18+
четверг, 8 декабря
Путешествия

Киев с гнездом сатанистов

Или почему украинская столица не слишком отличается от российской провинции

  
269

В Киев я должен был попасть давным-давно. Ещё во время «второго тура» тех самых украинских выборов, в конце 2004 года, меня в числе прочих приглашали ехать наблюдателем от «Голоса». Увы, тогда я предпочёл остаться на родине — а вот все остальные мои друзья вдоволь поездили по Украине. Кого занесло к «западенцам», кого — к «донецким», но в конце все они всё равно встретились в Киеве, пахнущем революцией.

Революция, когда возбуждение буквально чувствуется в воздухе, не может не поразить воображение. Поэтому мои друзья заболели Киевом, считая его буквально «лучшим городом на земле».

Второй рассказчик о Киеве и киевлянах, который не мог не повлиять на восприятие этого города — коренной житель украинской столицы, писатель, автор «Чужой» и «Огненного погребения» Владимир Нестеренко (в Сети более известный как Адольфыч). С его точки зрения Киев — город замечательный, но изрядно подпорченный селюками и прочими жлобами. Они, по его мнению, уже давно победили горожан, оттеснив на вторые позиции.

В Киев мы поехали ненадолго — всего-навсего на выходные. На самом деле визит в украинскую столицу — путешествие относительно недорогое и очень комфортное. От Москвы дорога занимает 12 часов на поезде (из них 2 часа состав стоит на таможне), или полтора часа на самолёте. Билеты достаточно дёшевы, цены в гостиницах, ресторанах и прочих необходимых для отдыха местах в среднем в полтора-два раза ниже, чем в Москве.

Мы заранее сняли номер в маленьком отеле, расположенном неподалёку от Крещатика. Номер обошёлся где-то в 2000 рублей, не помню, сколько это в гривнах.

Путешествовать решили поездом — и дешевле, и лететь на такое расстояние не имеет особого смысла. К тому же добраться в отпускной сезон в пятницу вечером до любого московского аэропорта — отдельное приключение.

Первое же расстройство случилось сразу после посадки в поезд. Оказалось, что на железных дорогах Украины полностью запрещено курение! Сначала смутило отсутствие характерного запаха в «тамбуре с нерабочей стороны» и заваренные пепельницы. Номинально запрещено курение и на перронах. С этим запретом мы уже сталкивались в других странах Европы. То есть, до Украины уже докатилась волна нового «еврофашизма» — когда в качестве врага общества объявляются именно курильщики. Кстати, нечто подобное в скором времени нам обещает российский министр транспорта г-н Левитин.

На каком-то полустанке подошёл к проводнице — она сидела на корточках, свесившись из вагона, и как раз дотягивала сигарету. Выпустить покурить на улицу она отказалась — вообще, надо сказать, нам попалась весьма хамоватая тётка. Это был первый представитель типажа «дуры-жлобихи», описанный Адольфычем.

Второй трудовой мигрант из сельской местности засел в соседнем купе. Он оказался меломаном — не мог ни минуты прожить без музыки. При этом считал свой вкус идеальным. То есть — без остановки проигрывал на своём мобильном телефоне трек за треком. Чаще всего, прослушав 30−40 секунд очередного «тыц-тыц», переключался на следующий. Пытаться ему объяснить, что так вести себя не хорошо, не стал — наполовину виновата лень, наполовину — нежелание конфликтовать, т.е. обычная интеллигентская трусость.

Меломан развлекал нас примерно до полуночи, на меньшей громкости — во время стоянки на таможне, и вновь на полной — где-то с 7 утра.

Вообще феномен человека с постоянно орущим мобильным встречается и в России — и чем мельче город, тем чаще попадаются подобные персонажи. В городе-полумиллионнике (таком, как Липецк или Тольятти) изредка ещё попадаются единицы характерного вида «спортивный костюм с рынка, семки, ягуар», в миллионниках и Москве — это исчезающий вид, как правило, кавказской наружности. То есть опять «селюк».

Киев, высадка

Вокзал Киева по строению чем-то напоминает самарский — тот же зал ожидания над путями, центральный корпус со спуском в город. Вокзал уютный, но несколько убитый — нет ощущения, что это именно ворота в столицу суверенного государства. У выхода — традиционные «такси, такси», о ценах осведомляться не стали. Багажа немного, почему бы не прогуляться до гостиницы?

Это была ошибка. Дело в том, что Киев — город с очень сложным рельефом. Если вы предпочитаете пешие путешествия, будьте готовы к дополнительным нагрузкам. В горку, потом в крутую горку, потом под неё — и опять в гору. И так всю дорогу.

Вдобавок нам не слишком повезло с погодой. Московская июльская жара в Киеве сошла бы за прохладу — город буквально раскалился. Полный штиль, ни ветерка. Несмотря на то, что через город протекает великолепный могучий Днепр, речной свежести не чувствуется даже невдалеке от него — возможно, влияние рельефа. Или день такой выдался.

Язык и общение

Киев — город двуязычный. Нам не попалось ни одного человека, который отказался бы понимать по-русски. Мы уже были готовы действовать, как до этого в Польше — сначала пытаться завязать диалог на английском, а потом «снизойти» до русского. (Кстати, и английским, и русским в Польше владеют примерно одинаково, то есть никак). Нет, никаких проявлений «незалежного» национализма, никаких гримас и выражения недовольства.

Люди несколько более общительны, чем в среднем по России. Однако — и тут, как правило, не везло моей супруге — время от времени мы нарывались на ор и хамство. Обменник, сигаретный киоск, ещё что-то — при уточняющем вопросе собеседница мгновенно переходила на крик, как по-русски, так и по-украински (или на суржике, я не знаток украинского языка и не могу оценить).

В общении русскоязычные встречались чаще — из 10 человек на улице на украинском говорили максимум двое. При этом вся реклама, объявления, СМИ — естественно, на государственном языке. Выглядит это, мягко говоря, шизофренично.

Что касается самого украинского языка, то я никогда не был сторонником идеи, что это «малоросский диалект русского», и такого языка не существует. Славянских языков много, и все они имеют и сходства, и различия. Через полчаса общения два любых славянина найдут в буквальном смысле «общий язык» — я в убедился в этом на примере Словакии.

Украинский язык звучит красиво, но несколько непривычно для москальского уха. Беда в том, что слова из украинского языка высмеивались столичной интеллигенцией: персонаж из глубинки обязательно говорит «шо це було», и так далее. Поэтому воспринимать всерьёз поначалу тяжело — наверное также, как общаться с чукчами и вспоминать при этом миллионы анекдотов про них. Мне после трёх недель в Словакии было проще, а вот супруге непривычно.

Вообще красота славянских языков — отдельная очень большая тема. Иногда кажется, что из всей группы именно русский — самый неславянский, из-за очень большого числа заимствований.

Обмен валюты

Специально выделяю этот момент отдельным пунктом. На момент нашего путешествия курс гривны к рублю был примерно 1 к 3,6, то есть за одну гривну просили 3 рубля 60 копеек.

Однако в Киеве все обменники были украшены надписями «курс 2,72», что несколько сбило нас с толку. Оказалось, что это «кросс-курс», обратная пропорция. То есть за тысячу рублей вам дадут 272 гривны. Поначалу мы бросились перепроверять, как так вышло. Судя по реакции сотрудницы обменного пункта, мы не первые россияне, у которых возникли подобные математические затруднения.

Цены

Нельзя сказать, что Киев — дешёвый город. Дешёвый город — это Варшава, где можно посидеть в ресторане менее, чем на 1000 рублей. Но и дорогим его назвать сложно. Многие российские провинциальные города окажутся вдвое дороже. В таком случае я постоянно вспоминаю Спас-Клепики Рязанской области, куда корреспонденты «Свободной прессы» ездили для репортажа о лесных пожарах. Ужасающая местная гостиница стоила 1500 рублей за ночь.

Цены на продукты где-то в полтора раза меньше московских, услуги тоже относительно дёшевы. Мороженое — 5 гривен, квас — 12, а больше по жаре ничего и не надо было. Великолепный еврейский ресторан «Цимес» (рекламирую бесплатно) обошёлся нам в 300 гривен на двоих, а упаковку мацы нам завернули с собой. Порции в общепите огромные, в Москве таких просто не бывает.

Еда

Любители хорошо, вкусно, плотно пообедать на Украине не будут разочарованы. Впечатления только положительные. Готовят вкусно даже в заведениях общепита, вроде «Пузатой хаты» (ближайший аналог — «Му-му», только дешевле раза в три). Как уже писал выше, порции просто огромные. Заказывая по московской привычке несколько блюд, понимаешь, что половину просто невозможно доесть без риска лопнуть.

Транспорт

Так как мы перемещались в основном пешком и только по центру города, о транспорте получили самое поверхностное представление. Троллейбус мы видели в единственном экземпляре, трамвай присутствовал только в виде ржавых рельс, которые местами демонтируют.

Во множестве встречаются маршрутки — более вместительные, чем «Газели» и «Форды», привычные москвичам, и чуть более современные, чем ПАЗики-гробовозки, используемые в остальных российских городах. Та же, как говорит эксперт в этом вопросе Михаил Блинкин «африканская транспортная система».

Отдельная тема — киевский метрополитен. Первое, что потрясает — это обилие рекламы. Она буквально везде. В вагонах во множестве установлены ЖК-экраны для трансляции роликов. Стены обклеены объявлениями, причём явно санкционированными. Как и переходы, и сами станции. Вместо ламп на эскалаторах — рекламные короба с подсветкой.

Но больше всего поразили проекторы: на стену станции, как на киноэкран, проецируется рекламная картинка. Вообще демонстрационный проектор — штука недешёвая, более того — установленная в нём мощная лампа имеет достаточно короткий срок службы. Но, очевидно, окупается и этот вид рекламы.

Но при этом вход в метро стоит в буквальном смысле копейки — 2 гривны, или около 7 рублей. В качестве билета используются жетончики — как в Санкт-Петербурге и Самаре.

Народу в метро, несмотря на выходные, было достаточно много, но с московской теснотой, конечно, сравнить нельзя. Ещё одно отличие — эскалаторы. Правило «стоим справа, проходим слева» не действует, люди занимают обе стороны. Зато сам эскалатор едет явно быстрее — по ощущениям, раза в полтора. При этом всё равно все ступеньки заняты. «Эскалаторы в московском метро ускорять бессмысленно», как обычно говорят специалисты — полная ерунда.

Правоохранительные органы

Вот основное отличие Киева от Москвы и других российских городов — практически полное отсутствие милиции/полиции в зоне видимости. За час пребывания в Москве можно на спор насчитать 50−100 «серых шеек» в непосредственной видимости. В Киеве не так: да, изредка попадаются патрульные экипажи. Кажется, пару раз видели прогуливающихся правоохранителей. И всё.

Аналогично обстоят дела с охранниками, шлагбаумами, и прочими атрибутами силовой составляющей общества. Не хотелось бы ошибаться, но с бездельниками в форме в Украине намного лучше.

Единственный конфликт с органами у нас случился около здания Службы безопасности Украины (СБУ): я сфотографировал здание, ко мне из будочки выскочил охранник, который очень вежливо («будь ласка) попросил снимок стереть. Я подчинился.

Кроме того, дежурный в гостинице предупредил, что «по закону курить в центре города запрещено», и если «поедет ППС, выкинь сигарету». Соответствует ли это закону или местная милиция просто зарабатывает себе таким образом, неизвестно.

Днепр. Набережная. Пляж

Днепр — «внутренняя» река Киева, город расположен на обоих берегах. На правом берегу — исторический центр, на левом — спальники. Соединяют эти районы несколько мостов, в том числе один пешеходный и метромост.

По пешеходному мосту можно добраться до городских пляжей. Они находятся на островах Днепра, то есть не принадлежат ни одному, ни другому берегу. Постоянного жилья там, кажется, нет, что к лучшему.

В июле вода уже вполне прогрелась для купания. По той погоде, которую мы застали, пляжный отдых был самым разумным дневным досугом. Тем более, что некоторые пляжи оборудованы тентами, лежаками и прочими приятными удобствами. Вода относительно чистая. В том месте где отдыхали мы, направо от пешеходного моста, берег обрывистый — три-четыре шага и уже нужно плыть.

А вот на набережной Днепра делать нечего. По большей части она пустынна — настолько необитаемую набережную я видел только в Братиславе. А уж по сравнению с набережными волжских городов, где кипит жизнь — это просто пустыня. Единственное исключение — речной вокзал. Но туда соваться не стоит, и вот почему.

У нас есть традиция — если в городе, который мы посещаем, есть море, река, любой водоём, то обязательно должны взять экскурсию на лодке или прогулочном катере. Панорама города с воды — это часто не менее увлекательно, чем прогулки по центру. Но не в случае Киева.

Ещё на подходах к речному вокзалу голова начинает болеть от криков: «прогулка по Днепру, всего 100 гривен». Десятки зазывал орут в мегафоны, раздают флаеры, приглашают пройти к тому или иному причалу. Ближе к вечеру предложение дорожает, прогулка стоит уже 150 гривен — зато обещают «бесплатные напитки» и «дискотеку на борту». Последнее должно было нас насторожить, но мы слишком устали, и не обратили внимание. А надо было.

Во-первых, оказалось, что Киева с воды практически не видно. По берегу идёт парковая зона, которая почти полностью закрывает собой город. Выглядывает только монумент Родины-Матери и Киевско-Печёрская лавра, главная колокольня которой всё равно на реставрации. Смотреть, по большому счёту, не на что.

Во-вторых, та самая дискотека оказалась плавучим адом. Колонки с попсой врубили сразу после отплытия, и я ни секунды не сомневался, что это максимум их громкости. Я ошибся — когда наша «Москва» легла на обратный курс, мощность увеличили вдвое. Таких песен я никогда не слышал, и, надеюсь, никогда не услышу снова. Ядрёная смесь украинской и российской эстрады, и не поймёшь, чья хуже.

Гимном этой дискотеки стал трек неизвестной мне группы со словами «Приезжайте к нам в село — чиксы, триппер, лавандос». Опять вспомнил «селюков», поработивших Киев. И, естественно, неизбежный «Владимирский централ» в хитрой танцевальной обработке.

«Танцпол» дискотеки был на корме, и там в принципе не могло поместиться более десятка танцующих. Впрочем, реально их было ещё меньше — остальные пассажиры откровенно страдали.

Чтобы все купившие билет в полной мере насладились прогулкой под музыку, наш теплоходик максимально замедлил ход. Над водой полный штиль, солнце зашло, но прохладнее не стало. И музыка. Нет, прогулка по Днепру была явно лишней.

Что смотреть?

Исторический центр Киева неплохо сохранился. Конечно, совсем старых зданий немного, но зато сама атмосфера Города чувствуется — в отличие от России, где почти любой населённый пункт за последние два десятка лет потерял больше красивых домов, чем при бомбёжках и оккупации.

Естественно, стоит прогуляться по Крещатику. Нас он не сильно впечатлил — улица как улица, но побывать в Киеве и не пройтись там, как-то противоестественно. Аналогичное впечатление от известного Майдана Незалежности — фонтаны, много позолоты на памятниках, а в целом картинка какая-то странная. Манежная площадь по-украински.

Очень понравился Михайловский монастырь — точнее, не он сам, а высоченная колокольня, вход в которую стоит всего 8 гривен. Оттуда открывается замечательный вид на город, да и сам по себе подъём немного щекочет нервы. Впечатляет парк Победы и Родина-Мать («Батькивщина-Мати»). Масштаб чуть меньший, чем в Волгограде, но само по себе сооружение посетить стоит. Щит Матери по-прежнему украшен гербом Советского Союза.

Рядом со статуей есть парк военной техники. Вход туда платный. Но больше всего расстраивает запрет трогать выставленные экземпляры. Залезть на них тем более нельзя. Почему так — неизвестно. Вряд ли туристы могут сильно повредить танки или самоходки. В таких парках должны играть дети сотнями, а не прогуливаться скучные иностранцы с фотоаппаратами.

Как узнать сатанистов

Пожалуй, самая неприятное впечатление от всей поездки — это визит в Киево-Печёрскую лавру. Вообще все виденные нами православные церкви сверкают свежей позолотой — и её действительно слишком много. От обилия быстро устаёшь, и с ностальгией вспоминаешь католические храмы, у которых вся роскошь спрятана внутри. Зачем эта цыганщина, не совсем понятно.

Но Киево-Печёрская лавра — это отдельное явление. Управляют ею, как сообщает Википедия, пополам московский патриархат РПЦ и министерство культуры Украины. Часть территории — это действующий монастырь, часть отдана на откуп туристам.

Билеты на территорию продаются у входа. За 26, кажется, гривен турист получает доступ почти ко всем публично доступным объектам лавры — включая катакомбы. Можно гулять самостоятельно, а можно дождаться формирования группы с гидом.

Вот тут мы совершили очередную ошибку. Мы решили, что без гида нам никак не обойтись. Нам досталась жутко болтливая, удивительно тупая и постоянно хамящая тётка, «экскурсовод высшей категории». Какой бред она несла, рассказывая о том или ином объекте — не передать. Надо было, конечно, записывать.

Где-то в середине экскурсии она отвела группу на боковую улочку и стала объяснять, что сейчас все мы просто обязаны посетить церковную лавку. И не просто посетить — а купить «иконку с капелькой мощей святого Агапита». (Судя по википедии, Агапит умер 1095 году. Он прославился своей безвозмездной помощью больным, приобрёл большую известность исцелением труднобольных посредством молитвы и зелья, которое принимал сам и давал больному. Согласно жития, исцелил киевского князя — Владимира Мономаха. Считается первым врачом на Руси).

Якобы, «капелька мощей» исцеляет все возможные заболевания. Долго и путано экскурсовод рассказывала, как какой-то из визитёров привёз образец товара домой, и ему стало сниться, что капелька прожигает ему штаны (иконка лежала у него в заднем кармане). И сон преследовал его до тех пор, пока он не догадался отдать «капельку мощей» своей смертельно больной сестре. Сестра, естественно, тут же встала на ноги. «Я читала о чудесах, творимых Агапитом в летописях, но я им не верила — летописи же можно подделать, историкам их заказывали. А это свидетельство живого человека. Невероятно, но факт!»

На этом этапе мы поняли, что дальше это терпеть бессмысленно. Мы отправились искать катакомбы — в общем-то, ради них мы и пришли. Долго шли через бесконечные торговые ряды. Торговали всем — и не обязательно церковным. Украшения, медовуха, деревья какие-то. Окончательно взбесила лавка шарлатанов, предлагающих сфотографировать и «прочистить» ауру. Я человек не слишком религиозный, но как вообще РПЦ относится к ауре? Признаёт её существование?

Наконец, мы дошли до катакомб. На входе надо обязательно купить по свечке (2 гр.), так как под землёй нет источников других источников света.

Что такое катакомбы? Это узкий белёный лаз, в котором нет вентиляции, и, соответственно, кислорода. В боковых проходах стоят раки с мощами, у которых, под которыми молятся, плачут, бьются в истерике паломнике. Тут же толпами бродят туристы, для которых чужой религиозный экстаз — дополнительный аттракцион. Выбежали мы оттуда в ужасе.

Я мало что понимаю в религии, но если бы я был сатанистом — таким, настоящим поклонником дьявола — я бы не придумал ничего лучше, чем то, что твориться в Киево-Печёрской лавре. В надвратной церкви есть фреска с известным библейским сюжетом — Христос изгоняет торговцев из храма. Мне показалось, что не зря задний план фрески больше похож на Киев, чем на древний Иерусалим. Увы, раньше второго пришествия нынешних уродов никто не выгонит.

Стоит ли ехать?

Как ни странно — да, стоит. К сожалению, Киев, это не «Европа, где говорят по-русски». Но и не совсем Россия, хотя во многом её напоминает. Общее впечатление от этого города — скорее положительное, а отрицательные моменты — они везде есть. Просто не стоит соваться туда, где вам наверняка не понравится. Если будет возможность, я обязательно съезжу в Киев ещё раз.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня