18+
пятница, 24 марта
Путешествия

Чадра красоте не помеха

Лицо — единственное, что позволено украшать иранской женщине

  
415

Иранка не имеет права выйти на улицу (или просто на лестничную клетку), не одевшись в соответствии с мусульманскими обычаями. Даже в сорокаградусную жару вынуждена париться в брюках. А к брюкам полагается рубашка или курточка ниже колена. На голову — шарф или макнаэ — своеобразный платок, сшитый под подбородком. Открытыми можно оставить лишь лицо и кисти рук. Ничего броского и облегающего. Зато открытое лицо иранки раскрашивают всеми возмоными красками, а на руки в большом количестве вешают золото и камни.

Нынешний Иран — причудливая смесь исламских традиций и «растлевающего» влияния Запада. После Исламской революции 1979 года страна прямиком двинулась к светлому будущему, указанному Кораном. Заветы Хомейни (местного Ленина) поначалу соблюдались свято: полная половая сегрегация, строгие моральные предписания, обязательные религиозные дисциплины во всех школах и университетах. Впрочем, мусульманские традиции были сильны в Иране и раньше. Даже до революции в провинции многие женщины носили традиционную иранскую чадру: покрывало с головы до ног (впрочем, лицо в Иране закрывать не принято). В официальных учреждениях, министерствах или полицейских участках без чадры нельзя появляться и сегодня.

Правда, за 20 лет население страны выросло втрое. Три четверти иранцев младше 25 лет. А следовать заповедям Аллаха, когда ты молод и полон сил, ой, как нелегко. Особенно, если эти правила контролируют не только банковские операции, но и личную жизнь.

Любопытно: если в СССР правительство следило прежде всего за экономикой, то для иранских мулл главное — нравственность. В законе даже прописана смертная казнь за «преступления» вроде супружеской измены, однополой любви или внебрачной связи. «Нерасписанным» юношам и девушкам лучше позабыть про романтические прогулки при Луне и держаться друг от друга подальше. Десять лет назад тихая беседа с волоокой красавицей в парке могла закончиться для паренька месяцем тюремного заключения и побоями. А если у девушки вдруг с головы случайно упал шарф? И это каралось штрафом, а то и тюрьмой.

Сегодняшний Иран другой, а сегрегация по-прежнему процветает: школы раздельные, в университетах юношам и девушкам предлагается сидеть в разных концах аудитории. В салонах городских автобусов мужчины и женщины тоже каждый в своем «отсеке», да и вход через разные двери. К счастью, правило не распространяется на тегеранские метропоезда (хотя и там отведены два вагона для женщин, которые не хотят ездить с мужчинами).

Несмотря на все эти строгости типичную иранку сложно назвать забитым существом. В университетах учится куда больше девушек, чем юношей. Женщины занимают посты в правительстве и регистрируются в качестве кандидатов на президентских выборах (пусть по закону слабый пол и не имеет права на президентство…).

Но главное… Пожалуй, ни в одной стране мира женщины не уделяют столько времени собственной внешности. Может, потому, что уж если тебя укутали в чадру и мужчина не может рассмотреть всех прелестей, то лицо должно рассказать ему все! Косметику и парфюмерию персиянки скупают буквально килограммами. Походы в парикмахерскую и к «косметичке» непременная статья бюджета любой семьи. Даже, если бюджет очень ограничен. Ну и что, что на улице или на работе нельзя снять с головы шаль? Дома тебя видят муж, гости, родственники. Как ни крути, а такое внимание к своей внешности — своеобразный протест против «зашоренного» исламского образа жизни. В городах сложно найти девушку без изящно выщипанных бровей, а толпе вы непременно насчитаете с десяток дамочек с пластырями на носу после пластических операций: восточная «горбинка» нынче не в моде. Фитнес-центры? Бассейны,? Йога? Почему нет? Это еще что! В Иране -этой солнечной стране- дамы регулярно посещают… солярий!

Говорят, женщины Востока-лучшие матери в мире. Так ли? Увы, привычная роль рожально-стиральной машины уже давно не привлекает персиянок. И хотя «брачный возраст» девушек был недавно «повышен» с 9 до 13 лет, на деле замуж в Иране женщины теперь редко выходят раньше 30. Надо же карьеру сделать, оглядеться — да и жениха в таком «разделенном» обществе подыскать не просто. Если повезет, подруга представит брату или свой же брат приведет приятеля: на улице, увы, знакомиться не принято. Поэтому после того, как молодые встретятся и оценят друг друга, состоится встреча отцов семейств, начнут дружить домами… Короче, не пройдет и двух-трех лет, как сыграют свадьбу. Нельзя же жениться с бухты-барахты: по традиции жених должен предоставить невесте квартиру и машину (плюс к тому — кучу золотых украшений), а невеста жениху — мебель и бытовую технику.

Не верьте слухам об иранцах-многоженцах. Да, местный брачный кодекс разрешает иметь до четырех жен (при условии, что муж в состоянии всех обеспечить). Но пойдите найдите этих «счастливиц». Вряд ли! Непринято! О «двоеженцах» в Иране говорят с таким же презрением, как у нас — о конченых наркоманах или алкоголиках. Так персы подчеркивают свое отличие от арабов: у нас, мол, древняя цивилизация, многоженства мы никогда не знали и знать не хотим, хоть Коран его и позволяет.

Между прочим, положение иранок, действительно, куда лучше, чем у жительниц других стран Ближнего Востока. О том, что творится со слабым полом в Саудовской Аравии, иранки говорят с ужасом. Как это можно запретить женщине водить машину? Или носить высокие каблуки? Для иранок и то, и другое, в порядке вещей.

Но правовое положение жительницы Ирана тоже далеко не солнечное. Без разрешения мужа и отца она не может ни за границу выехать, ни даже согласиться на хирургическое вмешательство. Женщинам не дадут заниматься любимой археологией или работать в строительном бизнесе: уж очень это тяжкое для них бремя. Вот только решают это почему-то не они! Да и судьей иранке не стать точно. Считается, что женщина для этого «слишком эмоциональна».

Во многих отелях, в провинции женщине без сопровождения родственника откажут в номере — негоже приличной даме путешествовать в одиночку.

Но самые большие ограничения связаны с семейным правом. В случае развода детей, как правило, отдают отцу. Иранскому правосудию это кажется логичным: мужчине легче обеспечить ребенка, а женщина получит возможность снова выйти замуж, оставшись без «обременения». Но если супруги расстались со скандалом, мать нередко вообще лишается возможности видеть своих детей (в крайнем случае, суд может обязать отца отпускать детей к ней «на выходные», не более того).

С раннего детства, при любой официальной процедуре, ребенка представляет именно его отец: без согласия главы семейства нельзя вывезти сына или дочь за границу, нельзя провести операцию, нельзя даже открыть накопительный счет в банке на имя ребенка. Разумеется, без согласия матери отец все равно может осуществить все вышеперечисленное.

Даже если детей в семье еще нет, а супруги уже видеть друг друга не могут, развестись не так-то просто. Чтобы требовать развода, у жены должны быть веские основания. Вот, если, скажем, муж не хочет ее содержать или не спит с ней, тогда… А если он наркоман? Или осужденный? Это только ей в помощь. Но, подавая на развод, иранка теряет «мехрие» — внушительную сумму (в золотых монетах), вписанную перед свадьбой в брачный контракт. По закону, муж обязан вручить сумму жене в процессе супружества, как только она ее потребует — либо при разводе, если разойтись мужчина пожелает сам. Но если этого захочет жена, муж, как говорится, ей ничего не должен. И все же, мехрие — надежная защита от мужского произвола: ведь речь идет о десятках или сотнях тысяч долларов, и супруг сорок раз подумает прежде, чем расторгнуть брак.

Фото Андрея Маленкова

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
;