сбор, началась вакханалия. Нечестными путями некоторые капитаны получают сейчас справки за то, что фактически не сливают отходы, а потом выходят в море и сваливают льяльные воды за борт.

Как признает эксперт, администрации морских портов ежедневно осматривает акваторию портов и докладывается в прокуратуру о фактах загрязнения, но этих усилий крайне мало. Разливы нефтепродуктов или сброс бортовых вод в портах случаются нечасто. Проблемы возникает за рамками акватории порта, которая не входит в компетенцию капитана порта. Нередко идущий в порт танкер, дабы избежать экологического сбора, на подходе сливает балласт вместе со всем содержимым в море.

Поймать за руку нарушителя можно лишь с помощью спутникового мониторинга за всей акваторией, уверены эксперты.

— Сейчас прорабатываем вопрос создания общего мониторинга за состоянием вод не только отдельных портов, но всего залива Петра Великого. С этой инициативой вышел капитан «Морского порта Владивосток», — рассказывает Новичков. — Подобная система с использованием спутникового контроля существует в Санкт-Петербурге, на Черном море. В Новороссийске, например, договорились с европейцами и через спутник отслеживают ситуацию на подходе к порту. Благодаря наблюдению, можно точно сказать, кто и что слил, оштрафовать нарушителя и оперативно ликвидировать загрязнение".

— Риски разлива нефтепродуктов связанные с бункеровкой судов будут увеличиваться в связи с привлекательностью этого рынка. Мы отмечаем, что сейчас в порты заходят огромные контейнеровозы только для того, чтобы бункероваться. Если процесс проходит на акватории порта, то и проследить за ним можно, и необходимые сборы собрать, и ликвидировать возможную аварию. Но если бункеровка осуществляется за акваторией порта, что сделать сейчас несложно, то процесс остается бесхозным, — признает директор Института защиты моря и освоения шельфа МГУ им. Невельского Сергей Монинец. — Но инцидент в Хасанском районе показал еще один важный момент — единой организации, системы реагирования в чрезвычайных ситуациях в Приморье нет. Были лишь разрозненные рефлекторные действия, которые позволили ликвидировать загрязнение береговой черты.

По словам ученого, существует государственная система реагирования в подобных случаях — от федерального до муниципального уровня. Если разлив или сброс случился в порту, то за его ликвидацию отвечает администрация порта, у которой есть специальный план реагирования в ЧС. При разливе за акваторией порта вступает в действие бассейновый план, разработанный Минтрансом. В Приморье он опирается на ресурс филиала ФБУ «Госморспасслужбы».

Если грязное пятно подходит к береговой черте и загрязняет ее, то вступать в действие должен краевой и муниципальный планы реагирования. Но в Приморье, как показал «хасанский инцидент», их не существует.

Эксперт предлагает региональной власти обратиться в Госдуму с тем, чтобы передать часть полномочий по устранению или предотвращению загрязнения морских акваторий субъекту. Для этого придется вносить серьезные поправки в Водный кодекс, что очень хлопотно, но если этого не сделать, то в Приморье никогда не появится единый хозяин акватории, а значит, экологические катастрофы и далее будут губить уникальный регион.

Фото: Дмитрий Лекай/Коммерсантъ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня