В мире / Война в Сирии

ИГИЛ: «Аллах проклял Францию»

Новые теракты в стране неизбежны

  
11403
ИГИЛ: «Аллах проклял Францию»
Фото: Zuma/ ТАСС

Сколько французов воюет на Ближнем Востоке

В целях ориентировки о возможности терактов на проходящем сейчас Евро-2016, а также на велопробеге «Тур де Франс», на днях были озвучены следующие цифры:

685 французов или имеющих вид на жительство во Франции сегодня пребывают в Сирии и Ираке, в том числе 245 женщин и 20 детей.

15 человек едут туда ежемесячно;

173, по предварительным данным, погибли;

244 вернулись во Францию;

818 заявляют о своём желании туда поехать.

По другим франкоговорящим странам.

Из Туниса уехали воевать 6 тысяч. В Марокко — официально заявлено о полутора тысячах.

Из соседней Бельгии на войну уехали или собираются это сделать более 800 человек. Эта страна отмечена наибольшим процентом джихадистов в Европе.

Как исламисты вербовали меня в Париже

Это было два года назад в «Макдональдсе» рядом с международным автовокзалом столицы Франции (метро Галиени). Там бесплатный Интернет, чем я и воспользовался, надолго засев со своим нетбуком в самом тихом месте — на втором этаже здания.

Послеобеденное время. Оторвавшись от экрана, замечаю за соседним столиком шесть человек — кроме меня и их в зале никого нет. Две молодые девушки — негритянки, во всём черном до пят, и с покрытой головой, но лица открыты. Ещё две девушки скорее европейского типа, одеты более светски, и даже без платков. И двое парней, один из них чернокожий, а другой, явно лидер, похож на уроженца Магриба. Я понял, что передо мной какое-то молодёжное собрание исламских радикалов, салафитов, этот типаж мне прекрасно знаком по французским телеканалам, которые я смотрю дома по спутниковому телевидению. Где-то рядом незримо присутствуют тени ИГИЛ*, «Аль-Каиды» **.

Читайте по теме

Они говорят достаточно громко, я вслушиваюсь в разговор. Одна из девушек рассказывает о себе, как о берберке. Лидер ставит вопрос о косметике, и как её использовать мусульманкам. Вопрос живо обсуждается. Потом другой вопрос, снова дискуссия…

Собрание продолжается долго, проблемы обсуждают вдохновлённо, глаза у всех горят. Я осторожно делаю несколько фотографий со смартфона. Они это замечают.

Симпатичная берберка подсаживается ко мне за столик и начинает задавать вопросы — неторопливо, умно, очень вежливо.

— Кто вы? А, журналист… А знаете, что фотографированием без разрешения вы посягаете на женское целомудрие (она показывает на девушек в чёрном)? Так нельзя!.. В кадр попало лицо нашего лидера, а это совсем уже плохо. Надо стереть все эти фотографии!

Я не возражаю, стираю. Она продолжает.

— Кстати, завтра вечером мы, мусульмане, будем организовывать спортивные соревнования, проведение которых сейчас обсуждаем. И будем раздавать продовольственные пайки неимущим. Хотите посмотреть, как это будет? Ах, завтра уже уезжаете… Как жаль, что не можете увидеть, это было бы так интересно для вас!

«Экспресс» о джихадистах

Месяц назад французский еженедельник «Экспресс» (L'Express, № 3387) вышел с подборкой материалов о французах-джихадистах.

«Экспресс» — общественно-политический журнал правого толка с тиражом порядка 2 млн. экземпляров. Элитарное издание высокого уровня с интеллектуальным и, в некоторой степени, литературным уклоном.

Вот отрывки из некоторых статей.

«Новые террористические угрозы»

«Никогда напряженность не была столь ощутимой, а террористическая угроза столь тяжелой. Патрик Кальвар (Patrick Calvar), руководитель Генеральной дирекции внутренней безопасности (DGSI), с начала года уже несколько раз выступал с тревожными сообщениями.

17 февраля перед сенаторами Комитета по иностранным делам и вооруженных сил он заявил, что «есть информация о присутствии в Европе боевых групп джихадистов, но наши спецслужбы не располагают информацией об их дислокации и целях».

10 мая, на встрече с депутатами Комитета по обороне, он настаивает: «Мы знаем, что «Исламское государство» планирует новые атаки […] и что Франция явно является их целью […]. Вопрос не в том, случится ли это, а когда и где.

Ещё в сентябре 2014 года, Абу Мохаммед аль-Аднани, пресс-атташе ИГ, объявил в своём аудио об открытии сезона охоты на французов. А в феврале 2015 года, во 2-м номере нового интернет-журнала ИГ «Дар ай-Ислам», он объявил: «Аллах проклял Францию».

На конец 2015 года насчитывалось около 2600 франкоязычных сайтов, которые поддерживали «Исламское государство». Их пользователи не сидят сложа руки, и ежедневно посылают около 40 тысяч «твиттов».

ИГ — не единственная организация подобного рода. Соперничающее движение, «Аль-Каида», точнее, её магрибский филиал, периодически напоминает о своем намерении нанести удар во Франции.

Французские спецслужбы стремятся узнать имена организаторов терактов в Париже и Брюсселе. По данным американского информационного сайта Daily Beast, главным организатором является 30-летний француз, который называет себя Абу Сулейман аль-Фаранзи. Заложники в театре Батаклан рассказали, что двое камикадзе спрашивали друг у друга, надо ли «позвонить Абу Сулейману».

Но на скольких джихадистов во Франции может сегодня рассчитывать Абу Сулейман? Невозможно точно сказать. В результате утечки информации, содержащей имена и досье на 1736 иностранных новобранцев ИГ, появились сюрпризы: там фигурировали совершенно неизвестные спецслужбам люди. Например, некий Romain D., (типичное имя коренного француза — авт.) из Эльзаса, мать которого, начиная с 2013 года, была без всяких известий о нём. Этот бывший 26-летний студент, изучавший психологию, фигурирует в списке как «доброволец, готовый умереть в качестве камикадзе».

Есть сомнения о судьбе тех, кого объявили погибшим. Некоторые прибегают к этой уловке, чтобы исчезнуть от наблюдения и вновь появиться в Европе. За два месяца до терактов в Париже, жена Мохаммеда Фуада-Аггада, одного из террористов в театре Батаклан, объявила своей мачехе о смерти мужа — в качестве камикадзе в Ираке. Абдельхамид Абаауд тоже был объявлен мертвым его младшим братом Юнесом. Аналогично, Омар Омсен, гражданин Франции сенегальского происхождения, организовывающий переправку французских джихадистов для «Фронта аль-Нусра» ***, все ещё жив, по сообщению телеканала France-2, хотя оба его сына до сих пор уверены, что в начале августа 2015 года их отец был смертельно ранен в бою.

Другой вопрос, который не даёт покоя французским спецслужбам: сколько именно бойцов проникли в Европу с волнами мигрантов? Абдельхамид Абаауд, незадолго до того, как он был убит в перестрелке с полицией 18 ноября 2015 года, хвастался: «Мы вернулись в Европу без официальных документов, и с нами 90 человек».

В марте прошлого года исследователь и консультант Эрик Денес, специалист разведки, назвал для «Экспресса» еще более значительную цифру, заявив, что в Европу проникли «вероятно, несколько сотен человек, готовых действовать».

«Руководители убийц»

«Абдельхамид Абаауд, считающийся вдохновителем атак, в действительности был только координатором. Его присутствие в Париже 13 ноября 2015 и смерть в трущобах Сен-Дени показывают, что не он был главным: истинные организаторы не выставляют себя на первый план.

Настоящим организатором атак является 30-летний француз, который называет себя Абу Сулейман аль-Фаранзи. Он гражданин Франции магрибского (Северо-западная Африка) происхождения. Прежде чем уехать в Сирию вместе со своей женой, тоже француженкой, и их двумя детьми, он руководил в парижском регионе спортивным клубом.

Будучи простым членом службы безопасности ИГ, Абу Сулейман спланировал одновременные теракты в Сен-Дени и Париже. Его проект был представлен на рассмотрение Абу Бакр аль-Багдади, халифу ИГ, который и дал зеленый свет. Вследствие успеха терактов, произошедших 13 ноября 2015 г., Абу Сулейман был повышен по рангу и назначен главой Амн аль-Харжи, службы внешней разведки ИГ, ответственной за шпионаж и организацию атак на территории противника. Абу Сулейман может проживать в городе Аль-Баб, где находится центр разведки ИГ в Сирии. Среди его непосредственных подчиненных есть ещё один француз: Салим Бенгхалем, родом из Валь-де-Марн. Он был главой исламской полиции в Аль-Баб.

Две другие ключевые фигуры в командовании ИГ: француз Фабьен Клен (типичное имя коренного француза — авт.) и бельгиец марокканского происхождения Абдельхамид Абаауд. Первый из них, 38-и лет, является выходцем из Реюньона (французский остров в Индийском океане). Именно он выступил с заявлением от имени ИГ о взятии ответственности за атаки 13 ноября 2015. Согласно ряду источников, он является главным редактором «Дар ай-Ислам», французского журнала ИГ, хотя там обязательно есть «политработник», который проверяет содержимое текстов".

Интервью с Давидом Томсоном

Он является журналистом Международного французского радио (RFI) и встречался с тремя десятками вернувшихся во Францию джихадистов.

" - Примерно 240 мужчин и с десяток женщин вернулись из Сирии и Ирака. Почему?

— Одни выразили желание вернуться во Францию, начиная с 2014 года, вследствие междоусобных стычек между различными повстанческими группировками. Другие вернулись по чисто материальным причинам, например, молодая беременная женщина не захотела рожать в тамошних условиях. Некоторых убедили их родители. Есть те, которые бегут от бомбардировок и боевых действий. Существуют и такие, кто разочаровался в ИГ и им не нравится царящая там атмосфера охоты на ведьм. Большинство джихадистов, которых я знаю, вернувшись, были задержаны и провели несколько недель в тюрьме.

— Отреклись ли они от джихадистской идеологии?

— Вовсе нет. Среди тридцати человек, которых я интервьюировал, таких было только двое. Другие сохранили свои убеждения и верность ИГ. И они этого не скрывают. Один из них сказал мне, после атаки на журнал «Шарли Эбдо» в январе 2015 года, что это был самый счастливый день в его жизни… Некоторые даже хотят уехать в Ливию, в тамошний филиал ИГ.

— Кто финансирует их возвращение?

— Они связываются с французским консульством в Турции, непосредственно или через родственников, которое затем уведомляет местные власти. После пересечения турецкой границы, эти «призраки», рассматриваются в качестве нелегальных иммигрантов. Их отправляют в фильтрационный лагерь, где они остаются примерно на три недели, а затем депортируют во Францию. Прибывших мужчин сразу арестовывают.

— А женщин?

— Нет, потому что за редким исключением, их рассматривают в качестве жертв. Их не воспринимают как угрозу, так как они не принимали участие в боевых действиях. Тем не менее, женщины часто ещё более фанатичны, чем мужчины. И многие из них умоляли лидеров ИГ позволить им взяться за оружие или провести операцию камикадзе — но до настоящего времени им отказывают в этом.

— Что происходит с теми, кто покидает тюрьму?

— Если за ними не следить, то они могут представлять опасность. Учитывая их прошлое, им трудно возобновить учёбу или найти работу, так что некоторые из них связываются с криминальным миром. Несомненно одно: те связи, которые налаживают в тюрьме, где концентрируются бывшие джихадисты, они поддерживают и после освобождения.

— Будет ли расти поток тех, кто возвращается?

— Конечно. ИГ отступает на всех фронтах. Дезорганизованное, лишенное части своих финансовых ресурсов, оно может вскоре потерять все захваченные города и уйти в подполье. В этом случае у многих иностранных боевиков не будет иного выбора, кроме как покинуть страну.

— Взрослые вернутся со своими детьми…

— 400 несовершеннолетних, уехавших со своими родителями или родившихся на месте, воспитываются в идеологии джихада. Начиная с 9−10 лет, маленьких мальчиков учат убивать. Некоторые становятся камикадзе или казнят заключенных. Они ещё опаснее, чем предыдущее поколение".

Читайте по теме

О чём молчат французские СМИ

Хотя, на первый взгляд, статьи в «Экспресс» исчерпывающе раскрывают тему французских джихадистов, необходимо отметить то, о чём не говорится ни слова ни там, ни в других ведущих французских СМИ — о роли Франции в свержении Каддафи и активизации, в связи с этим, джихадизма. А ведь это свержение было воспринято на Востоке, да и не только, как плевок в лицо арабам и всему мусульманскому миру. И хотя Каддафи исламистом не был, скорее наоборот, но многие сегодня мстят за него и за поруганную честь мусульман Ливии.

Но для французских СМИ подобная постановка вопроса — табу.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня