Пентагон затыкает дыры ПВО «джихад-мобилями»

Американские системы не в состоянии конкурировать на рынке вооружений с комплексами «Панцирь», «Тор», Spyder-SR

  
7773
На фото: вездеход «Хамви»
На фото: вездеход «Хамви» (Фото: Zuma/TASS)

На международном авиасалоне Eurasia Airshow-2018 в Анталье директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Дмитрий Шугаев в интервью «Интерфаксу» рассказал том, какой популярностью в мире пользуются российские системы ПВО. Причем в очереди в ожидании поставок вынуждены стоять некоторые страны-участницы НАТО, разочаровавшиеся в производящемся в США вооружении данной специализации.

В настоящий момент российские системы ПВО стоят на вооружении армий 45 стран. К ним относятся не только государства бывшего социалистического лагеря, в которых оружие поставлялось на самых льготных условиях. И сейчас, спустя четверть века, советские зенитно-ракетные комплексы, обладающие высокой надежностью, не утратили своей актуальности, они продолжают интенсивно эксплуатироваться.

Повышенным спросом пользуются комплексы ПВО уже российской разработки. Контракты на их поставку за прошедшие 15 лет были подписаны более чем с 30 государствами. К основным покупателям относятся страны Ближнего Востока, Северной Африки и СНГ.

Наибольшей популярностью у покупателей пользуются ПЗРК «Игла-С1», ЗРПК «Панцирь-С1», ЗРК «Куб», «Бук» и «Тор-М2Э», ЗРС С-300ПМУ, С-300ВМ «Антей-2500», С-400. От средств ПВО, предлагаемых на внешний рынок другими странами-производительницами, их отличает в лучшую сторону целый ряд качеств. Прежде всего, конечно, это надежность и боевая эффективность, неоднократно подтвержденная в целом ряде военных конфликтов. Интересует заказчиков, разумеет, и невысокая цена. Как заявил Шугаев, при сопоставимых тактико-тактических характеристиках российские комплексы стоят в полтора-два раза дешевле.

Читайте также

Важна и представляемая Россией полная линейка комплексов, каждый из которых наилучшим образом решает поставленные задачи в своем сегменте — тут и комплексы ближнего действия, и малой дальности, и средней, и большой. Так, США могут предложить лишь два варианта — либо страшно дорогой ЗРК «Патриот», каждый пуск которого обходится в 2 млн. долларов, и не менее дорогостоящую систему THAAD, либо нечто похожее на «джихад-мобиль», то есть вездеход «Хамви» с установленными на нем блоком ПЗРК «Стингер».

Разумеется, средства ПВО для внешнего рынка производят не только Россия и США. Основными нашими конкурентами, помимо США, являются Израиль, Швеция, Китай и франко-немецкий консорциум, который образовали компании «Аэроспаяль» и «Мессершмитт-Бёльков-Блом». С российским комплексом С-300 до известной степени способны конкурировать американские ЗРК «Патриот» и THAAD. Что же касается С-400, то конкурентов у него нет. Всякая поставка Россией какой-либо стране этой системы ПВО немедленно вызывает истерическую реакцию в высших политических кругах США. Это прекрасно иллюстрирует нынешняя ситуация с контрактом на поставку Турции нескольких комплектов С-400, в связи с чем Вашингтон угрожает Анкаре страшными карами. И это при том, что Турция входит в Североатлантический альянс и номинально врагом США не является.

В свете описания рынка средств ПВО, которое дает директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России, было бы интересно рассмотреть боевые возможности конкурирующих комплексов.

К комплексам малой дальности относятся франко-немецкий ЗРК Roland, шведский RBS-23 BAMSE и израильский Spyder-SR. Они конкурируют с российскими «Панцирь-С1» и «Тор-2МЭ».

Roland — это, скорее, ЗРК ближнего действия. Его последняя модификация была создана в 1989 году. Поражает цели, максимальная скорость которых может достигать 1,2 М, на дальности от 500 м до 6300 и на высотах от 15 м до 5500 м. То есть имеет почти такой же диапазон, как и ПЗРК. Солидная по массе система расположена на танковом шасси. Пусковая установка содержит 8 ракет и две РЛС — обнаружения и сопровождения цели.

К недостаткам комплекса относится прежде всего низкая автоматизация: командир ЗРК отслеживает на экране воздушную обстановку и принимает решение об атаке тех или иных целей. Параллельная стрельба невозможна. Невозможность поражения скоростных целей (от 1,3 М и выше) также не лучшим образом характеризуют Roland. И французы, и немцы уже отказались от него, перейдя на более совершенные ЗРК, но производство «Роланда» на экспорт продолжается.

Более впечатлительных результатов добились шведы. Их ЗРК RBS-23 BAMSE по своим качествам, казалось бы, был способен сказать свое веское слово. Но когда в 2016 году завершились его испытания, шведское правительство отменило закупки для своих сухопутных войск, заменив родной комплекс немецким Iris-T SL, менее удачным с точки зрения помехоустойчивости ракеты. Развернутое производство было переориентировано на внешний рынок, где и без шведов тесновато. К тому же не лучшим образом влияет на репутацию отказ страны-производительницы использовать комплекс в своих вооруженных силах.

Дальность поражения целей у RBS-23 BAMSE достигает 20 км, высота — 15 км. ЗУР имеет скорость 3 М. Наведение на цель — радиокомандное. Пусковые установки за счет своих РЛС, имеющих дальность 30 км, могут работать самостоятельно. Наведение на низколетящие цели обеспечивается подъемом антенны с фазированной решеткой на штанге на высоту в 8 метров.

Читайте также

Что же касается машины батарейного управления, то она обладает очень большими возможностями. РЛС с ФАР (поднимается на высоту до 12 м) обладает высокой помехоустойчивостью, дальностью и разрешающей способностью. Эксперты утверждают, что по возможностям она соизмерима с РЛС для низколетящих целей российской ЗРС С-300. Цели обнаруживаются в радиусе 100 км. Одновременно отслеживается до 150 трасс. Связь с пусковыми установками может поддерживаться на расстоянии до 10 км. Помимо РЛС есть оптико-локационная следящая система. Машина батарейного управления может работать не только со своими пусковыми установками, но и с другими ракетными комплексами, обеспечивая защиту от нападения с воздуха больших территорий.

Особенностью израильского комплекса Spyder-SR является использование двух ракет. Причем обе они относятся к авиационным ракетам «воздух-воздух». И у них различный способ наведения, основанный на принципе «выстрелил и забыл». Ракета «Дерби», оснащенная активной радиолокационной ГСН, имеет дальность 35 км, «Питон-5» с инфракрасной ГСН — 20 км. Высота поражения целей — от 20 м до 16 км. Однако принцип «забыл» действует на финальном участке, когда ГСН нахватывает цель. До этого производится коррекция траектории радиокомандным методом.

Для себя Израиль делает модернизированные комплексы с индексом MR, а SR идет на экспорт. Экспортный вариант обладает существенным недостатком — невысокой помехозащищенностью ракет, как с РЛ ГСН, так и с ИК ГСН.

Пусковая установка располагает четырьмя ракетами. При этом темп стрельбы высокий — интервал 2 сек. К достоинствам относится высокая скорость ракет — до 4 М.

И, наконец, два российских комплекса. «Тор-2МЭ» имеет дальность 12 км, цели поражаются на высотах от 10 м до 10 км. Максимальная скорость поражаемых целей — 700 м/с. К достоинствам относится самое высокое из вышеприведенных комплексов время реакции — от 6 до 8 сек. У остальных оно от 10 сек и выше. Для комплексов ближнего действия и малой дальности — это очень существенный параметр. Поскольку за 10 сек ракета или самолет, летящий на скорости 700 м/с, приблизятся на 7 км, и может оказаться поздно запускать ракету. Также впечатляет количество ЗУР, устанавливаемых на боевой машине, — 8. Наведение радиокомандное по 4 каналам.

По ряду параметров данный «Тор» экспортной модификации, конечно, уступает новейшей шведской разработке с неудачной судьбой — ЗРК RBS-23 BAMSE. Однако и цена у российского комплекса существенно ниже. Все эти обстоятельства влияют на распространение «Торов» в мире — они эксплуатируются в семи странах мира. Шведский комплекс сожалению, покупателей еще только ищет.

А зенитный ракетно-артиллерийский комплекс «Тор-1С», без всякого преувеличения, перехватывает всё, что пролетает над охраняемой им территорией. Кроме, разумеется, МБР. Это предопределено целым рядом свойств. Комплекс имеет самую высокую в мире реакцию — 4−6 сек и скорострельность, интервал — 1,5 сек. Обнаружение целей и целеуказание осуществляется одновременно по двум радиолокационным и двум оптико-локационным каналам. Комплекс работает в полностью автоматическом режиме, что предполагает, в том числе и выбор наиболее опасных целей и их перехват в первую очередь.

Скорость ракеты — 1300 м/с. Ракета двухступенчатая, бикалиберная. После отработки маршевого двигателя она минимально снижает скорость за счет меньшего диаметра второй бездвигательной ступени. Дальность перехвата — до 20 км, высота — от 15 м до 15 км.

Читайте также

Самые сложные цели, имеющие скорость 1000 м/с и эффективную площадь рассеяния 0,03 кв.м., поражаются одной ракетой с вероятностью 0,7. Боевая машина оснащена 12 ракетами. Ракеты дополняются спаренным зенитным автоматом калибра 30 мм, имеющим скорострельность 5000 выстр./мин. В боекомплект входят 1400 бронебойно-зажигательных снарядов.

Сравнение комплексов средней дальности — китайского HQ-12 и российского «Бук-М2» — можно провести в экспресс-режиме, тут все понятно без комментариев.

ТТХ ЗРК HQ-12 и «Бук-М2»

Дальность, км: 50 — 50

Минимальная высота перехвата, м: 500 — 15

Максимальная высота перехвата, км: 25 — 25

Максимальная скорость ракеты, м/с: 1200 — 1550

Максимальная скорость цели, м/с: 750 — 1100

Максимальная перегрузка маневрирования целей, g: 4−5 — 24

Количество ракет на пусковой установке: 2 — 4.

Военные технологии: В США испытали «гравитационную» ядерную бомбу B-61

Новости вооружений: Ракету «Кинжал» покажут на параде Победы в Москве

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня