Виражи военного экспорта России

Могут ли Украина и Китай потеснить нас на мировом рынке вооружений

  
11946
Виражи военного экспорта России

Российские производители становятся все менее конкурентоспособными на мировом рынке оружия и уже вынуждены были уйти из трех десятков его секторов. Об этом 27 марта заявил председатель группы советников гендиректора «Рособоронэкспорта» Александр Бриндиков.

По его словам, это связано с «внутренними проблемами», в частности, с пробелами в области электронно-компонентной базы (ЭКБ).

— В результате, к примеру, на рынке бронетехники Россию все сильнее теснят Германия, Китай и даже Украина, активизировавшая поставки бронетранспортеров. И здесь мы ушли, мы стали неконкурентоспособными. У нас возникли проблемы с промышленностью, с поставкой этой техники, — отметил Бриндиков.

К числу отраслей, где российским оружейникам становится все сложнее конкурировать с иностранными производителями, он отнес рынок артиллерийских систем и боеприпасов к ним.

— Мы занимаем плохие позиции в области артиллерийских систем и современных выстрелов, хотя раньше ничем не уступали той же Швеции, — пояснил Бриндиков.

В конце ноября 2014 года в «Рособоронэкспорте» прошло совещание, на котором обсуждались проблемы разработки и производства поставляемого на экспорт артиллерийского вооружения. Однако участники той встречи наоборот отмечали успехи российских производителей.

Отметим, что 27 марта глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Александр Фомин заявил, что за последние 11 лет поставки российских вооружений за рубеж выросли втрое. Экспорт российского оружия в 2014 году превысил 15,5 миллиарда долларов. Текущий портфель военных заказов ФСВТС составляет 48 миллиардов. Как отметил Фомин, РФ восстановила военно-техническое сотрудничество с Нигерией, Намибией и Руандой, заключив в 2014 году контракты по военным поставкам в эти страны. «Сейчас в портфеле заказов ФСВТС на азиатские страны приходится около 60%, на Африку — свыше 30%. В последнее время набирает обороты ВТС России со странами Латинской Америки — Венесуэлой, Перу, Аргентиной, Бразилией — экспорт в эти страны составляет пока 5%», добавил директор ФСВТС.

Правда, в этом году, по мнению службы, ситуация с экспортом оружия будет непростой.

— В первую очередь, это связано с блокирующими секторальными санкциями, нарушением промышленной интеграции, в первую очередь, с предприятиями Украины и сложившимся в результате этого дефицитом комплектующих, — сказал Фомин.

Возникают вопросы: если, как сказал Бриндиков, российские промышленники становятся все менее конкурентоспособными на мировом рынке оружия, то почему наш экспорт вооружения не падает, а наоборот растет? В каких сегментах мы выигрываем? Действительно ли Украина и Китай могут серьезно потеснить РФ на традиционных и новых рынках вооружений?

Заместитель директора Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Владимир Шварев полагает, что Бриндиков сгустил краски, ведь по ряду секторов мирового рынка оружия Россия и раньше была мало конкурентоспособна.

— Я имею в виду беспилотные летательные аппараты, различные типы радиоэлектронной аппаратуры, связи, командования и т. д. В этих сегментах мы традиционно были представлены слабо. Правда, в последнее время ситуация в сфере БПЛА потихоньку меняется, например, мы заключили несколько контрактов по легким беспилотникам, в том числе с Вьетнамской аэрокосмической ассоциацией (VASA).

Что касается тех секторов, о которых сказал Бриндиков. В области артиллерийских систем с точки зрения экспорта традиционно лидирует Швеция. Сильные позиции здесь имеют США и Великобритания. Но и мы свою нишу в этом сегменте не уступаем. Поэтому, я думаю, Бриндиков имел в виду обострение конкуренции.

Основная доля продаж у нас приходится на такие дорогостоящие системы, как авиационная и военно-морская техника. По сравнению с ними, сегмент бронетехники в ценностном выражении несравнимо меньше, и у нас в общем балансе он составляет 4−5%. Поэтому уступая в некоторых секторах, мы поддерживаем достаточно высокий уровень продаж дорогостоящей авиационной и военно-морской техники, благодаря чему и держимся на плаву.

«СП»: — Бриндиков связывает причины неконкурентоспособности в ряде сегментов с проблемами в области ЭКБ.

— Это наш основной пробел. Сейчас наша страна активно реализует программу импортозамещения. В частности, отечественный двигатель ВК-2500 заменит украинский на большей части вертолетов, идущих как на экспорт, так и в российские войска. Конечно, такие преобразования невозможно провести в один момент и есть определенное западание объемов, хотя ВК-2500 и выпускаются серийно. Кстати, украинцы участвовали в производстве двигателей для учебно-боевого самолёта Як-130, который мы активно сейчас поставляем как в российскую армию, так и на экспорт. Здесь также постепенно произойдет замещение изделий усилиями предприятия газотурбостроения «Салют».

"СП": — Недавно Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI) опубликовал данные, согласно которым Китай оказался на третьем месте по экспорту вооружений и военной техники за последние пять лет, отодвинув Германию на четвертую строчку…

— На официальном уровне вопрос о лицензионном копировании Китаем наших разработок вроде решен, были урегулированы все правовые вопросы, однако как Поднебесная будет действовать дальше — неизвестно. Но Китай действительно активно конкурирует с Россией, особенно в тех сегментах, где мы наиболее конкурентоспособны. Он усиливает свое присутствие на рынках оружия не только из-за того, что предлагает технику по низким ценам. Поднебесная просто готова завалить потенциальных покупателей кредитами под закупку техники. В этом сила Китая.

Кстати, насколько я понял, буквально на днях правительство Мьянмы предпочло нашим МиГ-29 китайские истребители JF-17 Thunder. Эта страна уже имеет на вооружении порядка 25−30 единиц МиГ-29 и мы рассчитывали, что она снова купит наши истребители. Как подчеркивается, власти Мьянмы сделали выбор, руководствуясь критерием «цена-качество». То есть они считают, что китайские самолеты достаточно качественные, чтобы их покупать по предложенной цене. Такие случаи, когда Китай перехватает у нас инициативу, в последнее время становятся частым явлением. Так что, я считаю Китай нашим основным конкурентом на рынке оружия, тем более что он копирует наши разработки и предлагает свою технику в нашей ценовой нише, ведь западное оружие стоит в разы дороже.

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член Экспертного совета председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ Виктор Мураховский не согласен с тезисами Александра Бриндикова.

— Я не доверяю его оценкам. Например, российские боеприпасы морской артиллерии 130, 100 и 76-мм пользуются популярностью на рынке. Далее — только одна Индия закупила у нас дополнительную партию боеприпасов, из которой только 66 тысяч — бронебойные подкалиберные боеприпасы «Манго» калибра 125 мм для танков Т-90С.

Не надо забывать, что существуют традиционные рынки сбыта, в том числе и по артиллерии, на которые Россия не заходит. Если какое-либо государство постоянно эксплуатирует снаряды западного калибра 155-мм, то понятно, что оно будет рассматривать, прежде всего, предложения от соответствующих стран. Ну, а на тех рынках, где традиционно эксплуатируются российские калибры, мы вполне уверенно себя чувствуем.

«СП»: — Несмотря на то, что сейчас в России активно реализуется программа импортозамещения, наверное, на экспорт все равно влияет разрыв кооперационных связей с Украиной? Может, в этих сегментах мы можем проседать?

— Нет, Украина на экспорт почти не влияла. Она поставляла нам компоненты, детали, узлы, которые производила еще в советское время. И мы сотрудничали с украинцами, потому что техпроцесс был отлажен, к тому же они обычно предлагали продукцию по более низким ценам, чем наши предприятия, которые готовы были их заменить. Разрыв кооперации с Украиной может сказаться только на поставки вертолетов, но как утверждают в самом холдинге «Вертолеты России», там созданы достаточные запасы таких движков.

Что касается силовых установок для кораблей, которые производило украинское госпредприятие газотурбостроения «Зоря"-"Машпроект», то в этом плане действительно могут возникнуть определенные задержки с экспортными поставками фрегатов проекта 11356, но насколько я знаю, это касается буквально одного-двух кораблей.

«СП»: — Украина действительно теснит нас в сегменте бронетехники?

— Сильно сомневаюсь. Сейчас все предпочитают разрывать всякие контакты с украинцами. Судите сами, Киев решил расторгнуть контракт с Демократической Республикой Конго, предполагающий поставку 50 модернизированных танков Т-64БМ1М, на что власти ДРК прямо заявили, что найдут других поставщиков и больше не собираются иметь дело с Украиной. К тому же, я так понимаю, у них срывается контракт с Таиландом по танкам «Оплот», которые в таиландской армии должны заменить устаревшие американские танки M41 Walker Bulldog. Показательна и история с 42 бронетранспортерами, которые Ирак отправил назад на Украину, отказавшись даже разгружать военную технику с судна из-за имеющихся дефектов в корпусах машин. Вывод напрашивается сам собой: военная промышленность на Украине зачахла окончательно.

Теперь, что касается наступающего нам на пятки Китая. Несмотря на то, что он вышел на третье место по экспорту вооружений и военной техники, но до наших показателей ему очень далеко. Нас он действительно теснит, но в основном на тех рынках, где страны имеют ограниченные бюджеты. Да, он активно демпингует и идет на заключение разнообразных офсетных соглашений. Но надо сказать, что Китай соглашается на те условия, на которые Россия никогда не согласится. Мы сейчас работаем с иностранными заказчиками в основном за живые деньги.

«СП»: — Фомин сказал, что ситуация с экспортом российского оружия в связи с санкциями была тяжелой в 2014-ом, не обещает быть легче и в этом году…

— Тут ситуация следующая. В некоторых случаях заказчики просят установить на изделие определенную систему, как это было в случае поставок самолетов Су-30МКИ для Индии, когда индийцы попросили поставить французскую инерциальную навигационную систему и израильскую нашлемную систему целеуказания. После введения санкций в отношении нашей страны, ставить зарубежные системы на свою продукцию довольно проблематично. Но, думаю, и здесь можно договориться со страной-покупателем, чтобы заказчик напрямую у производителей закупал такого рода вещи, а мы бы их интегрировали в технику на его территории. Вот такие сложности вполне возможны, и, наверное, уже возникают, но вряд ли это существенно повлияет на объем экспорта.

Фото: Павел Лисицын/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня