18+
среда, 25 мая

Китай берет под контроль Ближний Восток

Как появление военной базы ВМС НОАК в Джибути изменит расклад сил в регионе

  
50145
Китай берет под контроль Ближний Восток
Фото: AP Photo/ТАСС

У Китая скоро появится первая зарубежная военная база. Об этом сообщает издание The Hill со ссылкой на заявление командующего Африканским командованием Вооруженных сил США генерала Дэвида Родригеса.

— Они собираются построить базу в Джибути, так что это будет их первый военный объект в Африке, — заявил Родригес.

По его словам, Китай подписал контракт с правительством Джибути сроком на 10 лет. Согласно документу, на территории страны будет развернута база снабжения для Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Как предположил Родригес, с учетом базы НОАК сможет существенно расширить радиус операций.

В Пекине факт заключения соглашения пока не подтверждают. По словам официального представителя МИД КНР Хун Лэй, Китай пока лишь ведет переговоры с Джибути о размещении военно-морской базы

— Китай и Джибути являются дружественными странами. В настоящее время мы ведем консультации о строительстве такого пункта снабжения, — сообщил дипломат.

В Пекине особо подчеркивают, что появление собственной военно-морской инфраструктуры в Африке позволит китайским ВМС на более высоком уровне выполнять взятые на себе международные обязательства. В первую очередь, уточнили в МИД КНР, это касается миротворческих миссий ООН.

Для справки: Джибути — это страна в Восточной Африке, расположенная на побережье Аденского залива. Имеет выгодное географическое положение и может контролировать ключевые морские пути, включающие Суэцкий канал и Аденский залив. С начала операции против сомалийских пиратов власти страны предоставляют порт Джибути для размещения военно-морских баз странам-участницам борьбы с пиратством. Так, в Джибути находятся итальянский, американский, французский, японский и пакистанский военные объекты.

Эксперт Центра анализа стратегий и технологий, специалист по китайскому ВПК Василий Кашин замечает: официальное подтверждение плана размещения военно-морской базы ВМС НОАК в Джибути в первую очередь важно с политической точки зрения. Насколько можно понять, речь идет о весьма скромном по своим масштабам объекте, подобном пунктам материально-технического обеспечения ВМФ СССР, но политическая значимость события превосходит его военное значение

— Ведь это будет первая настоящая китайская военная база за рубежом, пусть и в усеченном виде. До этого у китайцев было что-то вроде принципиального подхода, мол, они постоянного военного присутствия в других государствах не устанавливают. Были случаи зондажа, ползли слухи о китайских разведывательных военных объектах на территориях других стран, например, по радиоперехвату. Но тут мы имеем дело именно с объектом инфраструктуры, который будет обеспечивать присутствие войск. При этом существование этого объекта будет объясняться тем, что китайцы реально будут наращивать численность своих сил на Ближнем Востоке и в Африке. До сих пор с 2009 года ВМС НОАК участвовали в антипиратском патрулировании в Аденском заливе, но они прекрасно обходились и без базы, и так снабжая свои ограниченные силы всем необходимым.

Думаю, размещение ПМТО в Джибути в среднесрочной перспективе — это один из сильнейших признаков того, что Китай начинает превращаться в полноценную великую морскую державу, наряду с Францией и Великобританией, не говоря уже о России и США, что Пекин стремится обеспечивать свои интересы за рубежом, в том числе с использованием вооруженных сил. А его интересы очень большие.

Китай — самый крупный торговый партнер Африки с начала 2010-х годов, вливающий огромные инвестиции на десятки млрд. долларов. Таким образом, китайцы начинают играть более активную роль и на Ближнем Востоке. И хотя на самом ПМТО существенных сил дислоцировано не будет, но объект позволит им иметь в регионе значительные силы флота. А это, конечно же, сильно меняет общую расстановку сил.

Китайские ВМС за последнее время совершили грандиозный рывок. Если говорить о надводных силах (особенно об амфибийных — десантных кораблях), то китайцы в этом плане опередили не только Россию, но и по ряду возможностей превосходят Советский Союз образца 80-х годов. На самом деле, Китай уже построил один из сильнейших флотов мира, который способен не просто демонстрировать присутствие, а является серьезной силой, способной наносить удары по береговым целям, высаживать крупные десанты и т. д. И это — только начало. Я уверен, что следом за Джибути у НОАК будут и другие зарубежные базы, причем не только в Африке, но и на Ближнем Востоке, а затем, возможно, и в Латинской Америке.

«СП»: — В настоящее время какую группировку держит Китай в районе Аденского залива?

— Начиная с 2009 года, там находятся т.н. патрульные группы - отряды кораблей по борьбе с пиратами. Они, как правило, состоят из двух-трех фрегатов или эсминцев и транспорта снабжения. Но я должен сказать, что помимо таких отрядов (а это первые случаи постоянного развертывания китайских ВС за рубежом, если не считать их участия в операциях ООН) наметился колоссальный рост глобальной активности китайских ВМС. Их корабли обошли с визитами практически весь мир, побывав в Латинской Америке, Африке, в Черном и Балтийском морях. Не так давно — в октябре — отряд кораблей ВМС НОАК в составе эскадренного миноносца Jinan, фрегата Yiyang и судна снабжения Qiandaohu, посетил Польшу — впервые за 66 лет дипломатических отношений двух стран.

Так что для китайцев дальние походы, которые длятся от нескольких месяцев до полугода, уже становятся привычным делом. Тем самым они воспитывают совершенно новое поколение военных моряков, которые по-настоящему проводят свою жизнь в море и за которыми стоит весьма дорогостоящая подготовка. Кстати, и в подводном флоте ВМС НОАК происходит то же самое: несколько лет назад китайские АПЛ перешли к практике дальних автономных походов продолжительностью более 100 суток. Они совершали их уже неоднократно.

Резюмируя, стоит отметить, что Китай, который еще не так давно имел, по сути, прибрежный флот, ориентированный скорее на обеспечение береговой обороны, защиту собственной территории от десанта, борьбу за прибрежные острова, сейчас уже перерос эти рамки и постепенно становится океанским. Конечно, концентрация на прибрежных задачах и захвате Тайваня останется среди задач, но перспективы ВМС НОАК уже совсем другие.

Доцент факультета международной политики МГУ им. Ломоносова Алексей Фененко замечает: ПМТО ВМС НОАК будет располагаться в районе Аденского залива и Баб-эль-Мандебского пролива — нефтеносной артерии, по которой танкеры из Персидского залива ежедневно везут нефть в Европу и Америку. По данным управления по информации в области энергетики (EIA) Министерства энергетики США, на долю Баб-эль-Мандебского пролива и неразрывно связанного с ним Суэцкого канала приходится почти 15% мирового транзита нефти.

— Именно поэтому Китай стремится попасть в регион, где проходит основная трасса снабжения нефтегазовыми ресурсами и поставок из Персидского залива. Кстати, в 70-х годах туда пытался попасть СССР, а в первые годы 20 века — даже Российская империя.

Понятно, что ПМТО в Джибути повлияет на китайско-американские отношения. США уже давно волнуются по поводу того, что Китай нацелен на строительство океанского флота. Поэтому, на мой взгляд, Штаты в ближайшем будущем усилят концепцию сдерживания Китая.

Думаю, во-первых, они усилят базу Сембаванг в Сингапуре, чтобы создавать угрозы Китаю в Малаккском проливе. И таким образом обесценить его возможные океанские базы по логике «перережем Малаккский пролив, и все ваши корабли останутся без снабжения». Во-вторых, американцы усилят давнюю стратегию натравливания Вьетнама на Китай. В-третьих, Штаты будут усиливать Японию и Тайвань. Особую роль тут играет Тайваньский пролив, соединяющий Южно-Китайское и Восточно-Китайское моря.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье
Жестокая правда без любви Жестокая правда без любви

Никита Михалков в Пензе говорил о «Ельцин-центре», травле «Утомленных солнцем» и потерянных поколениях