Из перебежчиков из украинской армии Донбасс создает батальоны

В бой против «Азова» пойдет «Русская Хортица» и «Свободный Харьков»

  
41371
Из перебежчиков из украинской армии Донбасс создает батальоны
Фото: Zuma/TASS

Многие украинские солдаты, осознав, что воюют против своего народа и защищают преступный киевский режим, уже перешли на сторону ДНР. Об этом рассказал военному порталу WarGonzo глава республики Александр Захарченко.

«Надо не договариваться, а просто объяснять, что, ребята, вы воюете не с теми. Вы воюете непонятно за что, убиваете мирных людей. Если они это понимают и разворачивают своё оружие против этой Украины, то милости просим! У нас батальоны состоят из тех людей, которые перешли на нашу сторону, военнослужащих украинской армии. Хотят — переходите», — заявил Захарченко.

Также он отметил, что для солдат ВСУ готовы создать новые подразделения.

«Из перешедших на нашу сторону украинских солдат мы сделаем батальоны «Свободный Харьков», «Русский Днепропетровск», батальон «Русская Хортица», — добавил Захарченко.

По словам директора Центра общественного и информационного сотрудничества «Европа» Эдуарда Попова, в составе ополчения, а затем армий ДНР и ЛНР давно воюют бывшие солдаты ВСУ.

— Я слышал о целом подразделении украинской армии, перешедшем на сторону ДНР. Насколько я могу судить, масштабы не слишком велики, но всё же не единичны. На мой взгляд было преступно утрачено время. Президенту Януковичу, сбежавшему в Россию, нужно было озвучить с территории ДНР приказ как верховного главнокомандующего ко всем военнослужащим Украины вне зависимости от ведомственной принадлежности не подчиняться преступным и нелегитимным властям в Киеве. И запустить процесс создания армии легитимного президента и правительства Украины. Тогда бы не ополченцы ДНР и ЛНР сражались с регулярной армией, а бандиты в Галичине воевали бы против армии законного президента Украины.

Читайте также

«СП»: — Насколько эти люди, по-вашему, смогут адаптироваться в республиках? Ведь у большинства из них на той стороне семьи…

— Я не общался с людьми, перешедшими на сторону республик из ВСУ, но видел в составе ополчения несколько человек из центральных и западных регионов Украины. Никаких трудностей для адаптации я не увидел. Костяк армий ДНР и ЛНР составляют люди, чьи дома находятся на оккупированной территории. В середине июня я был в гостях одного подразделения армии ЛНР. Так вот, весь командный состав (уровня ротный и выше) — выходцы из части Луганщины, ныне контролируемой украинцами.

«СП»: — Стоит ли создавать из них отдельные батальоны?

— Я всецело поддерживаю подобное начинание. Более того: сам предлагал нечто подобное в начале 2015-го. В январе — феврале того года слышал, что в составе ополчения ДНР якобы воюет довольно многочисленная группа венгерских добровольцев, но следов этого формирования обнаружить не удалось. Как бы то ни было идея носится в воздухе. Эффект, безусловно, будет. В такие отряды пойдут служить люди из оккупированных городов Донбасса и Новороссии. Но ещё большим будет пропагандистский эффект.

«СП»: — Некоторые солдаты ВСУ и нацбатов после освобождения из плена говорили, что вернутся в свои подразделения. Это заявления на публику или нахождение в плену в республиках и возможность увидеть своими глазами с кем они воюют, не пошла им на пользу?

— От своих друзей в армии ДНР слышал о других примерах, когда военнопленные «перевоспитывались» искренне и потом поддерживали связь с республикой, оказывая ей посильную помощь. С другой стороны, странно было бы ожидать от украинцев иных заявлений. Даже если они не соответствуют их душевному настрою. Этим людям приходится выживать, отношение к ним настороженное.

«СП»: — На Украине многие общественные деятели начинают обращать внимание на то, что происходит обмен гражданами одной страны. Как скоро общество признает факт гражданской войны? Будут ли этому способствовать рассказы вернувшихся из плена о том, что они воевали с гражданам Украины, а не с путинскими бурятами?

— Эффект будет, но очень незначительный. Инерция общественных настроений очень сильна, чтобы всерьез рассчитывать на перелом ситуации в головах. К тому же следует взять во внимание особенности украинского менталитета, мало способного к критическому и рациональному мышлению. Напомню о другом массовом примере освобождения: летом 2014 года несколько сотен украинских военных сбежали от ополченцев, буквально спасая свои шкуры, на территорию России. Их кормили, поили, оказывали медицинскую помощь. И где благодарность? Те же люди, которых Россия спасла, оказавшись в «незалежной», сразу же начали говорить гадости о приютившей их стране. Поэтому я считаю тактику покорения добром и лаской сердец украинцев глубоко порочной.

— В ДНР служит очень много людей с ныне оккупированных противником территорий Донецкой и Луганской областей, много людей из других областей бывшей Украины, — отмечает старший лейтенант НМ ЛНР, боец ОМБ «Август» Андрей Морозов.

— Среди них, естественно, много людей, до войны отслуживших в ВСУ. Есть отдельные военные, перешедшие на сторону восставшего Донбасса летом 2014-го из частей, присланных Киевом для «усмирения» восстания. Но мне ничего не известно о формировании полнокровных батальонов, хотя бы по штату территориалов, т.е. около 300 человек, из военнопленных и перебежчиков со стороны ВСУ, перешедших на сторону республик в 2014—2017 гг. Если такие подразделения есть, то им каким-то образом удаётся быть очень незаметными и малочисленными, не входить в официальные штаты и так далее.

«СП»: — Каков, по-вашему, реальный масштаб перехода солдат с той стороны? Чем мотивированы эти люди?

— О массовых сдачах в плен по образцу лета 2014-го слышать не приходилось уже даже во время Дебальцевского котла. Пленные, естественно, были, не один, не два и не десять человек, но уже не было именно массовых сдач формата «Офицеры, узнав, что мы в окружении, сели в машину и уехали, а мы переоделись в гражданку, сбежали в лес и оттуда послали своего в деревню — узнать, как без стрельбы сдаться ополченцам». Отдельные случаи перехода были есть и, видимо, будут продолжаться. Их можно разделить на две основные группы:

Группа первая — случайно заблудившиеся. Чаще всего — «по пьяни» или в поисках спиртного. Оказавшись по ротации на незнакомой местности, не утруждая себя изучением карт, посланные «за ещом» бойцы каким-то чудом преодолевают свои МВЗ (минно-взрывные заграждения), потом — наши МВЗ, набредают на населённый пункт, заходят в сельпо и тут только обнаруживают зраду — продавщица как-то странно смотрит на вынутые ими из кармана гривы с тризубами. Там, где «линию соприкосновения» наши держат плотно и наблюдение ведётся грамотно, перебежчиков обычно берут сразу на рубеже наших МВЗ.

Группа вторая — разочаровавшиеся или идейные. Если человек не хотел служить нынешним киевским властям, но не смог избежать призыва в ВСУ или, уже будучи призванным и проходя службу, разочаровался в «гидности» и «свидомости», наблюдая, скажем так, ту свободу нравов, которая царит в «зоне АТО», он может принять решение перейти на нашу сторону. Такие случаи уже были, причём иногда люди переходили «не с пустыми руками», приносили важную информацию и т. д.

«СП»: — Насколько можно доверять перебежчикам вообще и в данном конкретном случае?

— Тут мне нечего добавить к художественному фильму «Проверка на дорогах»…

«СП»: — Насколько эти люди, по-вашему, смогут адаптироваться в республиках? Ведь у большинства из них на той стороне семьи…

— Если человек сознательно принимает решение о переходе, то он, как мне кажется, должен заранее хотя бы немножко задуматься о том, что будет с его семьёй в стране, где «массовые выступления патриотов» у здания суда могут запросто менять судебные решения. Если у человека есть голова на плечах — адаптируется.

«СП»: — Как бы вы оценили идею создания из них целых батальонов с такими «звучными названиями»? Это что-то изменит? Будет иметь какой-то психологический эффект?

— Пока что я не вижу главного — большой массы потенциальных бойцов для этих частей. Только что произошёл обмен, с нашей стороны было отдано всего 74 человека пленных, и некоторые были в плену уже не один год. В позиционной войне, которая идёт с весны 2015-го, нет постоянных источников большого количества пленных, тем более что противник чувствует себя всё более и более уверенно. Достаточно регулярно происходящие единичные случаи перехода дадут личного состава на батальон, пожалуй, только через пару десятков лет.

Я понимаю, что нельзя быть главой ДНР без неистощимого оптимизма, но, по-моему, «Русская Хортица» это примерно из области взятия войсками ДНР Лондона. Полностью исключать нельзя, но перспектива очень отдалённая и требующая массы работы. В первую очередь работы наших снайперов и артиллеристов. Убедить противника в том, что он «воюет не с теми», когда противник почувствовал себя уверенно на фронте и постоянно предпринимает активные действия, постоянно поднимает уровень подготовки своих частей, можно только в том смысле, что он «не на того напал». То есть только постоянными успешными действиями наших войск, постоянными тяжёлыми потерями у врага при любой попытке шевеления на линии разграничения. Для этого не нужны какие-то отдельные батальоны из пленных и перебежчиков, нужна постоянная системная работа донецких военных с уже имеющимися у них силами Народной Милиции.

— То, что вооруженных силах республик служат перебежчики из ВСУ — это, безусловно, так, но говорить о масштабе я не могу, так как это является военной тайной за неразглашением которой следит специальный государственный орган, — подчеркивает бывший депутат Одесского областного совета, член экспертного совета Института инновационного развития Алексей Албу.

— Действительно, в вооруженных силах ДНР и ЛНР служит большое число людей, которые перешли на нашу сторону. На мой взгляд, важным фактом является то, что люди бегут не в Украину, а из неё.

«СП»: — Как насчет создания из них подразделений? Это даст какой-то результат?

— Рассматривая этот вопрос, на мой взгляд, нужно учитывать два противоположных аргумента: с одной стороны — это не чужие люди и их нужно интегрировать в общее движение, в общие вооруженные силы, а не отделять как каких-то изгоев. С другой стороны — есть вероятность, что человек перешедший на нашу сторону пошел на такой шаг по поручению Службы безопасности Украины или Главного управления Разведки Украины. То есть если их рассредоточить по разным подразделениям — есть потенциальная (я подчеркиваю: не фактическая, а именно потенциальная) угроза рассекречивания той или иной информации о конкретном подразделении.
Из заявления Александра Владимировича видно, что руководство решило не рисковать.

«СП»: — Чем мотивированы перебежчики? Можно ли им доверять?

 — Случаи абсолютно разные. Но чаще всего — это нежелание воевать против своих сограждан. Многие солдаты ВСУ понимают, что на той стороне — такие же простые мужики, которые не нападают, а защищаются. Из-за этого у солдат ВСУ возникает явление, которое называется когнитивный диссонанс. Кто-то справляется с ним, найдя повод для оправдания самого себя, своих подлых поступков. Кто-то — заливается алкоголем, а сегодня Украинская армия согласно некоторых источников является самой пьющей армией в мире. А кто-то — принимает нелёгкое решение бежать. А бежать сегодня можно только в одну сторону.

Читайте также

«СП»: — Перебежчики могут столкнуться с давлением на свои семьи на Украине…

 — Это действительно является огромной проблемой, ведь сотрудники СБУ действительно оказывают давление на семьи. Они не могут причинить существенного вреда членам семей — убить или посадить, но запугать могут. И беззащитные люди в Украине вынуждены склонять свои головы, и подчиняться.

Здесь важно понять, что сотрудники СБУ не могут нанести открытого вреда, а оказывают только психологическое давление. Не нужно их бояться. Максимум что они могут — уволить человека с работы или возбудить старое уголовное дело, которое есть далеко не у каждого. Но это в конце концов не смертельно.

Ещё одним важным фактом, сдерживающим сотрудников СБУ от откровенно фашистских расправ с членами семей — это понимание, что и у них есть семьи.

«СП»: — Смогут ли, по-вашему, вернувшиеся из плена солдаты ВСУ, рассказав о том, что в Донбассе происходит гражданская война, как-то повлиять на общественное мнение на Украине?

— Это маловероятно. Ведь они находились в местах лишения свободы, а не на курорте, они мало знают о происходящем в республиках. Да и вряд ли они смогут донести эту информацию до миллионов украинцев не имея доступа к СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня