Спорт / День в истории

«Забивай, я тебя умоляю!»

Исполнилось 80 лет со дня рождения блестящего вратаря и комментатора Владимира Маслаченко

  
35312
Заслуженный мастер спорта, бывший вратарь московского "Локомотива", "Спартака", футбольный комментатор Владимир Маслаченко
Заслуженный мастер спорта, бывший вратарь московского «Локомотива», «Спартака», футбольный комментатор Владимир Маслаченко (Фото: Игорь Уткин/ТАСС)

Он знал и понимал футбол досконально, детально. Улавливал едва зримые нюансы, понимал любую тонкость игры. Владимир Маслаченко был не только комментатором, но и артистом, болельщиком, судьей — кем угодно. Он расцвечивал палитру матча, добавляя новые краски и оттенки.

Маслаченко-комментатор хорошо знаком современным любителям футбола. Маслаченко-футболиста знают лишь болельщики со стажем. Не стану распространяться о его вратарских достоинствах, обойдусь лишь одной фразой — голкипером Владимир Никитович был блестящим. Старая хроника не даст соврать…

Родился Маслаченко в Кривом Роге. Прозвище его было — Маслак, кличка — Козел. «Потому что прыгал как сумасшедший», — поведал он с улыбкой в одном из интервью. И пояснил: «Но никогда на это прозвище не обижался». Играл за школьную команду, да так здорово, что после одного из матчей его позвали в местный «Спартак», выступавший в первенстве Украины. В то время Маслаченко — на минуточку — было всего шестнадцать…

Потом он попал в днепропетровский «Металлург», который в ту пору тренировал Николай Морозов. Тот самый, что в 1966 году привел сборную СССР к бронзовым медалям чемпионата мира по футболу. Тогда же, в середине пятидесятых, Николай Петрович только начинал свою тренерскую карьеру.

В 1956 году Морозов стал начальником команды «Локомотив» и взял Маслаченко с собой в Москву. Тут-то и началось в его жизни самое интересное. Двадцатилетний, невысокий — 180 сантиметров, по футбольным меркам, конечно, - голкипер становится любимцем взыскательной столичной публики. Все было при нем — прыгучесть, техника, хороший выбор позиции. И — пижонство. Любил, ох любил Маслаченко играть на публику. Как позже станет «говорить на публику» — поражать эпитетами, блистать афоризмами…

Он стал основным вратарем «Локомотива». Команда в то время была неплохая, хотя до медалей чемпионата в 1957 году недотянула — заняла четвертое место, но за Кубок страны дралась отчаянно. В финале железнодорожники встретились с московским «Спартаком». Команда эта с детства была голубой мечтой голкипера из Кривого Рога. В «Спартак» Маслаченко попал, но — лишь спустя несколько лет.

Итак, вечер 26 октября 1957 года. Погода пасмурная, но не холодная — плюс восемь. Забитые под завязку «Лужники» — 103 тысячи зрителей. «Спартак», разумеется, был фаворитом, по именам вроде сильнее, за него болел чуть ли не весь стадион. Но это же Кубок, где возможно все!

Так и случилось: звезды красно-белых — Сергей Сальников, Никита Симонян, Игорь Нетто, Анатолий Исаев и их товарищи — оказались бессильны перед храбрыми оборонцами противника и их вратарем. Маслаченко из кожи вон лез, стремясь сберечь преимущество своей команды, которое добыл в первой тайме Валентин Бубукин.

Счет 1:0 так и не изменился до финального свистка. Железнодорожники обнимались, благодарили своего именитого тренера Бориса Аркадьева, а Маслаченко швырнул в осеннее темное небо свою счастливую кепку.

Ну а Морозов… Ему Маслаченко был обязан многим. Николай Петрович стал наставником «Локомотива», потом их пути разошлись — вратарь ушел в «Спартак», Морозов — в «Торпедо». Затем, как уже было сказано, тренер работал в сборной Советского Союза. Последней его командой был донецкий «Шахтер»…

В 1957 году «железнодорожники» завоевали хрустальную вазу во второй раз. А впервые «парням Кагановича» (тогдашнего наркома путей сообщения) удалось это сделать в турнире 1936 года. Тогда в решающей игре с тбилисским «Динамо» один из мячей (2:0) «вбил», как тогда выражались, блестящий форвард «Локомотива» Виктор Лавров. Его сын, Валентин Лавров, тоже был не чужд спорту, но отдавал предпочтению боксу и был одним из сильнейших в столице в этом виде спорта. Но наибольшую известность Лавров-младший приобрел в литературе.

Лавров был хорошо знаком с Маслаченко. Их объединяли общие интересы — к спорту, литературе и… Впрочем, об этом рассказал сам писатель:

— В августе 1956 года мой отец, в то время работавший инженером на стадионе в «Лужниках», по каким-то делам отправился на базу «Локомотива» в Баковке. В довоенное время, еще малышом, я порой гостил там день-другой. И теперь соблазнился, поехал с отцом. В Баковке и познакомился с 20-летним новобранцем «железнодорожников» — Маслаченко.

За ужином мы оказались за одним столом. Заметив на лацкане моего пиджака наградной знак с фигуркой боксера и надписью «Строитель», СССР. Чемпион 1956″, Володя протянул мне бугровистую, мощную кисть: «Поздравляю, одноклубник!»

Заметив мое недоумение, Маслаченко пояснил: «Я ведь свой путь в серьезный футбол начал в команде „Строитель“ Кривого Рога. Чем только не занимался! И баскетболом, и волейболом, и настольным теннисом. Даже секцию бокса месяца два посещал. Да, еще легкая атлетика! Я уже играл за „Строитель“, но однажды, выступив на областной спартакиаде, победил в беге на сто и двести метров. Но главное — прыгнул в высоту „перекидным“ на сто восемьдесят пять сантиметров. Тренер обещал сделать из меня чемпиона Украины, но я уже твердо решил — буду футбольным вратарем!»

…В 1961-м Маслаченко стал лучшим вратарем Союза. Год спустя перешел в «Спартак» и в составе красно-белых завоевал титул чемпиона страны. Если бы не серьезная травма — в одном из тренировочных матчей ему сломал челюсть игрок команды Коста-Рики, — стал бы Владимир конкурентом Льва Яшина в сборной СССР на чемпионате мира в Чили. Но на турнир он все же поехал.

Кстати, Маслаченко был уверен — и тогда, и потом, — что он лучше Яшина. Ему помешал высочайший авторитет Льва Ивановича — того, мол, ставили в ворота, даже когда он был не в лучшей форме. После поражения в четвертьфинале от сборной Чили в раздевалке нашей сборной воцарилась гробовая тишина. Маслаченко, по его собственным словам, подошел к начальнику команды Андрею Старостину и тихо спросил: «А если бы я был в потрясающей форме, вы поставили бы меня сегодня в состав?» Тот честно ответил: «Нет. Как может Яшин не выйти на поле?» Это была действительно трагедия. Трагедия Льва Яшина и тренеров, не сумевших в этот момент победить в себе «комплекс Яшина».

В сборной страны Маслаченко сыграл всего восемь матчей. Мог ли превысить эту цифру? Он был уверен, что остался недооцененным. Но, во-первых, в шестидесятые годы в Советском Союзе было много первоклассных голкиперов — Анзор Кавазашвили, Виктор Банников, Юрий Пшеничников, Евгений Рудаков… А во-вторых, Маслаченко считал, что перед чемпионатом мира 1966 года «был в прекрасной форме, почти в одиночку выиграв последний перед чемпионатом матч у ЦСКА — 1:0. Но на моем пути встал главный тренер сборной». Им был тот самый Морозов. Кто прав — наставник или игрок — уже никто не узнает…

Футболисты "Спартака" Владимир Маслаченко (слева) и Владимир Янкин с призом за первый гол, забитый в "Лужниках" летом 1968 года (Фото: Вячеслав Ун Да-син и Виктор Шандрин/ТАСС)

В 1968 году «Заслуженный мастер спорта» Маслаченко в составе «Спартака» стал серебряным призером чемпионата СССР. Кажется, еще играть и играть. Увы, накануне следующего сезона он покинул команду. В «Спартак» пришел более молодой Кавазашвили, и руководство красно-белых решило сделать ставку на него. Ну а Маслаченко обиделся, и не только на тренера. Кавазашвили как-то сказал: «Сначала Володя был в обиде на меня. Но через пару лет мы встретились, объяснились и стали добрыми друзьями…»

Маслаченко нашел себя и после завершения футбольной карьеры. Долгое время работал тренером, но тот период жизни не считал особо удачным. Потом «ударился» в телевидение и как комментатор проявил себя в полной мере.

Владимир Никитович не рассказывал об игре, он в ней жил. Не только понимал ее, но и предугадывал дальнейший ход событий. Знал, куда отдаст пас форвард, как сыграет, вернее, как должен действовать вратарь. Это был театр одного комментатора — с восклицаниями, ремарками, остротами! Чего стоил лишь один его возглас, взбудораживавший всю страну, в адрес Юрия Савичева: «Забивай, я тебя умоляю!» А потом эфир разорвался его пронзительным: «Гол! Гол! Гол!» Это было в финале Олимпиады-88, когда сборная СССР одолела Бразилию.

В 1999 году, работая на решающем матче Лиги чемпионов «Манчестер Юнайтед» — «Бавария», Маслаченко в порыве экстаза сломал стул в комментаторской кабине. Это произошло, когда англичане дважды забили немцам в течение шестидесяти секунд и выиграли в невероятном, почти неправдоподобном поединке — 2:1…

Впрочем, его вольная и непринужденная манера комментировать нравилась далеко не всем. Оппоненты Маслаченко утверждали — он слишком заносчив, мнит себя мессией. Не буду становиться ни на сторону поклонников Маслаченко, ни на позицию его противников. Но то, что Владимир Никитович был в своей среде неповторимым, сомнению не подлежит.

Это подтверждает мнение такого мастера и знатока футбола, как Симонян. «Для меня нет сомнений: Маслаченко уже давно вошел в один ряд с такими великими комментаторами, как Синявский и Озеров, — считает Никита Павлович. — Помню, в первые годы его работы на телевидении раздавались критические отзывы: мол, не слишком ли поучает? Но он имел на это право: обладатель Кубка страны в составе „Локомотива“, чемпион — со „Спартаком“, игрок сборной СССР. Думаю, он остался непревзойденным по части игры на выходах: мяч от его кулака летел метров на сорок. У него были основания поучать».

Спортивный комментатор Владимир Маслаченко ведет репортаж, 1996 год (Фото: Игорь Уткин/ТАСС)

Каким он был в жизни? Этот вопрос я адресую Валентину Лаврову.

— Как-то мы столкнулись с Володей в дверях «Дома книги» на Калининском проспекте (ныне Новый Арбат. — В. Б.). Он был весьма озабочен: «Вот жизнь! Не могу словарь русского языка Ожегова найти. А он мне так нужен!» — «Какие проблемы? Поедем ко мне домой, подарю!» — «Приму сей сладостный дар! Так ведь Лесков выражался?»

Володя рассмеялся, и его настроение сразу взлетело, словно он бросился за мячом в «девятку». И отбил!

Дома мы пообедали. Супруга Лида умела накрыть аппетитный стол… Потом прошли в мой кабинет, и часа два я не мог, да и не хотел отрывать Маслаченко от книг. Как изящно он держал древние тома, с какой страстью вчитывался в старинные шрифты, как внимательно разглядывал гравюры и иллюстрации! Он был настоящим библиофилом! Рассказывал, посмеиваясь: «Приезжаем за границу, все хватают шмотки и „мохеры“. А я — в книжный, смотреть альбомы по искусству…»

…Володя порой навещал меня, благо я жил в то время недалеко от «Останкино» — места его телевизионной службы. В один из визитов он снял с полки изданное в изящном переплете одно из ранних изданий Тараса Шевченко на мове. Форзац украшал экслибрис: «Михаил и Борис Зенкевичи». Первый был ярким поэтом Серебряного века, второй — талантливым графиком. Володя пронзил меня таким взглядом, что я вздохнул: «Забирай!»

— Володя был незаурядной личностью, — завершает свой монолог Лавров. — Случалось, он приезжал ко мне, мы садились за накрытый стол и смотрели футбол в записи. Маслаченко возвращался к игре, отпускал ироничные замечания в адрес футболистов, судей. Не щадил и самого себя!

…В последний раз Владимир Никитович вышел в эфир 14 ноября 2010 года. За две недели до ухода он комментировал центральный матч чемпионата Италии «Интер — «Милан». Как всегда, Маслаченко излучал бодрость и оптимизм. Когда прозвучал финальный свисток, он заключил свой репортаж словами: «Вот и все, уважаемые зрители… Всего вам самого, самого доброго». Но, оказалось, попрощался.

Со всеми. Навсегда.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня