Общество

Спусковой крючок Октября 93-го

Именно с расстрела в Москве начался крах послевоенного мироустройства в Европе

  
3193
Спусковой крючок Октября 93-го

Мой знакомый японский поэт Ясухиро Йотсумото как-то уже глубоко заполночь, за рюмкой русской водки признался: «После падения Берлинской стены мир полетел куда-то под откос…». Заметьте, не я это сказал. Это слова человека западного мира, много лет прожившего с семьёй в Нью-Йорке. И сказано это было в Сербии. После созерцания разрушенных домов и других следов западного «милосердия» (операция «Милосердный ангел»).

… Возможно Ясухиро в чём-то и прав, но я уверен — открытый, наглый отказ от послевоенного мироустройства, от принципов ООН и гарантий коллективной безопасности начался только после Октября 1993 года. После кровавой бойни в одной из двух мировых столиц (Пекин тогда ещё только-только приподнимал голову из-за Великой китайской стены). Бойни, развязанной полупьяными и вертлявыми мародёрами, нагрянувшими на тучные нивы Холодной войны, но подготовленной-то — победителями в ней. Победителями, которым уже не терпелось перейти, к третьей, горячей фазе передела мира.

Дальше просто загибаем пальцы: Югославия (Босния, Сербская Краина), опять Югославия (уже сама Сербия и Черногория), Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия… Теперь вот и Украина. Я не говорю про Центральную и Восточную Африку, про региональные войны в Центральной и Южной Америке — там Запад кроил (и кроит) лоскутное одеяло свежеиспечённых государственностей, насколько раньше ему позволяла Советская Россия (а теперь уже по собственному усмотрению). Но открытые военные интервенции против суверенных государств, бомбёжки в Европе — всё это стало возможно только после кровавой отмашки Западу, полученной из Москвы в октябре 1993 года.

Это геополитическое значение Октября 93-го. Но есть и другое, гораздо более близкое для нас — нравственное… Ведь это те самые танки, что расстреливали российский парламент в Москве 93-го года, сильно обветшавшие и поржавевшие за двадцать лет пути, обогнув землю, явились в июне 2014 под стены Славянска, Луганска и Донецка. Чтобы расстреливать защитников и мирных жителей этих городов. Потому что сказано: злодейская пуля, выпущенная в кого-либо, обогнув землю, настигает стрелявшего. И дело не в том, что реальные экипажи московской бойни сгорели на улицах Грозного в январе 1995 года, дело в том, что экипажи карательных танков изначально мертвы. Также как мертвы и те, кто послал их убивать. А пока они живы (пока!) — каратели у власти и каратели за рычагами танков — они все повязаны пролитой невинной кровью. И если мы говорим сегодня о киевских потрошителях, какое право имеем забывать о московских? Если мы, не переставая твердим, что киевская власть виновна в преступлениях против человечности, почему такое угрюмое молчание об убийцах священников и мальчиков-анархистов в октябре 1993 года? Или двадцать лет спустя их голоса, в открытом эфире просившие войска прекратить бойню, звучат глуше?

Я скажу, почему такое молчание об этом здесь, в Москве. Потому что невинной кровью оказались повязаны не только Ельцин и его пособники (многие из которых и поныне у власти), не только непосредственные исполнители убийств — но и большая часть пишущей, вещающей с телеэкранов и проповедующей в интернете либеральной интеллигенции. Именно они писали и снимали репортажи про «террористов» (знакомая терминология, не правда ли?), именно они подписывали коллективные письма с призывом «раздавить красно-коричневую гадину» («колорадов» не напоминает?)! И вот вся эта разношёрстная стая оказалась сегодня повязана между собой невинно пролитой кровью — на манер нечаевских революционных пятёрок (очередной респект прозорливцу Фёдору Михайловичу)! Поэтому и молчат. Бог им судья, это дело их личного покаяния. Хотя публичного я ни от кого из них ещё не слышал…

Страшнее другое. Любая российская власть (нынешняя и последующая), не открестившаяся от этого злодеяния, не осудившая его публично — не сакральна. Она может быть легитимна (80% и больше), но не сакральна! А для русского народа — сакральность власти непременное условие его верности ей. Перед лицом открытого противостояния с Западом — это единственный залог нашей Победы.

И в истории России есть тому примеры, так царь Алексей Михайлович публично покаялся за бессудные дела предка своего Иоанна Грозного и перенёс в Москву мощи замученного при Грозном митрополита Филлиппа. Кстати, именно с этого началось воссоединение России и Малороссии…

Снимок в открытие статьи: Москва. Расстрел Белого дома 4 октября 1993 года/ Фото Борис Кавашкин/ ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня