18+
четверг, 8 декабря
Новости в жанре видео

В Москве «выкурили» дотла домик Бунина и Венечки Ерофеева

По словам очевидцев, пожарные не торопились тушить артефакт русской культуры, скорее — наоборот…

  
26

В ночь со 2 на 3 декабря сгорела знаменитая «Дача Муромцева» на 5-й Радиальной улице — последнее старинное деревянное сооружение бывшего дачного района Царицыно. Это был дом с богатой историей. В начале ХХ века здесь распологалась загородная дача Сергея Александровича Муромцева, председателя Первой Государственной Думы России. Как говорят, он писал здесь проект своей Конституции страны. На даче часто гостил Иван Бунин. Здесь он впервые встретился со своей будущей женой Верой Николаевной, племянницей Муромцева.

В 70-е годы в доме подолгу жили писатель Венедикт Ерофеев и художник Константин Васильев. Здесь Васильев написал первый вариант своей знаменитой «Девушки со свечой» (Ожидание). Здесь переписал «Вольгу» и «Позднюю осень». Дом окружен садом и деревьями из оставшейся еще липовой аллеи, которая упоминается в произведениях Бунина. По словам жильцов, пожарные не торопились тушить огонь, который в начале был совсем небольшим. В итоге, знаменитая Дача Муромцева сначала сгорела дотла, а после превратилась в обледенелое пепелище, которое погорельцы сторожат от мародеров.


ottenki-serogo: Вчера вечером жители дачи Муромцева предложили встречу представителям СМИ, чтобы обсудить, что им делать дальше: «Так могут поступить с любым из нас в любой момент. Надо учиться выживать вместе». Акции как таковой не было. Музей продолжал тлеть, и к назначенному времени сочувствующих людей уже ждала милиция, не пропускавшая никого под предлогом работы пожарных, которые приехали почему-то именно сейчас. А вещи погорельцам приходилось передавать через забор, упрашивая стражей порядка подойти к нему. Поняв, что народа собирается очень много, дорога была перегорожена машиной ОВД, и ей на подмогу приехал милицейский автобус. Но все же, к 12 часам, критическая масса просочившихся на территорию людей была достигнута, и милиция перестала мешать журналистам снимать репортажи.

Жильцы — 6 семей, примерно 25 человек, уверены, что поджог был спланирован. Дом давно находился под угрозой уничтожения, на его месте администрация парка «Царицыно» планировала построить склад для хранения уборочной техники. Люди, семьи которых прожили здесь несколько поколений, стояли за него насмерть и уезжать не хотели (а многим и некуда было уезжать).

В 90-е годы они своими силами создали в этом доме народный музей истории старого Царицына. В экспозиции музея — предметы из дачного дома Муромцевых, документальные материалы, старинная мебель, предметы быта, автографы писателя Ерофеева. Здесь проходили творческие встречи, ставились театральные постановки. Дом был одним из центров культурной жизни окрестного района.

Мы связались с Александрой Черняк, которая с мужем Николаем Болдыревым и двумя детьми жила раньше в знаменитом доме. Она рассказала подробности происшедшего.

«СП»: — Что сейчас происходит на месте пожара?

— Дом превратился в обледенелые развалины, только недавно он перестал дымиться. Детей развезли по знакомым, а сами караулим то, что осталось, поскольку милиционеры, тоже охраняющие территорию, странно ухмыляются и бросают реплики, что, мол, пора все сносить. Нам помогают активисты «Архнадзора», дежурят вместе с нами. С самого утра звонят люди и предлагают различную помощь — одежду, продукты, деньги. Мы все еще в шоке. Не спали две ночи… Сейчас вообще очень сложно разговаривать… Дома теперь у нас нет.

«СП»: — Вы считаете, что это был поджог?

— Избавиться от дома пытались давно — мы судились, доказывали что-то. Нам грозились, что все равно выкурят. Вот так и получилось. А накануне пожара приходили какие-то очень странные люди. Они представились милиционерами, стучались, просили открыть и спрашивали улицу, находящуюся совсем в другом районе. Я не стала им открывать двери, поскольку они вели себя как-то подозрительно. Пожар начался ночью, в квартире на первом этаже, в которой никто не жил. Странным образом в ней оказались открыты окна (разумеется не жильцами). А пожарные потом говорили, что мол, такая погода, как сейчас, самая оптимальная для хорошего пожара — морозно и ветренно.

«СП»: — Почему они не смогли потушить пожар?

— Они особенно и не старались. Хотя, вначале тушили как полагается, и мы думали, что поскольку возгорание небольшое, его быстро потушат. А затем приехало их начальство. И началось что-то странное. Тушить пожар просто перестали, сказав, что получили команду не сохранять дом, поскольку он никому не нужен. И только милиционер, тоже проживающий в этом доме, получил возможность спасти свои вещи: воду из брандспойтов лили только на его квартиру. У остальных не осталось ничего: документов, верхней одежды, сгорели ценные книги, компьютеры, детские коляски… Полностью ущерб пока не подсчитан — внутри дома разгром.

«СП»: — Все, что было в музее, тоже сгорело?

— Кое-что нам удалось спасти, но немногое. Все же мы надеемся, что на пепелище удастся найти еще какие-то вещи — фотографии, автографы, знаменитый бинокль, из которого Венечка Ерофеев мониторил из окна квартиры очереди окрестных магазинов… К сожалению, мы уже столкнулись с мародерством — на наших глазах пожарники и милиционеры вынесли железную лестницу, микроскоп XVIII века — экспонат музея, старинную кресло-качалку. Мой муж попробовал остановить одного мародера, когда он пытался что-то вынести. Но тот схватил его за куртку так, что она треснула по швам и оттолкнул. Что мы им сделаем — они здоровые лбы.

«СП»: — Что вы планируете делать дальше?

— Пока милиция «неофициально» предупредила, что нас могут выдворить с территории «силовыми методами»: мол, нечего нам здесь находиться. Мы не хотим идти на конфликт, но что делать не знаем. Администрация района предложила нам временное жилье сроком на неделю. Мы отказались. Эта неделя никакой роли не сыграет, за это время мы не то что нового жилья себе не найдем, но даже и посуды купить не успеем. Вероятно, позже будем снимать квартиру. Мы бы очень хотели восстановить дом, но, вероятно, это не осуществится и на его месте скоро появится склад для техники.


arch_heritage:

Сегодня с утра мы с сыном поехали на 5-ю Радиальную улицу. Раньше там была знаменитая Дача Муромцева — а теперь дымящиеся, хоть и обледенелые развалины, вода, вышвырнутые наружу вещи и забившаяся от ужаса в будку овчарка.

Пока милиция «неофициально» предупредила Болдыревых, что их могут выдворить с их территории «силовыми методами»: мол, нечего вам здесь находиться. Когда приехали мы, нас пустили спокойно. Правда, сказали для порядка, что, мол «а все оттуда уехали» — мы сделали морду кирпичом и ответили, что созванивались по мобильнику и несем вещи.

Жильцы дома всеми силами будут сопротивляться провокациям и точно не собираются идти на конфликт с милицией. Но — как мы знаем — было бы у кого надо желание, и оно исполнится.

Ждут помощи и содействия. Хотя бы — присутствия кого-то еще, чтобы действительно не началось выдворение, мародерство и т. п.

Кирилл ходит в мокром ватнике и сушит перед печкой перчатки: с оставленного гидранта пожарные сняли регулятор, там либо мощный водомет, либо ничего. Каждые минут 20 ходит тушить очередной горящий кусок дома.

Я не знаю, на что они надеются. Я честно записала, что им требуется: человек с ноутбуком (модем и Йота вроде есть) для выхода во внешний мир не только по мобильнику. Ну, если кто-то придет на подмогу и дежурство (что очень желательно) — спальники, палатка (на территории участка есть деревянная сцена-помост, куда эту палатку можно поставить). Продукты, наверное.

Они в шоке и в растерянности. Они не спали две ночи и, мне кажется, с трудом соображают, что им, собственно, требуется. У них теперь вообще нет дома. Никакого, ни с богатой историей, ни без.

Даю на всякий случай контактные телефоны:

Александра: 8 916 516 77 72

Кирилл: 8 926 586 37 56

Болдырев-старший, глава семьи: 8 985 764 14 38.

Если есть желание помочь (вещами, продуктами, личным присутствием, теплой машиной или как-то еще — звоните им). От комментов здесь толку не будет.

Их наказали за строптивость. За упрямое желание жить в собственном доме и хранить собственную память и общую историю. Их иск так и лежит в Верховном суде. Что такое правосудие перед горящими головешками, инвестициями и уборочной техникой. И кто такие эти Бунин, Ерофеев, Муромцев… интеллигенты вшивые. Как и мы все, дорогие неинвесторы и немилиционеры.

И я давно не ощущала такого мерзкого чувства беспомощности, как в этой бане, за стенкой которой тарахтит дизель и кое-как горит железная печка.

Мне было стыдно за это перед собственным 16-летним сыном. Очень стыдно. Я не могу объяснить нормальному подростку, почему так происходит. Какого хрена так мало могу сделать я. И почему сильные именно те, кто силен. А не те, кто — нормальный и приличный человек. И какого пенделя еще надо дать приличному человеку, чтоб он помог другому приличному — но безденежному, не приближенному к власти и т. п. И сколько раз еще надо поднимать скандалы и кусать власть и бизнес за чугунные жопы, чтоб они эти жопы соизволили поднять. Но кусать-то некому, кроме нас.


Из досье «СП»:

Сергей Муромцев приступил к постройке дачи 15 июня 1893 года. Дача была в шведском стиле (определение Бунина) и стоила 19.800 рублей. На этой даче составлялся проект так называемой «муромцевской Конституции» и сочинялись разные документы к земгоровским съездам, т.е. дача служила местом регулярных полуподпольных политических собраний первопроходцев пресловутого «русского парламентаризма». После смерти Муромцева, 4 октября 1910 года, владелицей дачи становится его вдова, артистка московских театров Мария Николаевна Климентова-Муромцева. Во время Мировой войны она продает владение купеческой вдове Раисе Ивановне Власовой. Дача конфискована 25 сентября 1918 года, в ней размещен военный комиссариат, а после отражения Деникина — школа, в народе называемая «Власовкой». В 1937 году школе построили новое кирпичное здание, а в этом старом, деревянном, стали жить учителя.

В 1990 году владение передали коммерческому центру «Меркурий», который через год списал его со своего баланса. С тех пор в городских списках здание не значится. Дом поставили под снос. Семейство Болдыревых обитало на бывшей даче Муромцева более 70 лет. Жива 103-летняя бабушка, въехавшая сюда в 1938 году, теперь в доме растут её правнуки. Эта семья водила дружбу с многими знаменитыми деятелями культуры ХХ века — здесь гостили скульптор Клыков и художник Васильев, молодой Глазунов, бывало, наведывался. В саду репетировал свои первые пьесы театр Юхананова. Не так давно частым гостем был убитый американский журналист Пол Хлебников. Но самая главная, трудно переоценимая страница новейшей истории дачи Муромцева — имя Венедикта Ерофеева. Классик подолгу жил в доме, здесь писал работу «Василий Розанов глазами эксцентрика», под растущим в саду кустом сирени читал друзьям «Вальпургиеву ночь».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня