Россия пугает Запад не мощным оружием, а отстойным пиаром

Что значат слухи про российские самолеты, танки и авианосцы

  
8278
На фото: вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин (слева в центре) у макета многоцелевого авианосца "Шторм" на VIII Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге
На фото: вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин (слева в центре) у макета многоцелевого авианосца «Шторм» на VIII Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге (Фото: Петр Ковалев/ТАСС)

Русские, как правило, делают что-то хорошо, но что-то — не очень. Что российским политикам удается все еще делать из рук вон скверно, так это избегать ими же самими сотворенные пиар-катастрофы. Помните, как российские чиновники полностью провалили всю тему «С-300 для Сирии»? Нечто похожее происходит и сейчас, но на этот раз с приобретением новых технологически продвинутых и дорогих систем вооружений.

Мы все видели заголовки типа «Россия отказалась от Су-57» и «Россия не в состоянии позволить себе новый танк Т-14 «Армата». Я уже ожидаю очень скорого появления чего-нибудь вроде «Санкции США вынуждают Путина отказаться от XXXX» (пропущенное можете заполнить сами, вставив любую систему вооружений, которую пожелаете). Так, есть ли в этом хоть какая-то доля правды?

И да, и нет.

Самолеты и основные боевые танки

Правда заключается в том, что российские чиновники слишком торопились заявить, что российские вооруженные силы вскоре получат множество систем вооружений, которые намного превосходят все, произведенное на Западе. Увы, те же самые чиновники редко утруждают себя тем, чтобы объяснить, где, зачем, когда и как многие из этих систем вооружений в действительности будут развернуты. Такого рода двусмысленное послание производит впечатление того, что Россия (опять!) виляет. Наглядный пример: Россия размещает 4 Су-57 в Сирии и затем, кажется, более или менее отменяет это решение. Или, по крайней мере, драматически сокращает приобретение этих систем вооружений. Реальность же и намного проще, и немного сложнее. А чтобы объяснить, что происходит, нам сначала надо понять различия в приобретении вооружений на Западе и в России.

Читайте по теме

На Западе главной целью любого приобретения любой оружейной системы является перевод как можно больше денег со счетов правительства в карманы частных лиц, контролирующих Военно-Промышленный Комплекс. Иначе говоря, западное планирование развития вооруженных сил (особенно в США) зависит не от угроз и не от стоящих перед вооруженными силами задач. Оно зависит от прибылей. И хотя некоторые возмутительно дорогостоящие системы вооружений иногда и отменяют (как это было с ударным вертолетом Comanche разработки Boeing-Sikorsky RAH-66), другие еще более дорогие и отвратительно спроектированные сохраняют свое финансирование (такие, как F-35). Такую ситуацию может себе позволить только фантастически коррумпированная страна, реальной угрозы существованию которой не имеется. В противоположность ей, Россия намного менее коррумпирована и у нее имеются потенциальные враги прямо по большей части периметра ее границ.

Российское планирование развития вооруженных сил основывается на оценке угроз и стоящих задачах. Это означает, что прежде чем российские вооруженные силы решат, что им необходимо какое-то количество Су-57 или Т-14, они должны доказать, что наличествует такая угроза, отразить которую смогут только Су-57 или Т-14 (или, по крайней мере, что представляется более разумным — с позиций применения личного состава, с точки зрения экономики или тактики — использовать именно новые системы).

Во времена «холодной войны» главное правило (были, конечно, и исключения!) заключалось в том, что, обычно, США развертывали те или иные новые технологии или военные средства, которые советские затем изучали прежде, чем разработать контр-средство — но после того, как сильные и слабые стороны новых американских технологий/средств будут целиком и полностью поняты. Цена, которую пришлось платить за этот метод, состояла в том, что советские в развертывании новых технологий, как правило, оказывались на шаг позади США. Главное преимущество такой динамики для советских состояло в том, что их системы вооружений, в конце концов, и оказывались дешевле, и превосходили американские. Хорошим примером такой динамики является разработка Су-27 в ответ на разработку Соединенными Штатами F-15 или разработка Akula-class SSN (обозначение НАТО; подводные лодки проекта 971 «Щука-Б») в ответ на подлодку класса Los Angeles.

Сегодня ситуация совершенно иная. Если вы сравните российские и западные системы (скажем, последние версии Су-35/Су-30 и последние версии F-15/16/18 или основные боевые танки Т-90/Т-72Б3/Б3М и Abrams/Leopard), то вы поймете, что нынешние российские системы, как минимум, так же хороши, как и противостоящие им системы США/ЕС — если только не лучше. Это произошло потому, что с официальным окончанием «холодной войны» военные планировщики США/ЕС решили расходовать деньги на чрезвычайно дорогостоящие системы вместо того, чтобы модернизировать стареющие самолеты и танки. В конце концов, 20−30-летние самолеты и танки более чем удовлетворяли потребностям отражения таких «угроз», как Ирак или Югославия. Так чего же было расходовать деньги; никто же не ожидал, что Россия будет в состоянии восстановиться так быстро, как она это сделала.

Из всего этого напрашивается вопрос о том, какие угрозы должны были отражать Су-57 или Т-14? Логично считать, что это должны были быть такие угрозы, с которыми ничего не смогли бы поделать уже имеющиеся Су-34 и модернизированные T-72/80/90. Можно ли определить эти угрозы? Возможно, да. И на Западе, и — в случае с самолетом — на Востоке. Но насколько существенной (в количественном отношении) будет та угроза — это большой вопрос. Например, я бы утверждал, что единственное стратегическое направление, где развертывание T-14 имело бы смысл, это запад. А конкретно — Первая Гвардейская танковая армия, которой придется воевать против НАТО в случае войны. Но даже в этом случае имеется оптимальное соотношение старых и новых основных боевых танков в составе двух дивизий, составляющих костяк этой армии. Это имеет больший смысл, чем заменять все их основные боевые танки на T-14 (это особенно верно, если когда-нибудь будет развернута версия «Арматы» со 152-мм пушкой). Что же касается развертывания T-14 на южном и восточном направлениях, то это вообще не имело бы смысла, поскольку на этих направлениях нет таких бронетанковых сил, которые превосходили бы российские.

Что касается военно-воздушных сил, то это вопрос, скорее, не географический (тактическая авиация может быть легко переброшена с одного места в другое), а количественный — сколько F-22/F-35/(X-2?) смогут США и их союзники развернуть против России (с учетом дозаправки в воздухе и того, что F-35 в действительности будет работать именно так, как было разрекламировано).

На самом деле, сравнивать только тактическую авиацию с тактической авиацией и одни основные боевые танки с другими основными боевыми танками — грубое и чрезвычайно сильное упрощенчество. В реальном мире вам необходимо сравнивать весь спектр сил и средств обеих сторон — таких, как основные боевые танки и противотанковые средства или ударные вертолеты (в случае с авиацией все еще сложнее). Поэтому я излагал все так просто лишь в иллюстративных целях.

В обозримом будущем угроза России будет исходить от последних версий F-16/15/18. А в этом случае Су-35/Су-30СМ/МиГ-25СМТ/МиГ-35/МиГ-31БМ, особенно в их комбинации с новыми радарами и ракетами, будет более чем достаточно, чтобы отразить эту угрозу. А для противодействия более «продвинутой» угрозе имеет больше смысла развернуть комбинацию Су-57 и самолеты уже существующего поколения 4++, чем пытаться разместить тысячи самолетов 5-го поколения (что сейчас делают США).

И, наконец, есть еще проблема экспорта. Экспорт, хоть и в состоянии помочь профинансировать издержки на новые и дорогостоящие системы, но экспортный потенциал уже существующих российских систем намного превышает те системы, которые были недавно развернуты. Поначалу русские надеялись разрабатывать Су-57 вместе с Индией, но давление очень влиятельного проамериканского лобби внутри Индии в сочетании с различиями в проектной философии и в технических требованиях сделали это сотрудничество довольно неопределенным. Есть, конечно, еще Китай, но китайцам самим еще надо задать себе вопрос о том, сколько Су-57 они хотели бы купить у России. Особенно, если учесть, что они уже купили много Су-35 и сами работают над своим собственным самолетом 5-го поколения.

Годы «холодной войны» показывают, как эту проблему решал Советский Союз. Более «продвинутый» и более дорогой Су-27 (вместе с некоторыми очень хорошими ракетами разрабатывался и разворачивался более или менее одновременно с более дешевым, но, тем не менее, весьма эффективным МиГ-29. И хотя «Сухой» был гораздо более сложным самолетом с намного большим модернизационным потенциалом, МиГ был дешевым, фантастически маневренным; он прекрасно подходил к роли «фронтового истребителя», несмотря на то, что у него отсутствовала электродистанционная система управления! Поэтому неудивительно, что российские военные планировщики сегодня предпочитают такие же варианты.

Что заставляет меня задуматься о том, какие еще крупные программы приобретения систем вооружений будут законсервированы.

Российские авианосцы и самоходные ударные корабли

Свой голос я отдаю широко разрекламированному супер-авианосцу «Шторм» проекта 23000. Не вдаваясь в вопрос о том, нужны ли России авианосцы и, если да, то какие (лично я считаю, что у российского ВМФ имеются более важные программы, на которые следует расходовать средства), я поражен тем, насколько крайне преждевременно было в 2018 году заявлять, что Россия планирует развернуть не один, а целых три или четыре (!) авианосца. Действительность же такова, что в обозримом будущем бюджетные и технологические ограничения позволят России построить один авианосец, и этот авианосец, вероятнее всего, будет тем, что Андрей Мартьянов называет «нишевым» авианосцем. Ну, конечно, если бы военный бюджет России смог бы хоть приблизиться к военному бюджету США или если российский ВПК был бы хоть на чуточку так же коррумпирован, как и ВПК США, то спустить три или четыре авианосца было бы возможно. Но, поскольку за каждый рубль придется отчитываться и оправдываться через сравнение возможностей/издержек/задач, то этого не случится. Я все еще жду, получит ли российский ВМФ обещанные универсальные ударно-штурмовые корабли «Прибой» вместо французских «Мистралей» и, если это произойдет, то как будут выглядеть корабли класса «Прибой», как они будут оснащены и вооружены, а также когда они будут приняты на вооружение российским ВМФ.

Заключение: меньше шума, больше здравого смысла, пожалуйста!

Россия уже разработала и будет разрабатывать новые, дорогостоящие и передовые системы вооружений просто потому, что ей приходится поддерживать технологические и промышленные возможности для парирования возникающих угроз. У вас не получится построить истребитель 6-го поколения, если вы никогда не разрабатывали истребитель 5-го поколения. Однако, Россия уже справилась с чрезвычайно сложной задачей замещения всех системных компонентов, ранее производимых за рубежом (скажем, на Украине), своими собственными. После введения в действие западных санкций стало абсолютно самоочевидно, что российские системы вооружений должны строиться исключительно на базе российских технологий и компонентов (чего, кстати, их американские коллеги не делают).

При том, что Россия получила выгоды от «перекачки мозгов» из Украины (и других бывших советских республик), которая лишилась многих высококвалифицированных инженеров и ученых в результате коллапса украинской промышленной базы, ресурсы России все равно находятся в сильном напряжении в силу срочной нужды создавать по-настоящему автономный военно-промышленный комплекс, практически с нуля. Более того, имеются определенные узкие — в технологическом и промышленном отношении — места, которые необходимо расшить прежде, чем Россия сможет произвести свои новые системы вооружений в достаточных количествах (это особенно верно в отношении больших кораблей). На сегодня цель «импортозамещения» достигнута не полностью, хотя огромный прогресс налицо.

Читайте по теме

Но вот, что Россия может — и должна — немедленно сделать, так это научиться, как своему же общественному мнению преподносить последовательные, непротиворечивые и сбалансированные сообщения. Всякий раз, когда за громогласными и триумфальными декларациями следуют более трезвые оценки, анти-путинские силы в России (и за рубежом) кричат до небес о том, что Путин обещал все, а не предоставил ничего (и вновь, вся эта неразбериха с С-300 для Сирии блестящий пример этого). Так что, да, пиар в России очень часто все еще отстой. Но с планированием развития вооруженных сил России все в порядке.

Автор: Публикуется под псевдонимом The Saker — широко известный на Западе блогер. Родился в г. Цюрих (Швейцария). Отец — голландец, мать — русская. Служил аналитиком в вооруженных силах Швейцарии и в исследовательских структурах ООН. Специализируется на изучении пост-советских государств. Проживает во Флориде (США).

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

Новости политики: В США нашли российский след в протестах в Шарлотсвилле

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Сергей Шаргунов
Сергей Шаргунов

«Свободной прессе» уже десять!

Рад, что здесь нам удалось опубликовать стольких ярких авторов и столько сильных и острых текстов.

А сколько ещё будет!..

Последнее время после избрания в Думу я по понятным причинам меньше участвую в жизни издания. Но всё равно стараюсь писать для него несколько раз в месяц — отчёты о работе, отклик на то, что меня волнует, прямой рассказ о несправедливости, которая мучает людей.

«Свободная пресса» даёт отпор несправедливости круглосуточно — хлёстко и лихо.

Да, часто я не во всем согласен с авторами. Порой мне кажется, что в статьях пересаливают. Но так и задумывался этот сайт — как пространство разнообразия.

Всегда говорил и говорю всем публицистам и политикам, выражающим претензии к той или иной публикации: у вас есть возможность выступить со своей позицией. Оспаривайте. Вас напечатают. По-моему, характерная деталь.

А вообще, здесь многие авторы не соглашаются друг с другом.

Здесь бранят в комментариях и мои тексты, и любые, и бранят господ модераторов (и я их тоже порой браню, поверьте).

Но главное вот что.

Здесь площадка неравнодушия.

Здесь нерв неравнодушия.

Которое стало такой редкостью среди цинизма и безразличия.

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня