Общество

Невежественный фэнтези о русской культуре

Андрей Рудалёв о том, кому выгодны мифы о нашей ущербности

  
7043
Невежественный фэнтези о русской культуре

«Русская культура стала великой, когда Россия стала Европой» — проповедует Юлия Латынина на страницах «Новой газеты», повторяя школьные советские учебники истории о том, что частью европейского мира ее сделал Петр Первый, соответственно, разнося ветхие штампы о дремучем Средневековье, как сне цивилизации.

Получается, что все проклятые вопросы на этот счет сняты. Россия стала Европой. И пусть она в какой-то момент свернула не туда, но ее вполне можно вразумить, вернуть. Раз Латынина говорит: стала, то, значит, так оно и есть. Оракулу следует верить.

Но с другой стороны, вроде как Европа, а вроде и нет. Какая-то темная изнанка все вылезает, другое воспитание что ли — внушается нам. Россия — это такая недоЕвропа. Придурковатая измазанная сажей падчерица на посылках у суровой и строгой матери, которая то ли пытается ее вразумить, то ли в лес зимой отправляет, чтобы там замерзнуть.

Латынина для всех непонятливых раз и навсегда отвечает на вопрос «что же такое особая „русская культура“». Для начала не отвергается факт существования русской культуры и это уже хорошо. Дальше автор повторяет исходный тезис своего культурологического нравоучения: «русская культура стала великой, когда Россия стала Европой». В подтверждение этого Латынина пережевывает древний, практически как норманнская теория происхождения государственности на Руси, миф о трех столетиях русской культуры. Все, что было до Петра, то есть до момента чудесной метаморфозы страны, это — «Московская Русь с ее домостроем, ксенофобией, технической отсталостью и, кстати, повальным гомосексуализмом, шокировавшим западных наблюдателей, заняла бы на геополитической карте мира примерно то же положение, что древняя и отсталая Персия».

Юлия Латынина, как остроумный человек, не могла обойтись здесь без шпильки отечественным парламентариям, принявшим закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Оказывается, этот закон идет в разрез с исконной русской идентичностью. Вот оно что… Какие они после этого патриоты… Кстати, кто такие эти западные наблюдатели? Миссия ОБСЕ? Почему-то она их не называет?

По Латыниной, после нашего превращения в Европу, вместо гомосексуализма и ксенофобии «мы стали носить европейское платье, после него женщины вышли из теремов, после него поэты стали сочинять „оды“ и „эпитафии“, великосветские хлыщи заговорили о „Венере“ и „Бахусе“, ученые поехали учиться в западные университеты, и после него родилось в российском дворянстве совершенно неведомое дотоле и центральное для Европы слово „честь“». Так получилось, что из всей русской культуры она знает лишь сказки, да языческих богов. Для территории, где властвует ксенофобия и гомосексуализм — это нормально и вполне достаточно.

В качестве самого весомого доказательства тезиса, что Россия — Европа и ни пяди более, публицист предлагает взглянуть на всевозможные вывески и рекламные щиты, а там все сплошь иностранные названия. Убийственный, конечно же, аргумент.

Решил последовать совету автора, обратил внимание. Прочел не на Тверской, а в Архангельске на улице рекламку: ««Элитный коттеджный поселок «Билдинг» в деревне Трепузово». По Латыниной — это наглядная иллюстрация нашей европейскости. Или все-таки проявление невежества, мешанины в головах?..

Чтобы замирить и утешить ущемленное чувство национального достоинства в финале культурологического экскурса говорится об исключительности только трех культур: евреев, китайцев и индийцев. Видимо, автор обладает какими-то особыми, никому не ведомыми данными на этот счет. Исламский мир — категорически вычеркнут и это, конечно же, не ксенофобия. Все остальное, что за пределами трех культур — «привой, помесь, грязнокровки». Эта грязная кровь, по всей видимости, и сближает нас с Европой. Изначальное дикарство, от которого Европа давно отмежевалась, а мы все с ним носимся, как с писаной торбой. Кровь они давно очистили, а мы — нет. Именно поэтому общество наше фашизируется и утверждаются в нем три столпа: «хамство, пьянство и бескультурье».

Посыл Латыниной очевидный: у нас появилась культура, когда мы стали Европой. Разрыв с Европой ведет к кошмару и ужасам, где повальное фашизирование общества — цветочки. Один из комментаторов заметки резюмировал: «И попробуй тут возразить…»

Хотя о ком это пишет Юлия Латынина? Не о своем ли утверждении о национальной исключительности трех рас? Это, конечно же, никакой не фашизм, а объективные факты… Не о дремучем ли бескультурье всего представленного ею культурологического экскурса? Или, может быть, это такой особый метод? Нам менторской интонацией и стилем проповедника проговариваются элементарно невежественные тезисы, причем достаточно избитые и заезженные. Внушается, тиражируется дурь, чтобы потом ею и проиллюстрировать бескультурье общества?..

О чем тут спорить, если историческая мифология, походя развернутая автором, представляет собой самый пошлейший извод логики «Истории ВКП (б)» с темными и невежественными веками царизма? Или все объясняется тем, что Юлия Латынина — писательница и как свидетельствует всеведущая «Википедия», пишет в жанре политической фантастики? Получается, перед нами историческая фантастика, что-то типа неудачного подобия «Властелинов колец»?

Латынина — отличный манипулятор. Она прекрасно понимает, что на дворовой скамейке достаточно пустить любой слух и завтра тебе, как о реальном факте будут его пересказывать. При необходимом напоре и старательности любое невежество можно превратить в истину в последней инстанции.

Допустим, будучи писателем, работающим в жанре политической фантастики, Латынина не обязана разбираться в отечественной истории и культуре. Что помнит из школьного курса, о том приблизительно и говорит. Но вот буквально через несколько дней читаешь примерно тоже самое в интервью Льва Рубинштейна: «Мы наблюдаем, что Украина специфично, неровно, но двинулась в сторону Европы. Осознала себя как политическая нация. Россияне не являются политической нацией. У нас же русский путь, мы такие самобытные, ни туда, ни сюда. Но в России всегда было образованное сословие, ориентированное на Европу. Ценность русской культуры и мысли — в умении смотреть на себя глазами европейца. На этом строилась вся русская культура и литература, все лучшее в ней было европейским. В этом смысле утверждать, что Россия не Европа глупо. Если истреблять европеизм в культуре, уничтожим саму культуру вообще».

Здесь же Рубинштейн высказался про «агрессивный провинциализм», про наши комплексы перед Европой и Америкой. Вообще не ново. Эти пыльные мантры регулярно и настырно прокручиваются: «Русс, русс, сдавайся!» Ощущение, как при общении с сектантами: с виду — милые люди, но как затронешь религиозное, так моментально какой-то тумблер щелкает и головах, и эти головы начинают автоматически и экзальтированно долдонить свой символ веры, не обращая ни на что внимания.

Но позвольте, совершенно никто не говорит, что Россия — что-то категорически противоположное Европе. Россия — это и Европа тоже, но и не только. Про это «не только» здесь все время и пытаются сказать. Но даже за подобную малость — тут же типун на язык мистагоги европейского культа накладывают.

Очень ущербная и ограниченная позиция европейской линейкой все мерить. Даже с точки зрения географии страну придется очертить по границам Московской Руси. Надо понимать, что примат и абсолютизация этой линейки ведет к тому же фашизму, который есть неотъемлемая часть европейской культуры. Именно естественное ее проявление, а не просто болезненная выдумка психически нездорового человека, в чем пытаются убедить. Но ведь об этом никто не хочет поговорить, здесь жесткое табуирование. В основе европейской линейки лежит идея расового, национального превосходства и жесткое подавление всего иного. Это иное можно выжигать огнем и мечом, а можно, если на выжигание сил явно не хватает, элементарно дезавуировать, оболгать, извратить. С этой линейкой не только прилагается кафтан и понятие чести, как вещает Латынина, но и жесткое насаждение одной единственной правды, предельная эксплуатация всего того из чего можно выжать соки, агрессивное колонизаторство.

По Рубинштейну, так же как и по Латыниной, ценность русской культуры проявляется тогда, когда она становится иной, смотрит «на себя глазами европейца». То есть той, какой я ее себе представляю, определенной утопией, личным конструктором. Европеизация — это всегда принудительная попытка сделать Россию иной, чем она есть на самом деле, лишить национальной идентичности, превратить в расчищенный плацдарм, который можно окультуривать. Наиболее откровенно это было проявлено в 1941 году.

Помню, на заре демократизации говорили, что Россия должна стать частью Европы. Значит, стала? Мы — Европа еще с Петра, а теперь нас тянут назад, причем не в советскую империю, над которой в последнее время вдоволь покуражились, а в фэнтезийный образ Московской Руси?

Надо четко понимать: все, что говорит о русской культуре Латынина и Рубинштейн — это не из области реальности, а внушение. Это определенные вирусные мысли, призванные расшатать сознание, сделать его подверженным разного рода комплексам. Именно поэтому главный их инструмент — невежество. С его помощью планируется найти ключ к массам, падким на внушение. Перед нами своеобразная битва экстрасенсов. Новоявленные шаманы пляшут со словесными бубнами с целью ввести окружающих в транс, увезти от реальности, чтобы они также скакали в их такт и отключили здравый смысл.

Но мы-то не должны быть невежественными. Латынина и Рубинштейн, без сомнения умные люди, транслируемое невежество лишь инструмент. Невежество — это лишение смыслов, это такая же пустота, которая разъедала страну в последние десятилетия. Мы становились Европой, но вот только мощного взлета культуры в это время как-то не произошло. Мы все больше становились той «Московской Русью», о которой пишет Латынина. Все потому, что здесь не нужны никакие взлеты, здесь нужна пустота, расчищенный фундамент, полное выхолащивание сути.

Мы не должны скатываться в невежество, зная, что преподобному Сергию Радонежскому семьсот лет. При том, что подобных равновеликих людей в русских святцах — десятки. Зная, что с момента Крещения Руси уже больше тысячи лет. Это событие сделало Древнюю Русь в одночасье наследницей величайших мировых культур, расширив её культурно-историческое время на тысячелетие. Мы не фантасты, мы в реальности живем. Надо попытаться по-настоящему полюбить Россию, узнать ее, а не верить легким вирусам-нелепицам. В России отрицательная логика всегда была ущербна. Ее культура европейская тоже, но в том числе другая. Россия — это не просто политическая нация. Россия — это цивилизация. И это следует четко понимать.

Фото: ИТАР-ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня