Армии и войны

Турки предпочли системе Patriot китайские C-300

Вашингтон выразил Анкаре своё неудовольствие и грозит «принять меры»

  
14834

Всё дело в том, что турки в рамках своего тендера T-LORAMIDS решились приобрести себе собственную систему противовоздушной обороны. Но вышло так, что выбрали не абы какую, а китайскую. Возник вопрос: как же так, ведь Турция — член НАТО? И в этом альянсе после американских вооружённых сил турецкие — вторые по численности. Долгие годы американцы инвестировали — будем использовать этот эвфемизм — огромные средства и усилия, не останавливаясь даже перед содействием организации в Турции военных переворотов, лишь бы эта страна оставалась оплотом США и форпостом Североатлантического блока в регионе Ближнего и Среднего Востока. Во время очередного обострения внутрисирийского конфликта в начале этого года на юго-восток Турции «для защиты её границ» Америка, Германия и Нидерланды перебросили каждая по две батареи, оснащённые зенитно-ракетными комплексами Patriot, и четыреста человек личного состава.

И надо же — вот она «чёрная неблагодарность» — в момент, когда на конкурсной основе пришлось определяться с системой собственной ПВО, турки выбирают не Patriot производства американской компании Raytheon и даже не Samp-T от франко-итальянской Eurosam, а китайский зенитно-ракетный комплекс FD-2000. Правда, не выбрали турки ещё и российскую С-400. Но их выбор — их суверенное право. Российской стороне было хорошо известно, что китайская FD-2000 подешевле будет. Но цена — единственное преимущество китайской системы над нашей. Видимо, расчёт российской стороны строился на том, что турки предпочтут цене качество. Ведь даже С-300, с которой китайцы «слизали» свою FD-2000, превосходит китайскую копию по своим техническим показателям. Что уж говорить про С-400…

У нас никакого шума по поводу исхода тендера T-LORAMIDS замечено не было. А вот американцы стерпеть поражение молча, не смогли. Как сообщает информационное агентство Reuters, в минувшую субботу, 28 сентября, представитель госдепа США огласила, что Вашингтон уже выразил Анкаре свою «серьёзную озабоченность в связи с переговорами между турецким правительством и компанией, находящейся под действием американских санкций, по вопросу о противоракетной системе, которая будет несовместима ни с системами НАТО, ни с коллективной обороноспособностью». И, словно бы погрозив пальцем, добавила: «Наши дискуссии по данной проблеме будут продолжены».

Между тем, как представляется, Анкара для себя определилась. По крайней мере, в четверг, 26 сентября, объявляя о результатах тендера, министр обороны Турции речь вёл вовсе не о «переговорах», а о принятом решении заключить контракт на четыре миллиарда долларов с китайской корпорацией China Precision Machinery Import and Export Corp (CPMIEC).

О введении санкций против CPMIEC США объявили 11 февраля этого года. Основание — якобы, нарушение китайской корпорацией (внимание!) американского закона о нераспространении вооружений в Иран, Северную Корею и Сирию (Вообще-то, в 2000 году американцы принимали этот закон против Ирана. Но потом вошли во вкус и в 2005-м добавили Сирию, а в 2006-м — до кучи — и Северную Корею). В своём февральском заявлении американский госдеп сослался на якобы имеющуюся в его недрах «достоверную информацию», но при этом никаких конкретных фактических данных о том, что же именно китайцы сделали не так, не привёл. Интересный момент: санкции американцы объявили как раз в то время, когда турецкая сторона вела активные переговоры со всеми участниками тендера. Вам этот шаг американцев не кажется попыткой дискредитировать и таким образом устранить конкурента?

Как бы то ни было, у турок, наверное, были свои резоны — и технологические, и стоимостные — на то, чтобы выбрать китайцев в качестве своих партнеров.

Атилла Сандикли, глава Центра стратегических исследований (Bilgesam), сам в прошлом высокопоставленный офицер турецкой армии говорит: «Союзники Турции по НАТО далеки от идеи о совместном производстве и передаче технологий. А китайская фирма заявила противоположное. Думаю, что в этом смысле выбор Турции — определённое послание её натовским союзникам».

К тому же, китайцы — кто бы этому удивился! — «с самого начала перебили всех остальных участников тендера по ценовым параметрам», отмечает Ник де Ларринага, редактор специализированного еженедельника Defense Weekly.

Контрактом предусматривается совместное производство двенадцати комплексов ПВО дальнего радиуса действия. Это, как утверждается, будет глубоко модернизированная версия китайской системы, соответствующая специфическим требованиям турецких сухопутных сил и совместимая с натовскими системами командования и контроля.

FD-2000 (Fang Dun, что означает «оборонительный щит») представляет из себя экспортный вариант нового поколения наземной системы ПВО среднего и дальнего радиуса действия HQ-9 (Hóng Qí, т.е. «красное знамя»). Впервые была представлена общественности на Африканской аэрокосмической оборонной выставке (The Africa Aerospace and Defence Exhibition) в Кейп-Тауне в марте 2009 года.

Зенитно-ракетный комплекс HQ-9 — самая совершенная система ПВО Китая. Отличается довольно высокой боевой эффективностью при работе в сложной обстановке радиолокационного подавления и массированного применения противником средств воздушного нападения. Существует в нескольких модификациях для сухопутных сил и военно-морского флота. Используется для уничтожения самолетов, вертолетов, крылатых ракет на всех высотах их применения в любое время суток и при любых погодных условиях. HQ-9 стал первым китайским комплексом, получившим возможность перехвата тактических баллистических ракет класса «земля-земля». Наклонная дальность стрельбы комплекса составляет от 6 до 200 км, высота полета поражаемых целей — от 500 до 30 000 метров. По данным производителя, ЗРК в состоянии перехватывать управляемые ракеты в радиусе от 1 до 18 км, крылатые ракеты — в радиусе от 7 до 15 км и тактические баллистические ракеты — в радиусе от 7 до 25 км (по некоторым данным — до 30 км). Время приведения комплекса в боевое состояние с марша составляет 6 минут, время реакции — 12−15 секунд. Зона обзора станции — 360° по азимуту и от 0° до 65° - по углу места. Инструментальная дальность обнаружения целей — 120 км, сопровождения — 90 км. Обеспечивает одновременное обнаружение более 100 целей, захват и автосопровождение более 50 целей, определение их государственной принадлежности, захват, сопровождение и наведение ракет. Одновременно наводит шесть ракет на шесть целей. В качестве альтернативы комплекс способен наводить по две ракеты на каждую цель, но в этом случае целей должно быть только три.

Вот такой «щит» из «красного знамени».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня