Армии и войны / Война в Сирии

Командировка на войну в один конец

Пойдет ли впрок нашему военному командованию урок с гибелью медиков в Алеппо?

  
11605
В результате обстрела мобильного госпиталя в Алеппо погибли российские военные медики
В результате обстрела мобильного госпиталя в Алеппо погибли российские военные медики (Фото: AP/TASS)

Обстрел российского мобильного госпиталя в Сирии, гибель двух медсестер и тяжелое ранение врача от прямого попадания снаряда в приемное отделение многих в России и возмутило, и встревожило. Медиков, известно, принято беречь. Тем более, если это специалисты по детским заболеваниям и травмам. А наш персонал, дислоцированный в освобожденном незадолго до этого районе многострадального Алеппо, предполагал оказание помощи преимущественно как раз сирийским детям.

Ужасно и то, как отреагировали на случившееся в Международном Комитете Красного Креста — гуманитарной организации, призванной защищать и оказывать помощь всем пострадавшим в вооружённых конфликтах и внутренних беспорядках. Там сообщили, что «проводить гуманитарные операции в Алеппо в условиях непрекращающихся военных действий и отсутствия гарантий безопасности практически невозможно». Сообщение появилось на информационных лентах далеко не сразу, спустя более суток после ЧП с медиками из РФ, словно его требовалось с кем-то согласовывать. Даже не сообщение, а простая констатация фактов: гарантий для медицинского персонала и гуманитарных работников нет, так что, мол, нечего туда (в Алеппо) и лезть.

Похоже, так же думают и наши «западные партнеры», как принято в последние годы именовать власти ЕС и США. Представителей их медслужб в нынешней Сирии вряд ли увидишь. Это косвенно подтвердил корреспонденту «СП» и побывавший там минувшей весной подполковник медицинской службы Александр К. На правах анонимности (комментарии для прессы у военных можно давать только с разрешения высокого начальства) он рассказал о своей короткой командировке.

 — Как я оказался в Сирии? Мне предложили, я согласился. Хотелось помочь ни в чем не повинным людям. Загодя было сказано: лечить придется местных жителей. Пришлось непросто. В тех краях, судя по всему, вообще не принято обращаться за медицинской помощью, консультацией, разве что «пока не прижмет». Да и война, разруха, конечно, сказываются. Как я понял, мы в том небольшом городке на Западе страны стали первыми иностранными врачами за много лет.

«СП»: — Боевые действия там велись?

 — Нет. Тем более удивительно, что те же американцы, так ратующие за «порядок в Сирии», не позаботились начать наводить его с территории относительного спокойствия.

Российский медперсонал работает в Сирии давно. Изначально помощь оказывалась (и оказывается) ранеными солдатам армии Асада. Позже она потребовалась гражданскому населению. Только благодаря этому, как считают сами сирийцы, удалось избежать, в частности, масштабных эпидемий.

Результаты той командировки, в которой побывал подполковник К. — проведено 10 успешных операций тяжелораненым солдатам, а 200 местных жителей, в том числе, дети, получили помощь разной степени сложности.

С одной стороны, свидетельств эффективности российской медицинской поддержки сирийцев немало. С другой, вряд ли можно оправдать этим потери наших сотрудников. По заявлению официального представителя Минобороны РФ генерал-майора Игоря Конашенкова, скорей всего, на госпиталь боевиков кто-то навел, выдав им точные координаты его месторасположения, слишком прицельным был огонь. Но разве такая возможность не рассматривалась в воюющей который год стране? Почему россияне оказались беззащитны перед ракетным ударом «в точку»? И ведь не новички пострадали: и для погибших медсестер, и для раненного доктора Арсентьева это была уже вторая командировка на воюющий Восток. Стало быть, знали в принципе, как себя вести в ситуации возможного обстрела.

Корреспондент «СП» обратилась за комментариями к Борису Гайдару, генерал-лейтенанту медицинской службы, академику РАН, доктору медицинских наук. В течение семи лет (2000−2007 гг.) Борис Всеволодович возглавлял Военно-медицинскую академию им. Кирова в Петербурге. Сейчас служит в ВМА на кафедре нейрохирургии.

«СП»: — Прежде всего, хотелось бы узнать о состоянии вашего коллеги по Академии 53-летнего доктора Вадима Арсентьева, тяжело раненного в Алеппо при обстреле полевого госпиталя. Есть какие- то подробности, а то информация официальных лиц Минобороны РФ слишком скупа.

 — Как раз незадолго до вашего звонка я разговаривал об этом с московским коллегой. Состояние Вадима Геннадьевича улучшается. Операция, которую ему сделали, прошла успешно.

«СП»: — Почему его доставили на лечение в Московский военный клинический госпиталь, а не в клинику родной ВМА, где он служит, если не ошибаюсь, уже двадцать лет?

 — Это вопрос к Министерству обороны, гадать не берусь. О Вадиме могу сказать, что врач он «от Бога». Служит на кафедре детских болезней. Человек спокойный, дело свое знает и любит.

«СП»: — Прошла информация о том, что в Сирии он был уже не в первый раз…

 — Да, это его вторая командировка. Первая была в конце лета, длилась примерно до середины осени. Он руководил там группой педиатров. По итогам той поездки в ноябре к нам доставили для лечения шестерых сирийских детей из освобожденных районов с тяжелыми хроническими заболеваниями. Сами заболевания вызваны отсутствием долгое время нужного лечения.

«СП»: — Можно узнать, Борис Всеволодович, командировка на войну для вас и ваших коллег всегда обязательна? Вам самому, знаю, приходилось бывать в «горячих точках» — в Афганистане, на Чеченской войне. Как это происходит: начальник вызвал, приказал, военврач ответил «есть!»?

 — По-разному это происходит. Начинались, замечу к слову, такие командировки ещё в первые послевоенные годы. В конце 1940-х годов в Чили случилось страшное землетрясение, и советские военные медики отправились спасать людей в далекой Латинской Америке — по собственному почину, одобренному руководством нашей страны. А когда и приказать можно. Мы же люди военные, носим погоны. Правда, я таких случаев не помню. Как и отказов на предложение ехать в «горячую точку». Чаще всего это личное решение конкретного человека. Так было и в моем случае в свое время. Так и сейчас. Если вас интересует, почему Арсентьев, едва вернувшись из Сирии, вновь оказался там, то ответ прост: посчитал, что нужен там сейчас.

«СП»: — На ваш взгляд, почему кроме российских других медиков в Сирии нет?

 — Полагаю, потому что сирийцы вряд ли им обрадуются. Ведь руководство США, некоторых стран Евросоюза не раз заявляло о необходимости свержения режима Асада. Что людям думать, услышав такое? Вот и не приглашают.

«СП»: — Много там сейчас ваших коллег из ВМА?

 — В Сирии постоянно присутствуют, сменяя друг друга, сотрудники академии. Сроки командировок от двух до четырех месяцев.

«СП»: — А местные, сирийские врачи, насколько квалифицированы?

 — Разные среди них специалисты. Есть очень толковые. Это, как правило, те, кто получил образование в РФ. На нашей кафедре нейрохирургии учились до недавнего времени три сирийских хирурга. Они прекрасно владели английским языком, учили русский. Старались вникнуть во все тонкости профессии. С обострением ситуации на своей родине, обучение прервали. Сейчас работают в полевых госпиталях бок о бок с нашими медиками.

«СП»: — Известно, что все действия российской ударной авиации осуществляются только под прикрытием истребителей. Усилена и противовоздушная оборона. Такое решение было принято после того, как сбили наш самолет, а одного из летчиков, который катапультировался, расстреляли с земли боевики. Почему медиков в Алеппо не прикрывали? Ведь очевидно же — если террористы безжалостно убивают своих сограждан, что им российские врачи!..

 — Что тут скажешь? Отправляясь в «горячие точки», нужно быть ко всему готовым. В том числе, и к прямому попаданию снаряда, как в случае с полевым госпиталем в Алеппо. Уверен, данный печальный урок пойдет впрок военному руководству нашей страны.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня