НАТО отбивается от российского вторжения

Зачем альянс на своих учениях использует нашу боевую технику

  
9350
Министр обороны РФ Сергей Шойгу во время выступления на расширенном заседании коллегии Министерства обороны РФ
Министр обороны РФ Сергей Шойгу во время выступления на расширенном заседании коллегии Министерства обороны РФ (Фото: Сергей Бобылев/пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС)

НАТО в два раза наращивает интенсивность военных учений, большинство которых имеет антироссийскую направленность. Об этом 22 декабря заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу на расширенном заседании коллегии Минобороны РФ.

— В Вооруженных силах Великобритании для обозначения противника на полигоне Salisbury Plain начали использовать танки российского производства и военную форму российской армии. В последний раз такой метод обучения войск применяла фашистская Германия в годы Великой Отечественной войны, — отметил он.

Кроме того, как уточнил глава российского военного ведомства, НАТО также увеличивает морскую разведку вдоль границ России. «В полтора раза увеличилась интенсивность морской разведки у наших территориальных вод. Мы внимательно отслеживаем эту деятельность и решительно пресекаем попытки нарушить российские морские границы», — заявил министр.​

Напомним, об учениях британских военнослужащих на полигоне Salisbury Plain, в рамках которых было смоделировано вторжение России в одну из прибалтийских стран, 4 декабря сообщило издание The Daily Mail. В качестве российских танков, по данным газеты, в учениях принимали участие собранные в Польше T-72, а также БМП-1 и Т-54 чешского производства.

Минобороны Великобритании отказалось комментировать Русской службе Би-би-си соответствующее заявление министра обороны России Сергея Шойгу, но прислало разъяснение в связи с публикацией The Daily Mail.

— Обмундирование и боевая техника, которая использовалась во время этой демонстрации, были стандартными и не представляли никакой страны. Они не имеют отношения к каким-либо текущим или предстоящим командировкам, — уточнили британские военные.

Читайте также

Несмотря на заявление-опровержение «министерства войны» Великобритании, использование советской/российской военной техники на учениях НАТО — секрет Полишинеля.

В сентябре американское издание The National Interest написало о том, что на полигоне в Калифорнии танкисты ведут стрельбу по макетам техники вероятного противника, а именно — российским танкам Т-80 и Т-90, БРДМ и САУ. Как недавно сообщал российский военный блог bmpd, который ведут специалисты Центра анализа стратегий и технологий, в номере авиационного журнала «Air Forces Monthly» была опубликована фотография истребителя Су-27, сделанная 8 ноября текущего года. На ней четко виден истребитель Су-27, который проводит совместные маневры с истребителем F-16 в небе над Невадой. Как отмечал блог, скорее всего, на фото изображен один из трех истребителей Су-27, которые попали в США с Украины в 2008—2009 годах.

С какой целью НАТО проводит подобные учения, и есть ли такая практика в российских Вооружённых силах?

Задействование техники потенциального противника повышает реализм учений. Все-таки это не абстрактная мишень, а танк или БМП с соответствующей окраской, отмечает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

— Для натовских летчиков привлечение «сушек» к маневрам полезно для отработки распознавания целей в воздухе. Что касается российского камуфляжа, то в каком-то смысле его использование на учениях направлено на психологическую подготовку, а также на тренировку по предотвращению дружественного огня.

Что касается наших Вооруженных сил, то, честно говоря, я не слышал, чтобы мы кого-то наряжали в форму и вытаскивали на полигон так сказать трофейные танки «Абрамс» и зенитные ракетные комплексы «Пэтриот». Может быть, наши военные и хотели это сделать, но, во-первых, есть политические соображения, во-вторых, у нас банально нет доступа к технике натовских производителей в товарных количествах.

Совсем другое дело — приобретение конкретных образцов вооружений и военной техники для изучения. Скажем, в 2003 году Соединенные Штаты закупили у Украины три танка Т-80УД с комплексом динамической защиты «Нож». Вообще американцы делали закупки для изучения и разработки мер противодействия на десятки миллионов долларов — начиная от советского оружия и заканчивая украинским снаряжением. Регулярно совершаются покупки ПЗРК «Игла»: с одной стороны, для уменьшения риска распространения, что, конечно, не главное, а с другой — для отработки методов противодействия комплексам.

Но изучение и моделирование происходит в ином формате и без огласки — в лабораториях, на закрытых полигонах. Для определения возможностей техники никакой «маскарад» не нужен. Такое «переодевание» — это, скорее, военный пиар и некий инструмент для психологической подготовки солдата.

«СП»: — После украинских и сирийских событий у российских военных прибавилось натовских образцов вооружений и военной техники.

— Видимо, да. Современное стрелковое оружие с боеприпасами, противотанковые средства поражения — ПТРК «ТОУ», «Джавелин», турецкие копии. Сейчас у наших военных снова появилось поле для маневра. Скажем, есть определенные отношения с официальным Багдадом, мы поставляем вооружение и технику Ираку, которое помогают там осваивать наши советники. Соответственно, есть возможность посмотреть американские танки и вертолеты не только на выставках, но даже получить на них документацию.

Подобная история и с Египтом, который эксплуатирует самолеты F-16 и вертолеты «Апач». Таким образом, у РФ есть возможности посмотреть практически все экспортные американские образцы, которые поставляются на Ближний Восток.

На Западе всегда проводили подобные мероприятия для подготовки к войне с соответствующей армией, замечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

— Я бы не стал сейчас говорить, что с российской, потому что у нас давно нет на вооружении танков Т-54/55, но — к войне со странами, вооруженными подобной техникой. Насколько это серьёзно может помочь — вопрос, но в принципе это делается именно для имитации и повышения реалистичности учений.

В тех же Соединённых Штатах в свое время были эскадрильи «агрессор», которые, правда, были вооружены американскими самолетами, но они были в советском камуфляже с красными звездами, а главное — летчики имитировали советскую тактику воздушного боя.

Что касается нас, то я никогда не встречал такую практику в российской армии. Непонятно, сколько у нас соответствующей западной техники. Видимо, не очень много, кроме отдельных экземпляров, которые были, например, получены из Сирии еще в советское время. Возможно, что-то получали и из Ирана, но в единичных экземплярах, которые бессмысленно использовать для военных маневров. ПЗРК «Стингер» наши военные еще в Афганистане захватили в значительном количестве, но их же не будут использовать на учениях: они просто поступили ученым, которые преследовали цели, с одной стороны, «ознакомиться с западными технологиями» со всеми вытекающими, с другой — разработать способы противодействия. А как-то использовать трофейные ПЗРК или ПТРК бессмысленно и невозможно.

В советское время у нас в войсках неоднократно проводились опытно-исследовательские учения, говорит бывший командующий 58-й армией Вооруженных сил РФ генерал-лейтенант Виктор Соболев.

— Например, на Дальнем Востоке мы «накрывали» батальонный район обороны по организационно-штатной структуре армии США с реальным расположением техники и личного состава в макетах. Проводили наступление с полным расходом боеприпасов: как положено, чтобы не менее 200 снарядов упало на гектар. После этого научно-исследовательская группа уже смотрела, какие поражения нанесены технике и делала выводы. Выводились реальные списанные танки и БТР. Правда, наши — советские, ведь броня есть броня. Такие же опытные учения начальник Генштаба ВС СССР Николай Васильевич Огарков проводил в Киевском военном округе. Они были необходимы для того, чтобы понимать какое реальное (!) воздействие оказывают боеприпасы на технику противника.

Читайте также

Нынешние западные учения с привлечением советской и российской техники — это больше политические жесты. Другое дело, что натовцы без всяких реверансов демонстрируют, с кем они готовятся к войне. А мы по-прежнему не отошли, на мой взгляд, от порочной практики называть все учения борьбой с мифическим терроризмом. Скажем, американцы недавно провели командно-штабные учения под обозначением реальных войск на территории Польши и Прибалтики с темой «Захват Калининградской области и разгром Балтийского флота». Запад точно указывает геополитического противника, без всяких расплывчатых формулировок.

Нас только события на Украине подтолкнули к принятию решения о разведывании трех дивизий на западном направлении, но процесс по-прежнему идет довольно неспешно. Как я понимаю, в надежде на то, что Дональд Трамп не будет таким агрессивным. Но мы не должны зависеть от личностей, все равно даже военное законодательство США предусматривает агрессивную политику в отношении России.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня