Путешествия

Волчьи тундры: живописные прогулки по острию ножа

Путешествие по горному хребту Кольского полуострова

  
3770

Волчьи тундры - горный хребет на Кольском полуострове, раскинувшийся на 25 километров. Хребет напоминает огромные застывшие волны. Недаром местные жители — малочисленный финно-угорский народ, более известный в России как лопари — называют Волчьи тундры «Намбдес тундры». Что и переводится как «большая волна». Удивительное место, где в конце июня снег еще лежит, а в конце августа — уже начинает ложиться.

За два-три месяца, пока заполярное солнце проявляет благосклонность к Волчьим тундрам, природе предстоит успеть многое: вырасти, размножиться и к холодам накопить силы. Дело непростое: и не вся растительность с ним справляется. Потому та часть Волчьих тундр, что выше 300 метров, покрыта лишь мхами, лишайниками, полярной берёзкой и мелким кустарником. Все, что ростом повыше, погибает в суровую зиму, ломается ветром. И ни дорог, ни строений, ни других следов человека. Только с восточного склона хребта на горизонте можно разглядеть неприглядные индустриальные пейзажи: уродливые дома и высокие трубы.

Волчьи тундры, выражаясь мягко, не самое излюбленное место туристов. Как правило, если и приходят сюда в поисках острых ощущений, то в компании друзей или единомышленников. Сергей Запутряев, опытный походник, изучил Волчьи тундры вдоль и поперек.

С ним мы познакомились случайно менее года назад. Еще тогда Сергей вызвал во мне противоречивые чувства: то ли «просто» удивительный человек, то ли не «от мира сего»… Согласитесь, кто же в полном одиночестве гуляет по тундрам, где дикие звери, опасные склоны и полное отсутствие связи с внешним миром? Нет даже возможности в случае чего-то непредвиденного, отправить смс с призывом о помощи.

Но по мере разговора становится ясно: Сергей - удивительный человек старой формации, которому не по душе огромный мегаполис с воздухом, перемешанным с гарью и выхлопными газами. Одиночные походы — потребность души, желание прикоснутся к чуду.

Сергей рассказывает:

— Меня почему-то привлекают именно северные горы, а выбор, к сожалению, невелик — Кольский полуостров да Полярный Урал. Так что Волчьи тундры — почти вынужденный выбор. В эту местность добираться сложнее, чем в Хибины и Ловозеры — тяжёлые броды и заповедник, но, как следствие, «незатоптанность» и чистота. Увиденное перевешивает возможные опасности.

Он не так безрассуден, как кажется на первый взгляд:

— Шею свернуть можно где угодно, не только в одиночном походе. Естественно, у меня всё тщательно продумано: одежда, снаряжение, еда. Всё — по минимуму, чтобы не тащить ненужное. 400 граммов сухих продуктов на день, легкое снаряжение и фотоаппаратура. Получается 7−8 килограммов стекла и металла.

«СП»: — И сколько времени можно провести в тундре с рюкзаком за плечами?

— Как минимум — две недели. Меньше нет смысла. Полноценный отдых начинается только через три-четыре дня. А если планировать поход в Волчьи тундры на срок более двух недель, то придется припасов много тащить — тяжело.

В последний раз ходил по осени, когда уже прохладнее, нет кровососов. Но и день уже короткий, а ночи тёмные… Поэтому живу вместе с солнцем: дружно встали — дружно сели.

Не торопясь иду, отдыхаю, останавливаюсь у всяких «интересностей» — поснимать. На быт трачу минимум усилий — газ, кипяточек, «скороготовая» еда. Но непременно ритуальный, неторопливый китайский чай из стеклянного чайника с созерцанием чайных листиков и окружающего пространства. Несколько утомляет длинная ночь, но, если повезёт с луной, то выхожу на ночные съёмки…

«СП»: — А как же хищные обитатели тундры? Не пугают?

—  Напротив, встречи со зверушками — самое интересное в походе. Заяц, который выпрыгивает из-под ботинка, суетящиеся лемминги, занятые своими важными делами тетерева и куропатки, гуси, летящие клином. Только по весне, когда натыкаешься на медвежий след, становится неуютно. Мало ли что может взбрести в голову голодному медведю? А осенью даже этот лютый зверь не страшен — он сыт и любопытен.

Встречался с большим стадом оленей — не меньше полусотни. Наблюдал невероятное зрелище — схватку. Встречались и любознательные куропатки. С интересом разглядывали меня с пары метров. Но стоило остановиться — улетели. Одним словом, в Волчьих тундрах живешь как в детской сказке.

«СП»: — И совершенно нет страха?

—  Страхов и прочих волнений, пожалуй, нет. В Волчьих тундрах всё такое знакомое, размеренное, правильное, понятное. Испытываешь только восторг от полной свободы, от окружающего великолепия, от чудесной погоды. Это неважно, что сутками льёт дождь, что ветер сбивает с ног, что мокро и холодно — погода всегда замечательна. Просто понимаешь это потом, когда вернешься в домашний уют. И одновременно острое чувство полной, абсолютной ответственности. Когда неверный шаг, незначительная оплошность, могут стоить жизни. В общем, странное сочетание — свобода делать всё, что угодно, но на лезвии ножа. В некотором смысле, такая прогулка, это шок. И физический для организма, и эмоциональный для души. После него многое воспринимается совершенно иначе.

«СП» — Если не пугает одиночество, то, может быть, легенды о тундрах? Ведь лопари убеждены в том, что Волчьи тундры населены духами

— Солнце, ветер, ручей, камень, ледничок, березки, собственная тень… С ними знакомишься, общаешься, дружишь, ссоришься, прощаешься… Они вполне одушевленные и вовсе не мистические. А леших и прочей нечисти в тундре нет.

Зато там живут звуки. Нет, не простые и привычные — не свист ветра, не рев ручья, не грохот камнепада, а звуки гор. Они могут звать, могут пугать, могут вскружить голову, могут остановить или заставить бешено биться сердечко… Есть соблазн показаться умным и объяснить эти звуки инфразвуковыми резонансами, чем-то вроде гигантского свистка из гор и валунов, но мне кажется, что в них есть что-то живое, что-то разумное… На Кольском они встречаются очень редко, а на Полярном Урале их много. Но однозначно: в природе Севера есть что-то осмысленное. Может быть, это действительно духи, которые охраняют свой дом.

«СП»: — А реки, озера, которыми богаты Волчьи тундры? Они представляют опасность для походника?

—  Да, воды в Волчьих тундрах предостаточно. Горы в складках, между ними мелкие озерца, и большие озёра вокруг. Большие без плавсредств не преодолеть. А мелкие, как правило, можно обойти.

Иногда приходится идти по заболоченным берегам. Но болота тут неглубокие — в метре от поверхности либо камень, либо вечная мерзлота. Кроме этого, постепенно вырабатывается навык — по растениям определяешь, где можно идти, а где не стоит.

Встречается удивительное явление — болото на заметном уклоне. Казалось бы, вода должна стечь — нет, стоит, вполне можно увязнуть. В углублениях ущелий обходить озерки сложнее, не всегда удаётся пройти поверху — скалы почти отвесно спускаются прямо в воду. Тогда приходится топать по воде. А водичка прохладная, температура — чуть больше нуля. Обжигает.

Непросто пробираться и по склонам рядом с рекой Вайкис. Склоны крутые и заросшие стеной берёзок, осинок. Протиснуться между ними с рюкзаком — большая проблема. Нагрузка больше на руки, чем на ноги.

В тундре множество мелких ручьев, но есть и реки посложнее. Вайкис широк и обилен, а дно в крупных скользких камнях — на них не удержишься, а между камнями нога проваливается в неизвестность.

Река Купесь — неширока, но глубока. Воды по пояс. Скорость течения — на грани сноса. Помогает рюкзак — увеличивает вес. По-хорошему, на таком броде надо бы уже верёвку навешивать…

Вообще, на Севере воды много, очень много. Со всех сторон — и сверху, и снизу, и сбоку (с травы и кустов). Ноги сухие только в первый день. Но зато жажду всегда есть чем утолить — ручьи чистейшие.

И идешь, идешь, идешь… Любуешься на нетронутую человеком тундру, наслаждаешься тишиной, жадно вдыхаешь чистый воздух. Природа Севера фантастически красива!

«СП»: — И даже после двухнедельных прогулок по тундре уходите с грустью? И обещаете вернуться?

— У меня особая тактика поведения в походах: иду, не оставляя следов. И прощаюсь с тундрой также тихо и незаметно. Всегда забираю с собой необычный сувенир — камень. Больше и брать нечего. Ведь чем и богата тундра, так это небольшими кустиками и камнями. Подобных «сувениров» у меня уже скопилось много.

Вот так и проживаю время — от похода до похода. Просматриваю красивые фотографии да любуюсь на камни — хранилища воспоминаний.

Фото из личного архива С. Запутряева

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня