Армии и войны

Орбитальное оружие — к запуску!

Роскосмос говорит о борьбе с метеоритами, военные ищут цели для спутников на земле

  
739

«Мгновенный глобальный удар из космоса» — сценарий всемирной катастрофы. 2022 год. Причиной военного конфликта могут стать масштабные массовые учения и испытание нового космического вооружения. Под таким заголовком и анонсом на сайте телестудии Роскосмоса размещен созданный «по просьбе ветеранов космических войск России» фильм, снятый недавно Морской документальной видеостудией.

Надо отдать должное Роскосмосу: если автор «Звездных войн» Джордж Лукас всего лишь снимал кино, то наши специалисты, похоже, намерены реализовать свои проекты в жизнь уже в ближайшее время.

В этот вторник, выступая в Совете Федерации, руководитель Роскосмоса Владимир Поповкин заявил, что его ведомство совместно с Российской академией наук будет создавать единый центр по предупреждению и парированию космических угроз. В числе таких угроз на первом месте называются кометы и астероиды. Характерно, что третьим, но явно не последним по значению, участником этой группы будет Министерство обороны. Этот центр будет распределен территориально по объектам Роскосмоса, РАН, Минобороны и Минпромторга. Рабочая группа по созданию единого центра по борьбе с космическими угрозами уже действует. На первом этапе основными задачами центра будут повышение эффективности наблюдения за малыми небесными телами и космическим мусором, а также создание и испытание средств воздействия на космические объекты и запуск исследовательских миссий к потенциально опасным астероидам и кометам.

Любопытно, но Владимир Поповкин сразу же отметил, что разработка технологий активного удаления космического мусора и противодействия астероидам может служить удобным прикрытием для отработки технологий военного назначения. Поэтому, по его словам, необходима разработка международных документов, исключающих любую возможность испытания и развертывания оружия в космосе. Соответственно, к работе должен быть подключен МИД. Эту позицию сразу же поддержал глава МЧС Владимир Пучков, который отметил, что вместе с зарубежными коллегами следует решить вопрос о создании международной системы раннего оповещения о космических угрозах из спутников, оснащенных мощными телескопами.

Российская академия наук, по словам Владимира Поповкина, должна отвечать за наблюдение за астероидами и кометами, Роскосмос — за решение проблемы космического мусора. Он также представил проекты противоастероидных космических аппаратов НПО им. Лавочкина и Государственного ракетного центра им. Макеева.

Участие Минобороны в программе на заседании не было раскрыто никоим образом. Что открывает простор для догадок. Очевидно, речь идет о разработке и развертывании если не чисто милитаристских программ, то технологий двойного назначения. И наличие международной системы обмена информацией о приближающихся к Земле астероидах с помощью орбитальных телескопов ничуть не мешает развивать военную часть космической программы.

По оценке заведующей отделом Института астрономии РАН Лидии Рыхловой, если создавать аналогичную современную систему наблюдения за астериодной опасностью на земле, то России придется потратить не менее 58 миллиардов рублей за ближайшие 10 лет. Однако вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий космос и оборонку, уже заявил, что создавать наземную систему наблюдения и защиты совершенно неэффективно. А рассчитывать в такой работе только на собственные финансовые ресурсы для России еще и слишком накладно.

Возможно, выбор российского правительства в пользу космической орбитальной группировки уже сделан? Но есть ли сегодня у нас необходимые промышленные и технологические возможности?

Академик Российской академии космонавтики Александр Железняков полагает, что для борьбы именно с астероидами большого смысла развертывания орбитальной группировки нет:

— Серьезную угрозу для Земли, — и то речь не идет о глобальной катастрофе — представляют только астероидами, чей диаметр превышает 100 метров. Но такие небесные тела астрономы всего мира могут уверенно определять уже давно с расстояния, если не от Юпитера, то где-то с 1,5−3 млн километров. Этого вполне достаточно, чтобы знать об угрозе.

Что касается челябинского метеорита, то его диаметр, по последним уточненным данным, не превышал 17 метров. Службы наблюдения его откровенно проспали, но технические возможности человечества сегодня и не могут гарантировать обнаружение космических тел, чей поперечник меньше 100 метров. Где-нибудь за орбитой Луны мы сегодня такие тела разглядеть не можем в принципе. Однако вероятность падения еще одного метеорита размером 15−20 метров ближайшие 10 лет крайне мала, и возможно, нецелесообразно пока тратить те средства и усилия, которые необходимы для надежного решения этой задачи. Потому что это требует разворачивания как глобальной системы наземного наблюдения, так и обязательного размещения элементов наблюдения за дальним космосом на орбите нашей планеты.

«СП»: — А есть ли сегодня у России необходимые технологические и промышленные возможности?

— Решить такую задачу сегодня не под силу ни одной стране мира. И даже если объединить усилия многих стран, то это потребует многих лет.

На уровне научно-технических, концептуальных решений существуют серьезные разработки, которым уделяется пристальное внимание последние лет десять. В последние пять лет публиковались и делались достаточно интересные предложения. Но пока не решены и даже всерьез не прорабатывались вопросы финансирования и пути международной кооперации в этой сфере. Так что пока все эти разговоры, включая сегодняшнее выступление Владимира Поповкина, носят исключительно рекомендательный характер, свидетельствуют об осознании опасности. Не следует ожидать, что завтра Россия начнет строить стартовые площадки для запуска на орбиту оружия по разрушению астероидов.

«СП»: — Но на заседании речь шла и о том, что существует рабочая группа по созданию единого центра, и о том, что активное участие будут принимать военные. В чем заключается роль Минобороны?

— Без военных не удастся построить эффективную систему разрушения метеоритов, поскольку почти наверняка будут использованы ядерные боезаряды, а это исключительно их сфера.

Тем не менее, Россия регулярно предпринимает усилия по решению на дипломатическом уровне вопроса о милитаризации космоса, не недопущении на орбиту Земли нового витка гонки вооружений.

«СП»: — Пока в международной политике царит право сильного, вряд ли какая-либо из держав откажется от возможности получить козырь в виде нового сверхоружия. Если пока нет смысла тратить огромные деньги на борьбу с астероидами, то задача получить решающие преимущества за счет орбитальных войск является реальной?

— Собственно, руководитель Роскосмоса и говорил как о реальной угрозе, о том, что под прикрытием разговоров о борьбе с астероидами на самом деле могут разворачиваться сверхэффективные виды оружия в космосе. Это реальная опасность.

«СП»: — Если по-настоящему серьезной является именно эта угроза, то, наверно, Россия так же намерена использовать какие-то наработки в этой сфере — иначе можно оказаться совершенно беззащитными. Каковы планы России в этой сфере?

— Существуют определенные обсуждения в среде военных, но я их комментировать не могу и не буду. То, что некоторые страны рассматривают возможность под видом борьбы с метеоритами создание орбитальные группы с мощным оружием — это правда.

Впрочем, космонавт Георгий Михайлович Гречко считает, что какие-либо масштабные военные проекты в космосе сегодня также не могут быть эффективными:

— Если рассматривать группировку спутников на наземной орбите для нанесения массированного удара по территории чужого государства, то такая группировка сама легко засекается и надежно уничтожается еще до того, как успеет нанести кому-то вред. Причем борьба с такой группировкой является технически простой и довольно доступной финансово. Если говорить о задаче борьбы с орбиты Земли с чужими баллистическими ракетами, то это задача давно надежно решена, и вокруг планеты постоянно вращаются аппараты, работающие на эту проблему.

Вывод спутников на орбиту Солнца или куда-то дальше для военных целей не имеет смысла: и финансово, и технологически такие задачи можно потянуть только в международной кооперации. Так что, на мой взгляд, куда больше смысла бороться с астероидами.

«СП»: — А это реально?

— На сегодняшний день задача надежного вычисления небольших метеоритов практически невыполнима. Вот пока смогли только вычислить Апофис, который подлетит к Земле в 2036 году, но его диаметр — 3 километра. А малые тела мы не видим. Задача отведения от Земли обнаруженного крупного астероида также находится на грани возможного. Остается надеяться на русский «авось». Нужно создавать единую глобальную сеть наблюдения на планете, выводить постоянную группировку наблюдения на земную орбиту, а также «завешивать» крупные телескопы в точках Лагранжа. Но пока это нам не по силам.

Но саму угрозу я воспринимаю, как актуальную. Упади Тунгусский метеорит на 4 часа позже, и ничего не осталось бы от моего родного города на Неве, и я бы не родился. Разорвись челябинский метеорит на меньшей высоте, ничего бы вообще не осталось от Челябинска. А так мы испугом отделались, нам очень повезло, я считаю. Так что проблема реальна.

— На самом деле, не будем мы бороться ни с астероидами, ни с другими странами с орбиты, — считает научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев.

«СП»: — Какую же цель преследует Роскосмос?

— Траектории больших астероидов давно изучены. Что касается малых космических тел, то у нас нет никаких эффективных технических средств ни по их засечению, ни по уничтожению. Реальная задача может быть только научной — выводить телескопы на орбиту и постепенно создавать сеть наблюдения за малыми телами. Именно так и поступают некоторые страны сегодня, но не Россия. Очень хорошая программа по отслеживанию метеоритов развивается американцами, и нам было бы полезно скооперироваться с ними в обмене информацией. Ничего кроме этого мы сделать и не сможем.

Поэтому обсуждение в Совете федерации отражает лишь ту суету, которую должны изобразить чиновники после падения челябинского метеорита — они ведь обязаны реагировать на события.

«СП»: — То есть озвученный Поповкиным проект кончится полным пшиком?

— Я думаю, все сведется к созданию новой структуры, которой дадут денег, но не очень много.

Я помню, как-то в советское время при мне просили действующего тогда начальника Генерального штаба Вооруженных сил СССР выделить ресурсы на борьбу с метеоритами. И он ответил, что вероятность термоядерной войны на планете куда выше, чем метеоритная угроза, но вы просите у меня денег куда больше для уничтожения астероидов, чем я трачу на термоядерную программу. И не дал вообще денег на этот проект.

Сегодня, я уверен, будет точно также. Подсчитают бюджет, прикинут вероятность падения астероида, да и порежут смету как следует. Много денег не дадут — это просто чиновничья суета.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня